International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные...

of 149 /149
Международный научный журнал International Scientific Journal Культурноисторическая психология 2015. Т. 11. № 3 CulturalHistorical Рsychology 2015. Vol. 11, no. 3 Московский городской психологопедагогический университет Moscow State University of Psychology & Education

Transcript of International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные...

Page 1: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

Международный научный журнал

International Scientific Journal

Культурноисторическая психология2015. Т. 11. № 3

Cultural�Historical Рsychology2015. Vol. 11, no. 3

Московский городской психолого�педагогический университет

Moscow State University of Psychology & Education

Page 2: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

CодержаниеИЗУЧАЯ КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКУЮ ПСИХОЛОГИЮИ ДЕЯТЕЛЬНОСТНЫЙ ПОДХОДНовая модульная основная профессиональная образовательная программаисследовательской магистратуры «Культурно�историческая психологияи деятельностный подход в образовании»: опыт разработки и апробацииВ.В. Рубцов, Б.Д. Эльконин ................................................................................................................ 4К проблеме воли и произвольности в культурно�исторической психологииЕ.О. Смирнова ........................................................................................................................................ 9Опыт и перспективы исследования детской игры в рамкахкультурно�исторической психологииЛ.И. Эльконинова, И.С. Григорьев .................................................................................................... 16Роль идей Л.С. Выготского для становления парадигмы социального познанияв современной психологии: обзор зарубежных исследованийи обсуждение перспективА.Б. Холмогорова .................................................................................................................................. 25Теорема Л.С. Выготского «Один шаг в обучении — сто шагов в развитии»:в поисках доказательстваВ.К. Зарецкий ........................................................................................................................................ 44

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯРазвитие идей саморегуляции в исторической ретроспективеА.К. Болотова, М.М. Пурецкий ........................................................................................................ 64Призмы концепций: опыт анализа исследования в области дошкольногообразования с точки зрения трех различных подходовС. Ирвин, К. Дэвидсон, Н. Вересов, М. Адамс, А. Деви .............................................................. 75

ЭМПИРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯРешение задачи на смысл сновидения как метод исследования осознанияжизненных смысловВ.С. Кубарев ............................................................................................................................................ 86Доминирующая мотивация школьников: возрастные тенденциии условия развитияИ.Ю. Кулагина ...................................................................................................................................... 100

ПРОБЛЕМА РАЗВИТИЯРепрезентация объективных ситуаций детьми дошкольного возрастаН.Е. Веракса ............................................................................................................................................ 110Место и функции социальной поддержки в структуре личностных ресурсов лицс ограниченными возможностями здоровьяД.А. Леонтьев, А.А. Лебедева, Т.А. Силантьева .......................................................................... 120

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРАКТИКАПсихотехническая система обучения человекоцентрированному подходуВ.В. Колпачников .................................................................................................................................. 135

НЕКРОЛОГД.И. Фельдштейн ................................................................................................................................ 147

АНОНСЫ КНИЖНЫХ НОВИНОК«Комментарии к театральным рецензиям Льва Выготского» В. Собкина ...................... 149

Page 3: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

ContentsEXPLORING CULTURALHISTORICAL PSYCHOLOGYAND ACTIVITY APPROACHNew Modular Basic Master's Degree Program in Cultural�Historical and ActivityApproach in Education: Development and ApprobationV.V. Rubtsov, B.D. Elkonin .......................................................................................................................... 4On the Problem of Will and Self�Regulation in Cultural�Historical PsychologyE.O. Smirnova ................................................................................................................................................ 9Exploring Child Play within the Framework of Cultural�Historical Psychology:Experience and PerspectivesL.I. Elkoninova, I.S. Grigoryev .................................................................................................................... 16The Role of L.S. Vygotsky's Ideas in the Development of Social Cognition Paradigmin Modern Psychology: A Review of Foreign Research and Discussion on PerspectivesA.B. Kholmogorova ........................................................................................................................................ 25L.S. Vygotsky's Principle "One Step in Learning � A Hundred Steps in Development":In Search of EvidenceV.K. Zaretsky .................................................................................................................................................. 44

THEORY AND METHODOLOGYConcepts of Self�Regulation: A Historical RetrospectiveA.K. Bolotova, M.M. Puretsky .................................................................................................................... 64Lenses and Lessons: Using Three Different Research Perspectives in Early ChildhoodEducation ResearchS. Irvine, C. Davidson, N. Veresov, M. Adams, A. Devi ........................................................................ 75

EMPIRICAL RESEARCHSolving the Task of Finding the Meaning of Dreams as a Method of ExploringComprehension of Meanings of LifeV.S. Kubarev .................................................................................................................................................... 86Dominant Motivation in Schoolchildren: Age Trends and Conditions of DevelopmentI.Yu. Kulagina ................................................................................................................................................ 100

THE PROBLEM OF DEVELOPMENTRepresentation of Objective Situations in Preschool ChildrenN.Ye. Veraksa .................................................................................................................................................. 110Social Support in the Structure of Personality Resources in Individuals with DisabilitiesD.A. Leontiev, A.A. Lebedeva, T.A. Silantyeva ........................................................................................ 120

PSYCHOLOGICAL PRACTICEPsychotechnological System of Teaching Person�Centered Approach to StudentsV.V. Kolpachnikov .......................................................................................................................................... 135

OBITUARYD.I. Feldshtein .............................................................................................................................................. 147

BOOK ANNOUNCEMENTS"Comments on L.S. Vygotsky's Theatrical Reviews" by V.S. Sobkin .............................................. 149

Page 4: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

Внастоящее время все более остро ощущается не�хватка специалистов, способных работать в рам�

ках требований новых профстандартов. Не являетсяисключением апробируемый в настоящее время вРоссийской Федерации профстандарт «Педагог (пе�дагогическая деятельность в сфере дошкольного, на�

чального общего, основного общего, среднего общегообразования) (воспитатель, учитель)» [7]. В соответ�ствии с требованиями этого профстандарта эффек�тивная организация учебной деятельности невоз�можна без психолого�педагогических исследованийпроцессов обучения, воспитания и развития, проис�

4

ИЗУЧАЯ КУЛЬТУРНО�ИСТОРИЧЕСКУЮПСИХОЛОГИЮ И ДЕЯТЕЛЬНОСТНЫЙ ПОДХОД

EXPLORING CULTURAL/HISTORICAL PSYCHOLOGYAND ACTIVITY APPROACH

Новая модульная основная профессиональнаяобразовательная программа исследовательской

магистратуры «Культурноисторическая психологияи деятельностный подход в образовании»:

опыт разработки и апробацииВ.В. Рубцов*,

ГБОУ ВПО МГППУ, Москва, Россия,[email protected]

Б.Д. Эльконин**,ФГНУ «Психологический институт РАО», Москва, Россия,

[email protected]

Культурно�историческая психология2015. Т. 11. № 3. С. 4—8doi: 10.17759/chp.2015110301ISSN: 1816�5435 (печатный)ISSN: 2224�8935 (online)© 2015 ГБОУ ВПО МГППУ

Cultural�Historical Psychology 2015. Vol. 11, no. 3, рр. 4—8

doi: 10.17759/chp.2015110301ISSN: 1816�5435 (print)

ISSN: 2224�8935 (online)© 2015 Moscow State University of Psychology & Education

Для цитаты:Рубцов В.В., Эльконин Б.Д. Новая модульная основная профессиональная образовательная программа исследователь�ской магистратуры «Культурно�историческая психология и деятельностный подход в образовании»: опыт разработкии апробации // Культурно�историческая психология. 2015. Т. 11. № 3. С. 4—8. doi: 10.17759/chp.2015110301

* Рубцов Виталий Владимирович, доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой ЮНЕСКО «Культурно�историческая психология детства», ГБОУ ВПО МГППУ, Москва, Россия. E�mail: [email protected]** Эльконин Борис Даниилович, доктор психологических наук, профессор, заведующий лабораторией, ФГНУ «Психологи�ческий институт РАО», Москва, Россия. E�mail: [email protected]

В статье рассматривается специфическое устройство магистратуры МГППУ «Культурно�историче�ская психология и деятельностный подход в образовании». Специфика построения магистратуры — вразработке модулей, позволяющих в интенсивном обучении представить ключевые вопросы, современ�ное состояние и основные практики культурно�исторической психологии и деятельностного подхода.

Ключевые слова: Культурно�историческая психология, теория деятельности, деятельностный под�ход, профессиональный стандарт, образовательная среда, исследовательская деятельность, учебная дея�тельность.

Page 5: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

ходящих в совместной работе учителя и учащихся.Без опоры на результаты исследований, «встраивае�мых» в обучение, и наличия необходимых исследо�вательских компетенций современный педагог несможет правильно оценить трудности, возникающиев условиях учебно�воспитательного процесса, несможет перестраивать условия организации учебнойработы и, следовательно, не сможет правильно стро�ить эффективную учебную деятельность, формиру�ющую высокий уровень образовательных результа�тов у обучающихся. Последнее, в свою очередь, явля�ется объективным препятствием для реализацииФГОС общего образования.

В настоящее время в системе высшего професси�онального образования разработана и проходит ап�робацию программа исследовательской магистрату�ры «Культурно�историческая психология и деятель�ностный подход в образовании», направленная наподготовку педагога�исследователя, эксперта в обла�сти психолого�педагогических исследований про�блем детства (раннего, дошкольного и школьноговозраста), обладающего глубокой теоретической ипрактической базой, ориентирующегося в традици�онных и современных исследованиях и разработках,выполненных в рамках культурно�историческойпсихологии и деятельностного подхода1.

Программа представляет собой новый образова�тельный продукт, построенный по модульномупринципу и нацеленный на подготовку специалис�тов, не просто знакомых с основными принципами ипрактиками организации научных исследований вобласти образования, но и способных оказывать ка�чественную психолого�педагогическую поддержкуобразовательной среды современного образователь�ного учреждения. Программа включает компоненты,необходимые для решения этой задачи:

1) знание концептуальных основ построения пси�холого�педагогических исследований в образовании;

2) углубленную методологическую подготовку вобласти культурно�исторической психологии и дея�тельностного подхода как основы для построенияпрактикоориентированного научного исследования;

3) усиление научно�исследовательской работы ипрактики студентов в сетевом взаимодействии с об�разовательными организациями различных уровней.

Принципиальным требованием магистерскойпрограммы является отказ от большого числа теоре�тических курсов и направленность на построениепрограмм индивидуальных практик магистрантов наоснове системы клинических баз практики, включа�ющих образовательные учреждения дошкольного иобщего образования, психолого�медико�социальныецентры и др.

Общие направления проектирования модулей ос�новной профессиональной образовательной програм�мы магистратуры определены в проекте модерниза�

ции педагогического образования, основанном на ком�петентностно�деятельностном подходе к содержаниюи методам подготовки будущих педагогов [1; 3; 8].В проекте учтены также зарубежные достижения вподготовке учителей [11]. В русле этих направленийбыла разработана концепция проектирования новых(интегративных) модулей ОПОП исследовательскоймагистратуры «Культурно�историческая психологияи деятельностный подход в образовании», предусмат�ривающих увеличение НИР и практики студентов всетевом взаимодействии образовательных учрежде�ний различной направленности. В основе этой кон�цепции лежат следующие положения.

Первое положение. Профессиональная подготов�ка на основе ОПОП исследовательской магистрату�ры психолого�педагогического направления осуще�ствляется в форме особо организованной исследова�тельской деятельности студентов, включающей ре�шение ими профессиональных исследовательскихзадач и выполнение профессиональных исследова�тельских действий, направленных на выявление ианализ проблем учебной деятельности. При этом:

• предметом целенаправленной работы слушате�ля магистратуры является образовательная среда,которая понимается в широком смысле как вид со�циальной практики;

• подготовка исследователя рассматривается какдеятельность (исследовательская) над деятельнос�тью (в данном случае над учебной деятельностью);

• исследовательская деятельность выступает:а) как теоретический принцип (учебное содержаниемодуля) и б) как предмет изучения (образовательнаяпрактика).

Второе положение. Исследование учебной дея�тельности предусматривает наличие системы допол�нительных компетенций в области научно�исследо�вательской деятельности.

Третье положение. Системе дополнительныхкомпетенций соответствует обобщенный способ ис�следования учебной деятельности

Четвертое положение. Практика и научно�иссле�довательская работа (НИР) студентов содержатель�но связаны между собой: исследовательские пробле�мы возникают в практике учебной деятельности, асодержание и методы исследования направлены нарешение конкретных проблем, с которыми сталкива�ются магистранты в условиях практики.

Пятое положение. Наличие исследовательскихкомпетенций и соответствующего уровня сформиро�ванности обобщенного способа исследования учеб�ной деятельности является показателем развитияпрофессиональной компетентности исследователя вобласти учебной деятельности.

Выбор методологии и методов культурно�исто�рической психологии и деятельностного подхода вкачестве содержательной основы подготовки буду�

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

5

1 Исследование, связанное с разработкой новой модульной основной профессиональной образовательной программы «Культурно�историческая психология и деятельностный подход в образовании», выполняется в рамках проекта «Разработка и апробация новых мо�дулей основных образовательных программ магистратуры по укрупненной группе специальностей "Образование и педагогика"» (на�правление подготовки — Психолого�педагогическое образование) (Государственный контракт № 05.043.11.0023 от 16 мая 2014 г.).

Page 6: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

щих педагогов�исследователей в системе общего об�разования определен следующими обстоятельства�ми. Федеральный государственный образователь�ный стандарт общего образования ориентирует педа�гогические коллективы школ на организацию учеб�ной деятельности, которая носит принципиальноразвивающий характер [13]. Это определено, в част�ности, в требованиях к метапредметным и личност�ным образовательным результатам. В работе образо�вательных учреждений возникают реальные пробле�мы, требующие психолого�педагогической поддерж�ки именно в реализации принципов психическогоразвития в обучении, что представлено в традициикультурно�исторической психологии и деятельност�ного подхода в образовании, заложенной трудамиЛ.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, П.Я. Гальперина,А.В. Запорожца, Д.Б. Эльконина, В.В. Давыдова и ихпоследователями. Культурно�историческая психо�логия и деятельностный подход являются в настоя�

щее время активно развивающимися направлениямипсихологической науки в России и зарубежом [2;10]. Активно развиваются исследования проблемучебной деятельности, начатые В.В. Давыдовым иД.Б. Элькониным, прежде всего, исследования при�роды действий анализа и рефлексии, учебной ком�муникации [4; 8; 9; 12; 14]. Осваивая методологию иметоды этой научной школы, студенты будут нахо�диться на острие решения современных проблем об�разования. Именно поэтому мышление студентов неможет опираться на культурно�исторический и дея�тельностный подходы как на завершенные «доктри�ны». В освоении этих подходов необходимы поста�новка новых исследовательских вопросов и выработ�ка новых средств исследовательской и педагогичес�кой работы. Лишь в этом случае могут возникнуть иразвиться требуемые компетентности, а их развитиеповлечет за собой и развитие самих культурно�исто�рической и деятельностной теорий.

Рубцов В.В., Эльконин Б.Д. Новая модульная основная профессиональная...Rubtsov V.V., Elkonin B.D. New Modular Basic Master's Degree Program...

6

Литература

1. Болотов В.А. Программа модернизации педагогичес�кого образования 2014—2017 [Электронный ресурс] //Портал сопровождении проектов модернизации педагоги�ческого образования. URL: http://xn��80aaacgdafieaexjhz1dhebdg0bs2m.xn��p1ai/documents/show/14 (дата обраще�ния 17.07.2014).

2. Вересов Н.Н., Смолка А.Л., Парадиз Р. Развивая куль�турно историческую теорию: четвертое поколение прихо�дит? // Культурно�историческая психология. 2013. № 3.С. 46—55.

3. Каспржак А.Г. Институциональные тупики россий�ской системы подготовки учителей // Вопросы образова�ния. 2013. № 4. С. 261—282.

4. Максимов Л.К. Теория и практика деятельностногоподхода к обучению // Историческое образование: особен�ности реализации системно�деятельностного подхода в со�временной школе: матер. Межд. науч.�практ. конф. (Волго�град, 20 ноября 2012 г.). М.: Планета, 2013. С. 34—40.

5. Марголис А.А. Требования к модернизации основныхпрофессиональных образовательных программ (ОПОП)подготовки педагогических кадров в соответствии с про�фессиональным стандартом педагога: предложения к реа�лизации деятельностного подхода в подготовке педагоги�ческих кадров [Электронный ресурс] // Психологическаянаука и образование psyedu.ru. 2014. № 2. C. 1—18. URL:http://psyedu.ru/journal/2014/2/Margolis.phtml (дата об�ращения: 25.07.2014).

6. Приказ Минобрнауки Российской Федерации от16.04.2010 № 376 (ред. от 31.05.2011) «Об утверждении ивведении в действие федерального государственного обра�зовательного стандарта высшего профессионального обра�зования по направлению подготовки 050400 Психолого�педагогическое образование (квалификация (степень)“магистр”)» (Зарегистрировано в Минюсте РФ 26.05.2010N 17382).

7. Профессиональный стандарт «Педагог (педагогичес�кая деятельность в сфере дошкольного, начального обще�го, основного общего, среднего общего образования) (вос�питатель, учитель)» [Электронный ресурс]: приложение к

Приказу Минтруда России № 544н от 18.10.2013 г. «Об ут�верждении профессионального стандарта “Педагог (педа�гогическая деятельность в сфере дошкольного, начальногообщего, основного общего, среднего общего образования)(воспитатель, учитель)”» // Министерство труда и соци�альной защиты Российской Федерации. URL: http://www.rosmintrud.ru/docs/mintrud/orders/129 (дата обращения17.07.2014).

8. Рубцов В.В., Марголис А.А., Гуружапов В.А. О дея�тельностном содержании психолого�педагогической под�готовки современного учителя для новой школы // Куль�турно�историческая психология. 2010. № 4. C. 62—68.

9. Рубцов В.В. В.В. Давыдов — основатель научной шко�лы и директор Психологического института // В.В. Руб�цов. Социально�генетическая психология развивающегообразования. М.: МГППУ, 2008. С. 367—386.

10. Рубцов В.В. Культурно�исторический тип школы(проект разработки) / В.В. Рубцов, А.А. Марголис, В.А. Гу�ружапов // Психологическая наука и образование. 1996.№ 4. С. 79—94.

11. Сидоркин А.М. Профессиональная подготовка учи�телей в США: уроки для России // Вопросы образования.2013. № 1. С. 136—155.

12. Технология оценки образовательной среды школы:учеб.�метод. пособие для школьных психологов / Под ред.В.В. Рубцова, И.М. Улановской. М.; Обнинск: ИГ—СО�ЦИН, 2010. 56 с.

13. Федеральные государственные образовательныестандарты основного общего образования [Электронныйресурс] // Министерство Образования и Науки РФ. 1 мар�та 2012 года. Последнее изменение: 26 июня 2015 года.URL: http://минобрнауки.рф/документы/543 (дата обра�щения 125. 08. 2015).

14. Эльконин Б.Д. Пространство учебной деятельностимладшего школьника: цели и результаты. // Сб. материа�лов 5�ой научно�практической конференции «Педагогикаразвития: проблема образовательных эффектов». Красно�ярск, 1998.

15. Юдин Э.Г. Деятельность как объяснительный прин�цип и как предмет научного изучения // Вопросы филосо�фии. 1976. № 5.

Page 7: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

7

New Modular Basic Master's Degree Programin CulturalHistorical and Activity Approach in Education:

Development and ApprobationV.V. Rubtsov*,

Moscow State University of Psychology & Education, Moscow, Russia,[email protected]

B.D. Elkonin**,Psychological Institute of the Russian Academy of Education, Moscow, Russia,

[email protected]

The paper focuses on the specifics of a master's degree program in "Cultural�historical psychology andactivity approach in education" offered at the Moscow State University of Psychology and Education. Its keyfeatures are the specially developed modules that allow students to explore through an intensive teachingprocess the most essential issues, modern state and fundamental practices of cultural�historical psychology andactivity approach.

Keywords: cultural�historical psychology, activity theory, activity approach, professional standards, edu�cation environment, research activities, learning activity.

References

1. Bolotov V.A. Programma modernizatsii pedagogicheskogoobrazovaniya 2014—2017 [The modernization program ofteacher education 2014—2017] [Elektronnyi resurs]. Portalsoprovozhdenii proektov modernizatsii pedagogicheskogo obrazo/vaniya [Portal accompanied by modernization projects of teachereducation]. URL: http://xn��80aaacgdafieaexjhz1dhebdg0bs2m.xn��p1ai/documents/show/14 (Accessed 17.07.2014).

2. Veresov N.N., Smolka A.L., Paradiz R. Razvivaya kul'�turno istoricheskuyu teoriyu: chetvertoe pokolenieprikhodit?[Expanding the cultural�historical theory: fourthgeneration is coming?]. Kul'turno/istoricheskaya psikhologiya[Cultural/historical psychology], 2013, no. 3, pp. 46—55.(In Russ., abstr. in Engl.).

3. Kasprzhak A.G. Institutsional'nye tupiki rossiiskoi sis�temy podgotovki uchitelei [Institutional deadlock of theRussian system of teacher training]. Voprosy obrazovaniya[Questions of education], 2013, no. 4, pp. 261—282.

4. Maksimov L.K. Teoriya i praktika deyatel'nostnogopodkhoda k obucheniyu [Theory and practice of the activityapproach to learning]. Istoricheskoe obrazovanie: osobennostirealizatsii sistemno/deyatel'nostnogo podkhoda v sovremennoishkole: mater. mezhd. nauch.�prakt. konf. (Volgograd, 20 noya�brya 2012 g.) [Historical education: especially the implementa/tion of system/activity approach in the modern school: proceed�

ings of the. Int. scientific and practical. Conf.]. Moscow:Planeta, 2013, pp. 34—40.

5. Margolis A.A. Trebovaniya k modernizatsii osnovnykhprofessional'nykh obrazovatel'nykh programm (OPOP) podgo�tovki pedagogicheskikh kadrov v sootvetstvii s professional'nymstandartom pedagoga: predlozheniya k realizatsii deyatel'nostno�go podkhoda v podgotovke pedagogicheskikh kadrov[Elektronnyi resurs] [Requirements for the Modernization ofGeneral Vocational Education Programs (GVEP) for Teachers'Training in Accordance with the Professional Standard of theTeacher: Proposals for the Implementation of the ActivityApproach in Teachers' Training]. Psikhologicheskaya nauka iobrazovanie psyedu.ru [Psychological science and education PSYE/DU.ru], 2014, no. 2, pp. 1—18. Available at: http://psyedu.ru/journal/2014/2/ Margolis.phtml (Accessed 25.07.2014). (InRuss., abstr. in Engl.).

6. Prikaz Minobrnauki Rossiiskoi Federatsii ot 16.04.2010№ 376 (red. ot 31.05.2011) "Ob utverzhdenii i vvedenii vdeistvie federal'nogo gosudarstvennogo obrazovatel'nogostandarta vysshego professional'nogo obrazovaniya ponapravleniyu podgotovki 050400 Psikhologo�pedagogich�eskoe obrazovanie (kvalifikatsiya (stepen') "magistr")" (Zare�gistrirovano v Minyuste RF 26.05.2010 N 17382) [The Orderof the Ministry of Education of the Russian Federation of16.04.2010 № 376 (ed. Of 31.05.2011) "On approval andenactment of the federal state educational standards of higher

* Rubtsov Vitaly Vladimirovich, PhD in Psychology, professor, head of the UNESCO Chair of Cultural�Historical Psychology ofChildhood, Moscow State University of Psychology & Education, Moscow, Russia. E�mail: [email protected]** Elkonin Boris Daniilovich, PhD in Psychology, professor, head of the laboratory at the Psychological Institute of the RussianAcademy of Education, Moscow, Russia. E�mail: [email protected]

For citation:Rubtsov V.V., Elkonin B.D. New Modular Basic Master's Degree Program in Cultural�Historical and Activity Approach inEducation: Development and Approbation. Кul'turno/istoricheskaya psikhologiya = Cultural/historical psychology, 2015.Vol. 11, no. 3, pp. 4—8. (In Russ., abstr. in Engl.). doi: 10.17759/chp.2015110301

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 8: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

8

professional education in the direction of preparation 050400Psycho�pedagogical education (qualification (degree)" mas�ter")" (Registered in the Ministry of Justice 26.05.2010 N17382).].

7. Professional'nyi standart "Pedagog (pedagogicheskayadeyatel'nost' v sfere doshkol'nogo, nachal'nogo obshchego,osnovnogo obshchego, srednego obshchego obrazovaniya)(vospitatel', uchitel')" [Elektronnyi resurs]: prilozhenie kPrikazu Mintruda Rossii № 544n ot 18.10.2013 g. "Obutverzhdenii professional'nogo standarta "Pedagog (peda�gogicheskaya deyatel'nost' v sfere doshkol'nogo, nachal'nogoobshchego, osnovnogo obshchego, srednego obshchego obra�zovaniya) (vospitatel', uchitel')" [The professional standard"Teacher (educational activities in the field of preschool, pri�mary general, basic general, secondary education) (tutor,teacher)" [electronic resource]: an application to the Ministryof Labour of Russia Order of 10.18.2013 № 544n "On approv�ing the professional standard "The teacher (educational activ�ities in the field of preschool, primary general, basic general,secondary education) (tutor, teacher)"]. Ministerstvo truda isotsial'noi zashchity Rossiiskoi Federatsii [The Ministry ofLabour and Social Protection of the Russian Federation]. URL:http://www.rosmintrud.ru/docs/mintrud/orders/129(Accessed 17.07.2014).

8. Rubtsov V.V., Margolis A.A., Guruzhapov V.A. O dey�atel'nostnom soderzhanii psikhologo�pedagogicheskoi podgo�tovki sovremennogo uchitelya dlya novoi shkoly [About thecontent of activity�psychological�pedagogical training offuture teachers for the new school]. Kul'turno/istoricheskayapsikhologiya [Cultural/Historical Psychology], 2010, no. 4,pp. 62—68. (In Russ., abstr. in Engl.).

9. Rubtsov V.V. V.V.Davydov — osnovatel' nauchnoishkoly i direktor Psikhologicheskogo instituta [V.V. Davy�dov — the founder of the scientific school and the director ofthe Psychological Institute]. In Rubtsov V.V. Sotsial'no/geneticheskaya psikhologiya razvivayushchego obrazovaniya

[Socio/genetic developmental psychology education]. Moscow:MGPPU, 2008, pp. 367—386.

10. Rubtsov V.V. Kul'turno�istoricheskii tip shkoly(proekt razrabotki) [Cultural�historical type of school]Psikhologicheskaya nauka i obrazovanie [Psychological scienceand education], 1996, no. 4, pp. 79—94. (In Russ., abstr. inEngl.).

11. Sidorkin A.M. Professional'naya podgotovka uchiteleiv SShA: uroki dlya Rossii [Training of teachers in the UnitedStates: Lessons for Russia]. Voprosy obrazovaniya [Questionsof education], 2013, no. 1, pp. 136—155.

12. Rubtsov V.V. (eds.) Tekhnologiya otsenki obrazo�vatel'noi sredy shkoly: ucheb.�metod. posobie dlya shkol'nykhpsikhologov [Technology assessment of the educational envi�ronment of the school]. Moscow; Obninsk: IG_SOTsIN, 2010.56 p.

13. Federal'nye gosudarstvennye obrazovatel'nye standar�ty osnovnogo obshchego obrazovaniya [Elektronnyi resurs][The federal state educational standards of general education].Ministerstvo Obrazovaniya i Nauki RF [Ministry of educationande science RF]. 1 marta 2012 goda. Poslednee izmenenie:26 iyunya 2015 goda. URL: http://minobrnauki.rf/dokumen�ty/543 (Accessed 125. 08. 2015).

14. El'konin B.D. Prostranstvo uchebnoi deyatel'nostimladshego shkol'nika: tseli i rezul'taty. [The space education�al activity of younger schoolboys: the objectives and results].Sb. materialov 5�oi nauchno�prakticheskoi konferentsiiPedagogika razvitiya: problema obrazovatel'nykh effektov(Krasnoyarsk, 1998 g.) [Proccedings of the Fifth scientificpractical conference "Pedagogy of development: the problem ofeducational effects"]. Krasnoyarsk, 1998.

15. Yudin E.G. Deyatel'nost' kak ob"yasnitel'nyi printsip ikak predmet nauchnogo izucheniya [Activities as an explana�tory principle and as an object of scientific study]. Voprosyfilosofii [Questions of philosophy], 1976, no. 5.

Рубцов В.В., Эльконин Б.Д. Новая модульная основная профессиональная...Rubtsov V.V., Elkonin B.D. New Modular Basic Master's Degree Program...

Page 9: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

Одними из основополагающих для культурно�ис�торической концепции являются понятия воли и

произвольности. Становление воли и произвольностиявляется магистральной линией развития личностиребенка. Согласно Л.С. Выготскому, «Личность … ох�ватывает единство поведения, которое отличаетсяпризнаком овладения» [3, с. 315], и соответственноразвитие личности есть становление способности вла�деть собой и своими психическими процессами.В этом солидарны практически все последователиЛ.С. Выготского. Так, Д.Б. Эльконин неоднократноуказывал на то, что формирование личностного пове�дения — это возникновение произвольных действий ипоступков. А.Н. Леонтьев полагал, что формированиеволи и произвольности имеет кардинальное, решаю�щее значение для развития личности ребенка.Л.И. Божович также подчеркивала, что проблема во�

ли и произвольности является центральной для пси�хологии личности и ее формирования.

Вместе с тем при анализе литературы по этому во�просу мы сталкиваемся с крайней неоднозначностьюконкретно�психологического понимания феноменовволи и произвольности. К ним относятся и преодоле�ние препятствий на пути к цели, и выбор самой цели,и произвольные движения, и волевые качества лич�ности, и действия по речевой инструкции, и преодо�ление импульсивных реакций, и смена установки, исоподчинение мотивов, и проблема морального выбо�ра (как и выбора вообще), и саморегуляция деятель�ности, и произвольность познавательных процессов имногое другое. Столь обширный и разнообразный пе�речень феноменов, обозначаемых одними термина�ми, побуждает обратиться к более пристальному ана�лизу и определению данных понятий.

9

К проблеме воли и произвольностив культурноисторической психологии

Е.О. Смирнова*,ГБОУ ВПО МГППУ, Москва, Россия,

[email protected]

Культурно�историческая психология2015. Т. 11. № 3. С. 9—15doi: 10.17759/chp.2015110302ISSN: 1816�5435 (печатный)ISSN: 2224�8935 (online)© 2015 ГБОУ ВПО МГППУ

Cultural�Historical Psychology 2015. Vol. 11, no. 3, рр. 9—15

doi: 10.17759/chp.2015110302ISSN: 1816�5435 (print)

ISSN: 2224�8935 (online)© 2015 Moscow State University of Psychology & Education

Для цитаты:Смирнова Е.О. К проблеме воли и произвольности в культурно�исторической психологии // Культурно�историческаяпсихология. 2015. Т. 11. № 3. С. 9—15. doi: 10.17759/chp.2015110302

* Смирнова Елена Олеговна, доктор психологических наук, профессор, руководитель Центра психолого�педагогической экс�пертизы игр и игрушек, ГБОУ ВПО МГППУ, Москва, Россия. E�mail: [email protected]

В статье представлена попытка различить понятия «воля» и «произвольность». На материале анали�за литературы автор предполагает, что в данной области мы имеем дело с двумя различными и качест�венно своеобразными процессами: в центре одного из них находится осознанность собственных дейст�вий, в центре другого — побуждение к действию, т. е. мотивация. В связи с этим предлагается гипотеза осоотношении понятий «воля» и «произвольность», согласно которой воля и произвольность имеют раз�ное психологическое содержание и разные линии развития в онтогенезе. Произвольность, вслед заЛ.С. Выготским, понимается как способность к овладению собой (своей внешней и внутренней деятель�ностью) на основе культурно заданных средств организации своего поведения. Этапы развития произ�вольности, исходя из этого, должны определяться уровнем осознания своей деятельности и средствамиее организации. Воля, следуя исторически сложившемуся пониманию, рассматривается как побуждениек активному действию, как сила и устойчивость его желаний и стремлений (волений). Развитие воли, сэтой точки зрения, можно представить как формирование устойчивой мотивации, как становление соб�ственных желаний и стремлений ребенка. Показана взаимосвязь побудительности и осознанности в раз�ных формах детской деятельности, которая свидетельствует о том, что воля и произвольность, несмотряна качественное своеобразие, едины в своем генезисе. В заключительной части статьи обсуждаются про�блемы современного детства в связи с развитием воли и произвольности.

Ключевые слова: воля, произвольность, осознанность, опосредованность, мотивация, деятельность,интерпсихическая форма.

Page 10: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

Произвольность и осознанность

Практически во всех литературных источниках вкачестве основной и центральной характеристики,определяющей специфику воли и произвольности учеловека, выделяется осознанность, или сознатель�ность. Утверждение о том, что сознательность, илиосознанность, является основной характеристикойволевого и произвольного поведения, содержитсяпрактически во всех определениях, представленныхв психологической литературе. Приведем лишь не�которые из них. «Присущая человеку способностьруководствоваться в своих действиях сознательнопоставленной целью называется волей, а сознатель�но регулируемые действия называются произволь�ными или волевыми» [4 с. 153]. «Волевое действиечеловека всегда опосредовано более или менее слож�ной работой сознания. Воля в собственном смыслевозникает только тогда, когда человек оказываетсяспособным к рефлексии по отношению к своим дей�ствиям или влечениям, к тому, чтобы так или иначеотнестись к ним» [9, с. 509].

Сознательному, волевому (произвольному) дей�ствию противостоит действие вынужденное, навя�занное, независимое от самого субъекта. К такимдействиям можно отнести многочисленные органи�ческие реакции, условные и безусловные рефлексы,двигательные стереотипы, подсознательные влече�ния, т. е. все действия, источник которых лежит внесознания субъекта и не зависит от него.

Непроизвольное движение, прежде чем превра�титься в управляемое, должно стать ощущаемым,т. е. представленным самому субъекту. А.В. Запоро�жец выдвинул идею о том, что непроизвольные дви�жения человека становятся произвольными благода�ря тому, что они становятся ощущаемыми, т. е. осо�знаваемыми [4]. М.И. Лисина в своем оригинальномгенетическом исследовании подтвердила эту гипоте�зу на материале формирования произвольно управ�ляемых сосудистых реакций человека. Б.Д. Элько�нин неоднократно подчеркивает, что ощущение сво�его действия («претерпевание») является необходи�мым условием самого действия и источником чувст�ва собственной активности [11].

Согласно Л.С. Выготскому, волевое и произволь�ное поведение есть поведение, опосредованное зна�ком, а высшие психические функции являются про�извольными и опосредствованными. «Воля означаетгосподство над действием, выполняемым само со�бой; мы создаем только искусственные условия длятого, чтобы оно было выполнено, поэтому воля естьвсегда не прямой, непосредственный процесс»[2, с. 288]. Основная функция знаковых средств со�стоит в объективации собственного поведения. Оноперестает «совпадать» с субъектом активности, в ре�зультате чего становится возможным его осознаниеи отношение к нему.

В то же время Лев Семенович постоянно подчер�кивает, что личность развивается как целое и что онаявляется не результатом, не совокупностью конкрет�

ных высших психических функций, а исходным ус�ловием для развития отдельных функций. Он пишет:«Самый малейший шаг в области культурного разви�тия какой�либо функции уже предполагает разви�тие личности хотя бы в зачаточных формах. Сущ�ность культурного развития заключается в том, чточеловек овладевает процессами собственного поведе�ния, но необходимой предпосылкой для овладенияявляется образование личности, и поэтому развитиетой или иной функции всегда производно от развитияличности в целом и обусловлено им» [3, с. 316].

Здесь возникает вопрос, что представляет собойэта личность, которая обусловливает развитие пси�хических функций.

Воля и мотивация

Категория личности традиционно связываетсяпрежде всего с мотивационной или мотивационно�волевой сферой человека. Поскольку воля всегда на�делялась функцией побуждения, инициации дейст�вия, а эта функция традиционно принадлежит моти�вации, понятно, что воля и мотивация неразрывносвязаны.

Так, К. Левин понимал и исследовал волю в кон�тексте потребностно�мотивационной сферы. Про�блема воли сводится для Левина к проблеме преодо�ления сил, существующих в поле восприятия. Воле�вое действие — это то, которое совершается не подвлиянием ситуативных, полевых стимулов, а по на�мерению человека (по Б.В. Зейгарник) [5].

В рамках мотивационного подхода решает про�блему воли и С.Л. Рубинштейн. «Зачатки воли, —пишет он, — заключаются уже в потребностях какисходных побуждениях человека к действию. Разви�тые формы воли С.Л. Рубинштейн также связывает смотивацией: «Воля на высших своих ступенях — этоне просто совокупность желаний, а известная их ор�ганизация» [9, с. 506].

А.Н. Леонтьев связывал становление общей про�извольности с появлением иерархии мотивов, т. е. ихсоподчинения. Согласно его представлениям, произ�вольные действия побуждаются и направляются неотдельными, друг с другом не связанными мотивами,которые подкрепляют друг друга или вступают меж�ду собой в конфликт, но системой взаимно соподчи�ненных мотивов. А.Н. Леонтьев придавал возникно�вению соподчинения мотивов (или их иерархии) ос�новополагающее значение для становления личности[8]. Формирование общей произвольности А.Н. Ле�онтьев рассматривал как становление специфичес�кой структуры деятельности человека, в которой со�держание мотива (как предметной фиксации потреб�ности) и конкретной цели данного действия не совпа�дают и, следовательно, ее выполнение возможнотолько при наличии отношения мотива к цели.

Итак, краткий анализ литературы показывает,что при определении сущности воли и произвольно�сти в психологии доминируют два основных подхо�

10

Смирнова Е.О. К проблеме воли и произвольности в культурно�исторической психологииSmirnova E.O. On the Problem of Will and Self/Regulation in Cultural/Historical Psychology

Page 11: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

да: в одном из них эти качества определяются черезосознанность и опосредованность поведения, в дру�гом — через особенности мотивации и динамику мо�тивационных процессов. При этом выделенные дванаправления, как правило, существуют относитель�но изолированно: в одном из них становление осо�знанности и опосредованности поведения рассмат�ривается независимо от мотивационной сферы субъ�екта, в другом — мотивационные процессы опреде�ляются и исследуются в отрыве от уровня осознан�ности и опосредованности поведения.

В связи с этим целесообразно обратиться к соот�ношению двух постоянно используемых в контекстеэтой проблемы понятий.

Воля и произвольность

В психологии сложилось несколько различныхточек зрения на соотношение понятий «воля» (воле�вое действие) и «произвольность» (произвольноедействие). Сам Л.С. Выготский и его последователи(А.В. Запорожец, А.Н. Леонтьев, Н.И. Непомнящаяи другие) употребляли эти термины в одном и томже значении, как синонимы. Однако многие авторывсе же пытаются так или иначе развести эти понятияи определить их соотношение.

Наиболее распространенная точка зрения на этотсчет состоит в том, что воля — это высшая форма про�извольного поведения, а именно: волевое действие —это действие в условиях преодоления препятствийпри наличии трудностей (В.А. Аснин, Г.С. Костюк,В.К. Котырло, Я.З. Неверович, В.И. Селиванов и др.).

Такое рассмотрение предполагает генетическуюпоследовательность и преемственность произволь�ности и воли: развитие произвольного поведенияприводит к тому, что у детей на определенном этапепоявляется способность совершать усилия для пре�одоления трудностей и препятствий. Вместе с тем,сами понятия «трудности», «препятствия», «уси�лия» остаются неопределенными и трудно выявляе�мыми на практике. Наличие препятствий (внешнихили внутренних) можно усмотреть в любом целена�правленном действии, как и субъективное пережива�ние усилия.

Различия между волей и произвольностью с этойпозиции остаются чисто количественными — произ�вольная регуляция является более простым и при�митивным видом волевой. Следует отметить, чторассмотрение произвольных процессов в качествепервичной и наиболее простой формы волевого по�ведения, как правило, ограничивает эти процессыпроизвольными движениями, не учитывая внутрен�них форм произвольной регуляции (памяти, внима�ния, мышления), которые едва ли можно назватьпервичными и наиболее простыми и которые нельзяопределить как «волевые».

В.А. Иванников предложил определять волю какпроизвольную форму мотивации. Волевая регуля�ция понимается им как «...часть произвольной регу�

ляции процессов и действий человека... и есть одиниз уровней произвольной регуляции — личностныйуровень» [7, с. 22]. Таким образом, воля, с точки зре�ния В.А. Иванникова, есть произвольное управлениесвоими побуждениями и смыслами.

Однако вызывает сомнение сама возможностьпроизвольного контроля и управления смыслами имотивами своей деятельности, в особенности в дет�ском возрасте. Включенность смысловых образова�ний в породившую их жизнь и неподвластность сво�их желаний непосредственному контролю составля�ет их важнейшую особенность. С этой позиции о на�чале в формировании воли можно говорить толькотогда, когда появляется способность создавать до�полнительные намерения и смыслы, что предполага�ет осознание собственной мотивации, как актуаль�ной, так и произвольно формируемой. Но известно,что дети до 7—8 лет не способны к адекватному осо�знанию собственной мотивации и тем более к произ�вольной регуляции своих побуждений. Еще К. Ле�вин отмечал, что дети, в отличие от взрослых, не спо�собны к образованию «любых» намерений и могутдействовать только в направлении наиболее силь�ных непосредственных побуждений. Л.С. Выготскийтакже неоднократно отмечал, что дошкольник можетделать только то, что он хочет, и не может произ�вольно или по требованию взрослого изменять своижелания.

Приведенные выше варианты соотношения поня�тий «воля» и «произвольность» практически исклю�чают возможность исследования развития воли вдетском возрасте. Оно сводится к генезису произ�вольного поведения, к которому на определенномэтапе прибавляется способность к волевым действи�ям — к преодолению препятствий, к произвольнойрегуляции мотивов или к более сложно организован�ным действиям. Количественные различия междуэтими понятиями не позволяют выделить качествен�ное своеобразие процессов становления воли и про�извольности.

Мы полагаем, что в данной области существуютдва различных и качественно своеобразных процес�са: в центре одного из них находится осознанностьспособов собственных действий, в центре другого —побуждение к действию, т. е. мотивация. Исходя изэтого, «воля» и «произвольность» имеют разное пси�хологическое содержание. Произвольность, вслед заЛ.С. Выготским, можно представить как способ�ность к овладению собой (своей внешней и внут�ренней деятельностью) на основе культурно задан�ных средств организации своего поведения. Разви�тие произвольности с этой точки зрения можно рас�сматривать как овладение средствами организациисвоего поведения, которые позволяют объективиро�вать и осознать собственные действия. Этапы разви�тия произвольности, исходя из этого, должны опре�деляться уровнем осознания своей деятельности исредствами ее организации.

Волю, следуя исторически сложившемуся кон�тексту, можно рассматривать как побуждающую

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

11

Page 12: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

человека мотивацию, как силу, определенность иустойчивость его желаний и стремлений (волений).Развитие воли можно представить как формирова�ние устойчивой мотивации, как становление собст�венных желаний и стремлений ребенка. С этой точкизрения, этапы развития воли определяются содержа�нием мотивов, т. е. побудителей деятельности ребен�ка, степенью их устойчивости и определенности. Каксправедливо отмечает Л.И. Божович, «...формирова�ние целостной, непротиворечивой личности не мо�жет характеризоваться развитием лишь ее способно�стей к сознательному самоуправлению. ...еще болееважным является формирование мотивирующих си�стем, обеспечивающих требуемое поведение без му�чительной борьбы человека с самим собой» [1, с. 26].Становление таких мотивирующих систем, согласнонашей гипотезе, и есть развитие воли ребенка.

Таким образом, воля и произвольность в некото�ром смысле противоположны. Если волевое дейст�вие направлено вовне, на предмет внешнего мира(материальный или идеальный), на его достижениеили преобразование, то произвольное действие на�правлено на себя, на средства и способы своей внеш�ней или внутренней деятельности. Это, однако, неозначает, что собственная деятельность или «я сам»не могут стать предметом воли субъекта. Но для это�го они должны быть осознаны как нечто внешнее, несовпадающее с ним.

И волевое, и произвольное действие предполага�ют активную работу сознания, но эта работа разнона�правленна. Анализируя структуру сознания,В.П. Зинченко, вслед за Л.С. Выготским, выделяетдва слоя сознания: бытийный и рефлексивный [6].При волевом действии предметом сознания являет�ся реальный или идеальный предмет (мотив), на ко�торый направлено действие (человек знает, к чемуон стремится). Поэтому волевое действие предпола�гает работу бытийного слоя сознания. Произвольноедействие требует осознанности собственных дейст�вий и поэтому требует поворота сознания на себя ихотя бы элементарной рефлексивной работы.

Если попытаться определить своеобразие волево�го и произвольного действия в терминах значения исмысла, как основных образующих сознания(А.Н. Леонтьев), то процесс становления волевогодействия можно представить как осмысление тогоили иного предмета как личностно�значимого, по�буждающего. Здесь происходит своего рода отожде�ствление, слияние внешнего и внутреннего, стира�ние границ субъекта и объекта и взаимопроникнове�ние человека и мира. Человек переживает внутри се�бя (как свое сугубо внутреннее) явления и событиявнешнего мира («свое—иное» — по Б.Д. Эльконину).Формирование произвольного действия можно по�нять как процесс означивания (или объективации)собственных действий, как их опредмечивание,взгляд на себя со стороны («остранение»).

При таком рассмотрении воля и произвольность,вбирая традиционное, исторически сложившееся со�держание, в ряде случаев могут не совпадать. Так, моти�

вы ребенка, будучи достаточно устойчивыми и опреде�ленными, могут вести к неконтролируемому и неуправ�ляемому поведению. Например, упрямство, настойчи�вость, навязчивость желаний ребенка можно рассмат�ривать проявлениями воли. Как отмечал Д.Б. Элько�нин, «…возникновение личных желаний перестраиваетдействие и превращает его в волевое» [10, с. 258]. В тоже время эти проявления не являются произвольными,поскольку здесь малыш не контролирует себя, не осо�знает своих действий и ведет себя непосредственно.

В то же время многие действия ребенка (напри�мер, действия по правилу, по инструкции), будучипроизвольными и опосредованными, могут не бытьволевыми, если мотив и цель действия исходят не отсамого ребенка, а задаются извне и действие являет�ся вынужденным.

У взрослого человека воля и произвольность так�же могут не совпадать: волевой человек, т. е. облада�ющий сильными и устойчивыми мотивами, а, следо�вательно, и теми качествами, которые принято назы�вать волевыми (упорством, настойчивостью, реши�тельностью, смелостью и пр.), далеко не всегда спо�собен к произвольной организации своего поведения(т. е. не владеет собой, не управляет своими реакци�ями, не контролирует свое поведение). И, напротив,человек с развитой произвольностью (т. е. хорошовладеющий собой, организованный, рефлексирую�щий, склонный к соблюдению правил и норм поведе�ния, управляющий своими внутренними психичес�кими процессами) может не обладать устойчивой си�стемой собственных мотивов и, следовательно, бытьслабовольным. Разумеется, это не исключает нали�чия обоих этих качеств у одного и того же человека.

Склонность и способность к сознательному выбо�ру и вытекающая из него борьба мотивов, которыеобычно относились к сфере волевых проявлений, со�гласно предложенному различению, напротив, сви�детельствуют о слабости воли (т. е. слабости и неус�тойчивости мотивационной сферы) и в то же времяявляются феноменами развитой произвольности иосознанности. «Человек, постоянно сталкивающий�ся с внутренними конфликтами, будет отличатьсянерешительностью, неустойчивостью поведения, не�способностью добиваться поставленных целей, т. е. унего будут отсутствовать как раз те черты, которыекак основополагающие входят в характеристику зре�лой волевой личности» [1, с. 25].

Очевидно, что развитие воли и произвольности неможет происходить изолированно одно от другого. По�казав качественное своеобразие воли и произвольности,мы должны вернуться к их связи и единству. Однакоздесь возникает вопрос: как содержательно связаны ха�рактер мотивации и средства овладения собой?

Единство развития воли и произвольностив онтогенезе

Одной из фундаментальных характеристик со�знания, согласно Л.С. Выготскому, является единст�

12

Смирнова Е.О. К проблеме воли и произвольности в культурно�исторической психологииSmirnova E.O. On the Problem of Will and Self/Regulation in Cultural/Historical Psychology

Page 13: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

во аффекта и интеллекта [3]. Ключевую роль этоединство имеет применительно к сознанию ребенка,которое может отражать и фиксировать только то,что вызывает эмоциональное, пристрастное, личноеотношение. Чисто рациональное, отчужденное зна�ние, несущее обобщенный культурный опыт, но ли�шенное побудительной валентности, не может статьисточником собственной активности ребенка и дви�жущей силой его развития. Действие, лишенное дляребенка личного смысла, не становится его собствен�ным действием и приобретает извращенно�иллюзор�ные формы. На повышенную эмоциональность де�тей, близость детских представлений чувствам ука�зывали многие исследователи детства (Е.А. Аркин,П.П. Блонский, В.В. Зеньковский и другие) Именноэта неразличимость значений и смыслов восприни�маемого и аффективного составляет одну из специ�фических характеристик детского сознания.

Исходя из этого, можно полагать, что любое куль�турно заданное содержание, которое может стать дляребенка средством овладения своим поведением,должно выступить в единстве познавательного (вос�принимаемого) и аффективного (побуждающего)моментов. Чтобы стать предметом действия, онодолжно приобрести личный смысл. Это положениедостаточно тривиально. Однако проблема заключа�ется в том, как входит в жизнь и сознание ребенка токультурное содержание, которое не только воспри�нимается, но и приобретает «мотивационное значе�ние». Как возможно превращение культурно задан�ных средств и образцов (предметных действий, пра�вил поведения, норм отношений и пр.) в мотивы соб�ственных действий ребенка?

Самый общий ответ на этот вопрос заключается визвестном утверждении Выготского о том, что «засознанием лежит жизнь». Разные формы культурно�го опыта не могут быть переданы ребенку непосред�ственно. Для их усвоения он должен быть включен впрактическую деятельность. Именно в этой деятель�ности рождаются и смысл и средства (способы) дея�тельности. Ярким примером такой детской деятель�ности является ролевая игра. Многочисленные ис�следования показали, что ролевая игра существенноповышает возможности произвольного поведения всамых разных сферах. Каков же психологическиймеханизм влияния роли на разные формы произ�вольности?

Отвечая на этот вопрос, Д.Б. Эльконин выделяетдва таких механизма. Первый состоит в особой моти�вации игровой деятельности. Введение роли и сюжетаменяет смысл действий для ребенка, и поведение, не�разрывно слитое с привлекательной ролью, становит�ся предметом (мотивом) его деятельности. Второй ме�ханизм влияния роли на произвольное поведение до�школьников заключается в возможности объектива�ции своих действий, способствующей осознанности иуправляемости этих действий. Правило, заключенноев роли, относится именно к ней и лишь через нее к са�мому ребенку. Этим значительно облегчается осозна�ние, так как правило оказывается вынесенным вовне.

«В игре правило отчуждено, задано в роли и ребенокследит за своим поведением, контролирует его как бычерез зеркало�роль» [10, с. 177].

Таким образом, ролевая игра в органической и ес�тественной форме сочетает в себе необходимые ус�ловия для развития волевого и произвольного пове�дения — повышение мотивации и осознанности сво�его поведения.

Однако игра, как и любая другая деятельность, невозникает спонтанно. Очевидно, что в раннем онто�генезе вовлечение ребенка в новую деятельностьпроисходит в совместной жизнедеятельности свзрослым. При этом взрослый является для ребенканосителем не только средств и образцов деятельнос�ти, но и мотивов и смыслов. Как подчеркивалД.Б. Эльконин, знак всегда несет «след другого чело�века», что делает возможным его присвоение и ис�пользование в качестве психологического орудия.

Интерпсихическая форма (или совокупное дей�ствие) признается всеми последователями Выгот�ского как исходная форма действия. Однако когдаречь идет о порождении новой деятельности (в един�стве ее смыслов и средств), далеко не всякая модельвзаимодействия может стать эффективной. Ни чис�тое общение, ни совместное действие в данном слу�чае не могут выступать в качестве источника разви�тия. Адекватной моделью здесь является «действие сдействием», которое направлено на ориентировкудействия другого [11]. Взрослый всегда выступаетперед ребенком в двух ипостасях: с одной стороны,это конкретный уникальный индивид со своими осо�бенностями и личным отношением к ребенку, а сдругой, — носитель культурных образцов и способовдействия. Совмещение этих двух полюсов в обра�щенности взрослого необходимо для превращениякультурно заданных средств в орган собственнойжизнедеятельности ребенка. Такая двойственная на�правленность взрослого несет в себе одновременно иэмоционально�смысловое отношение, и способ дей�ствия. Отношение взрослого к ребенку и к предмету(будь то способ действия, правило, или игрушка) на�деляет этот предмет притягательностью и побуди�тельной валентностью, превращает его в мотив дей�ствий ребенка.

Совмещение этих двух моментов в обращенностивзрослого делают возможным передачу мотива испособа действия одновременно. Важно подчерк�нуть, что на всех этапах онтогенеза мотивирован�ность и осознанность действий должны выступать вединстве. Чтобы действие стало произвольным иосознанным, оно должно быть значимым, осмыслен�ным, переживаться как свое, а не навязанное извне.С другой стороны, осмысленность действия не мо�жет возникнуть вне его осознания. Средством овла�дения собой может стать только то, что осознано каксвое, не только знаемое и значащее, но и осмыслен�ное. Взаимосвязь побудительности и осознанности вразных формах детской деятельности свидетельст�вует о том, что воля и произвольность, несмотря накачественное своеобразие, едины в своем генезисе.

13

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 14: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

Специфика современной ситуации

Эти, казалось бы, очевидные положения весьмапроблематичны в настоящее время, когда наблюда�ется кризис традиционного детства, и прежде всего«…кризис посредничества и связанная с ним потеряидеальной формы» [11, с. 75]. Взрослые теряют авто�ритет для детей и средства воздействия на них. Ниродители, ни педагоги не в состоянии передать детямсмыслы и мотивы культурно нормированной дея�тельности. Дети, начиная с 4—5 лет живут в собст�венной субкультуре, которая, хотя и создается взрос�лыми (современные игрушки, мультфильмы, ком�пьютерные игры и пр.), часто противоречит их цен�ностным установкам. В свою очередь, мир взрослых(их профессиональная деятельность, отношения ипр.) закрыты для детей, что не способствует посред�нической миссии родителей и педагогов. То, что не�сколько десятилетий назад казалось естественным,сегодня становится проблемой.

В то же время крепнет установка взрослых (роди�телей и педагогов) на раннее развитие, которое пони�мается исключительно как «обученность», т. е. какобъем знаний и навыков. Развитие ребенка представ�ляется как сумма различных способностей, которыецеленаправленно формирует взрослый на специаль�ных занятиях с ребенком. Такие занятия, тренирую�щие память, «усидчивость», моторику и сенсорику,совершенно игнорируют, а иногда и подавляют волюребенка, но, как полагают многие педагоги, развива�ют произвольность (т.е. усидчивость, послушание,организованность и пр.). Дошкольники действитель�но покорно сидят и что�то воспринимают. Однакотакая «вынужденная» произвольность существуеттолько при внешнем контроле. При отсутствии кон�троля дети возвращаются к ситуативной, импуль�

сивной активности и полной беспомощности. Всеэто свидетельствует об отсутствии истинной произ�вольности: субъективно не значимые знания и спо�собы действия не могут стать средствами овладениясвоим поведением.

Другой, казалось бы, противоположной тенден�цией современного детства является предоставле�ние маленькому ребенку полной свободы выбора и«свободы воли». Нередки случаи, когда двух�трех�летнему ребенку предлагают выбирать игрушки, за�нятия, еду и пр. Желания малыша становятся руко�водством к действию для взрослых. Это приводит кнеосознанности и неопределенности собственныхжеланий ребенка и, в конечном счете, к полной за�висимости от ситуации и от случайных обстоя�тельств. В обоих случаях нарушаются необходимыеусловия развития воли и произвольности, о кото�рых говорилось выше.

Следует подчеркнуть, что именно невозможностьсамоорганизации, несформированность мотиваци�онно�волевой сферы, ситуативность и зависимостьот ситуации отмечаются как серьезные проблемы со�временных детей (во всяком случае, в дошкольномвозрасте). Нам представляется, что эти проблемы вомногом связаны с разрывом мотивации и способовдействия ребенка. Культурные средства не опирают�ся на мотивы ребенка, а собственные смыслы лежатвне традиционного культурного контекста. Даннаяситуация является результатом нарушения посред�нической функции взрослого.

Развитие ребенка всегда происходит в конкрет�ной социокультурной ситуации и во многом опреде�ляется ей. Современная ситуация развития создаетсерьезные вызовы для психологов и требует своегорассмотрения с позиций культурно�историческойпсихологии.

Смирнова Е.О. К проблеме воли и произвольности в культурно�исторической психологииSmirnova E.O. On the Problem of Will and Self/Regulation in Cultural/Historical Psychology

14

Литература

1. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детскомвозрасте. М.: Просвещение, 1968. 460 с.

2. Выготский Л.С. Собрание сочинений: в 6 т. Т. 3. М.:Педагогика, 1983. 365 c.

3. Выготский Л.С. Собрание сочинений: в 6 т. Т. 6. М.:Педагогика, 1984. 396 c.

4. Запорожец А.В. Развитие произвольных движенийhttp://childpsy.ru/lib/books/id/9132.php // А.В. Запоро�жец. Избранные психологические труды: в 2 т. Т. 2. М.: Пе�дагогика, 1986. 286 с.

5. Зейгарник Б.В. Теория личности Левина. М.: Изд�воМГУ, 1981. 118 c.

6. Зинченко В.П. Миры сознания и структура созна�ния // Вопросы психологии. 1991. № 2. С. 15—37.

7. Иванников В.А. К сущности волевого поведения //Психологический журнал. 1985. № 3. С 47—55.

8. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность.М.: Политиздат, 1975. 304 с.

9. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб.:Питер, 2002. 720 с.

10. Эльконин Д.Б. Детская психология: учеб. пособиедля студ. высш. учеб. заведений / Ред.�сост. Б.Д. Элько�нин. М.: Издательский центр «Академия», 2006. 384 с.

11. Эльконин Б.Д. Опосредствование, действие, разви�тие. Ижевск: ERGO, 2010. 280 c.

Page 15: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

15

On the Problem of Will and SelfRegulationin CulturalHistorical Psychology

E.O. Smirnova*,Center for Psychological and Pedagogical Expertise of Games and Toys, Moscow State University

of Psychology & Education, Moscow, Russia,[email protected]

This paper attempts to differentiate between the concepts of 'will' and 'self�regulation'. Basing on literatureresearch the author presumes that here we deal with two qualitatively different and specific processes: one ofthem centers around the awareness of an individual's actions, while at the core of the other lies the impulse toact, i.e. motivation. Thus the author sets forth a hypothesis that will and self�regulation have very different psy�chological content and different lines of development in ontogenesis. Following L.S. Vygotsky, the author con�siders self�regulation as the ability to control oneself (one's inner and outer activity) with the help of cultural�ly provided means of organizing behavior. Stages of self�regulation development are therefore shaped by thelevel of the individual's awareness of his/her activity and by the means employed for its organization. Will, asit has been interpreted over the course of history, is considered as the urge towards active actions, as the pow�erfulness and persistence of one's wishes and desires (volitions). From this perspective the development of willway be described as the formation of persistent motivation in a child, as the emergence of his/her own desires.The paper reveals the relationship between impulse and awareness in various forms of child activities suggest�ing that, however specific, will and self�regulation are one in their genesis. The final part discusses issues inmodern childhood related to the development of will and self�regulation.

Keywords: will, self�regulation, awareness, mediation, motivation, activity, interpsychic form.

References

1. Bozhovich L.I. Lichnost' i ee formirovanie v detskomvozraste [Personality and its formation in childhood].Moscow: Prosveshhenie, 1968. 460 p.

2. Vygotskii L.S. Sobranie sochinenii [The CollectedWorks]: V 6 t. T. 3, Moscow: Pedagogika, 1983. 365 p.

3. Vygotskii L.S. Sobranie sochinenii [The CollectedWorks]: V 6 t. T. 6, Moscow: Pedagogika, 1984. 396 p.

4. Zaporozhets A.V. Razvitie proizvol'nykh dvizhenii [De�velopment of voluntary movements]. Izbrannye psikhologi/cheskie trudy [Selected psychological works]: V 2 t. T. 2, Mos�cow: Pedagogika, 1986. 286 p.

5. Zeigarnik B.V. Teoriya lichnosti Levina [The theory ofpersonality Levin]. Moscow: MGU, 1981. 118 p.

6. Zinchenko V.P. Miry soznaniya i struktura soznaniya[Worlds of consciousness and structure of consciousness]. Vop/rosy psikhologii [Voprosy Psychologii], 1991, no. 2. pp. 15—37.

7. Ivannikov V.A. K sushchnosti volevogo povedeniya [Bythe nature of volitional behavior]. Psikhologicheskii zhurnal[Psychological Journal], 1985, no. 3. pp. 47—55.

8. Leont'ev A.N. Deyatel'nost'. Soznanie. Lichnost'[Activity. Consciousness. Personality]. Moscow: Politizdat,1975. 304 p.

9. Rubinshtein S.L. Osnovy obshchei psikhologii[Fundamentals of General Psychology]. Saint�Petersburg:Piter, 2002. 720 p.

10. El'konin D.B. Detskaya psikhologiya [Children's psy�chology]. Ucheb. posobie dlya stud. vyssh. ucheb. zavedenii.Moscow: Izdatel'skii tsentr "Akademiya", 2006. 384 p.

11. El'konin B.D. Oposredstvovanie, deistvie, razvitie. [Me�diation, action, development]. Izhevsk: ERGO, 2010. 280 p.

* Smirnova Elena Olegovna, PhD in Psychology, professor, head of the Center for Psychological and Pedagogical Expertise ofGames and Toys, Moscow State University of Psychology & Education, Moscow, Russia. E�mail: [email protected]

For citation:Smirnova E.O. On the Problem of Will and Self�Regulation in Cultural�Historical Psychology. Кul'turno/istoricheskaya psi/khologiya = Cultural/historical psychology, 2015. Vol. 11, no. 3, pp. 9—15. (In Russ., abstr. in Engl.). doi: 10.17759/chp.2015110302

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 16: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

Главный вопрос культурно�исторической и дея�тельностной психологии связан с загадкой каче�

ственного перехода, скачка в развитии психическихфункций/действия/деятельности. Укажем на ядер�ные положения культурно�исторической теорииЛ.С. Выготского [1], тот источник, к которому будемвозвращаться для удержания преемственности отве�тов на вопрос о психическом развитии в игре.

1. Психическое развитие возможно только какпри�своение (т. е. делание своим) культурного опытачеловечества, который не дан в готовом виде, и лишьзадан в культурных идеальных формах. Образцыидеальных действий «не написаны»1 на культурныхпредметах, их нельзя прямо «вычитать» из культур�

ного предмета/текста: они становятся своими в ре�зультате опробования средств.

2. Опосредствование развития (т. е. передача взрос�лым/принятие ребенком культурного средства) стро�ится как переход от интерпсихической формы к ин�трапсихической. Согласно Выготскому, говорить от�ветственно об интрапсихическом (высших психичес�ких функциях, значениях, смыслах) можно лишь тогда,когда оно посредством экспериментально�генетичес�кий метод (ЭГМ) воссоздается в совместной (интер�психической) деятельности ребенка и взрослого.

3. Психическое развитие сопряжено с качествен�ным скачком — переходом от натуральной формыпсихических функций к их культурной форме, к

16

Опыт и перспективы исследования детской игрыв рамках культурноисторической психологии

Л.И. Эльконинова*,ГБОУ ВПО МГППУ; Московская высшая школа социальных и экономических наук, Москва, Россия,

[email protected]

И.С. Григорьев**,ГБОУ ВПО МГППУ, Москва, Россия,

[email protected]

Культурно�историческая психология2015. Т. 11. № 3. С. 16—24doi: 10.17759/chp.2015110303ISSN: 1816�5435 (печатный)ISSN: 2224�8935 (online)© 2015 ГБОУ ВПО МГППУ

Cultural�Historical Psychology 2015. Vol. 11, no. 3, рр. 16—24doi: 10.17759/chp.2015110303

ISSN: 1816�5435 (print)ISSN: 2224�8935 (online)

© 2015 Moscow State University of Psychology & Education

Для цитаты:Эльконинова Л.И., Григорьев И.С. Опыт и перспективы исследования детской игры в рамках культурно�историческойпсихологии // Культурно�историческая психология. 2015. Т. 11. № 3. С. 16—24. doi: 10.17759/chp.2015110303

* Эльконинова Людмила Иосифовна, кандидат психологических наук, Ph.D., доцент, ГБОУ ВПО МГППУ; преподаватель,Московская высшая школа социальных и экономических наук, Москва, Россия. E�mail: [email protected]** Григорьев Игорь Сергеевич, аспирант факультута психологии образования, ГБОУ ВПО МГППУ, Москва, Россия. E�mail:[email protected]

В статье восстановлена история проблемы психического развития на материале детской игры. Пока�зано, как исследователи школы культурно�исторической психологии определяли развивающую функ�цию игры, фиксировали качественный скачок в ее развитии и пытались воссоздать его — начиная рабо�тами Л.С. Выготского, далее, его сторонников (деятельностный подход к трактовке сюжетно�ролевойигры: А.Н. Леоньтев, Д.Б. Эльконин, Н.Я. Михайленко, Н.А. Короткова и другие) и, наконец, исследова�телей, изучавших собственно акт развития в игре (Л.И. Эльконинова, Т.В. Бажанова, К.О. Юрьева). Вы�сказано мнение, что концепция культурной формы игры, содержащей Вызов (обусловленный граница�ми возможностей действия, риском) и Ответ на него, является основанием не только сюжетно�ролевойигры, но и игр с правилами, а также компьютерных игр. Вызов сопряжен с действием, меняющим ситу�ацию действования; он характерен для всех игровых форм, которые и призваны связывать в смысловойузел то, что в повседневном поведении ребенка разобщено.

Ключевые слова: история изучения детской игры, идеальная культурная форма, сюжетно�ролеваяигра, акт развития в игре, вызов в игре, компьютерная игра.

1 Слова Д.Б. Эльконина [8, с. 134].

Page 17: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

высшим психическим функциям. С помощью куль�турных средств ребенок овладевает своим поведени�ем, становится его субъектом: его действия переста�ют быть импульсивными, непосредственными, спон�танными, а становятся осознанными, произвольны�ми, опосредованными.

Исходная точка:Выготский об игре дошкольника

Как указанные теоретические положения «жили»в исследованиях игры самого Л.С. Выготского? По�скольку в центре его внимания было строение созна/ния, он связывал качественный скачок в развитиидошкольника с появлением мнимой ситуации (рас�хождением видимого и смыслового поля, что карди�нально меняет структуру восприятия). Следователь�но, когда ребенок руководствуется непосредствен�ным восприятием вещи или непосредственно дейст�вующей на него ситуацией — это стихийное, «нату�ральное» поведение; если он действует в ситуации,которая не видится, а только мыслится, его поведе�ние можно назвать культурным. «Действие в вообра�жаемом поле позволяет ребенку определиться в сво�ем повелении смыслом воспринимаемой ситуации»[2]. «…Действие в игре впервые приобретает смысл,т.е. осознается» [9, с. 294].

Л.С. Выготский трактует игру как иллюзорнуюреализацию нереализуемых желаний. Он пишет:«…игра дает ребенку новую форму желаний, т. е.учит его желать, соотнося желания к фиктивному“я”, т.е. к роли в игре и ее правилу…»[2, c. 72]. Дейст�вие в мнимой ситуации способствует созданию про�извольного намерения, и это «…делает ее девятым ва�лом развития дошкольного возраста» [2, c. 75]. Бла�годаря игре изменяются потребности ребенка, и про�исходят изменения сознания общего характера, аименно, игра есть «…исполнение обобщенных жела�ний; основным содержанием этих желаний являетсясистема человеческих отношений» [9, с. 290]. Вместес тем, мнимая стуация сопряжена с правилом, в игревозникает внутренне самоограничение и самоопре�деление, связанное с выполненем правила. Образецповедения воплощен в правиле, через него ребеноковладевает своим поведением. Эволюция игры идетот явной мнимой ситуации и скрытых правил к игрес явными правилами и скрытой мнимой ситуацией.

Высказанные Львом Семеновичем идеи о функ�ции ролевой игры в развитии сознания ребенка созда�ли мощную перспективу будущих исследований игры(он сам не успел экспериментально изучить игру).

Деятельностный подход к игре

После смерти Л.С. Выготского Харьковская груп�па психологов во главе с А.Н. Леонтьевым сместилаакцент с исследования сознания на деятельность ин�дивида, на тот особый пласт жизненной реальности,

который лежит за значением, обобщением (т.е. обоб�щается способ действия). Для «деятельностников»психическое развитие — это освоение человеком сло�жившихся культурных образцов, возможное не иначекак посредством деятельности, адекватной, но нетождественной строению (логике) определенногообъекта культуры. Структура культурного объектасоставляет конституирующую характеристику дея�тельности — ее предметность, а субъектом деятельно�сти можно назвать того (или тех), кто способен упо�добить свое действие логике/структуре предмета.

Д.Б. Эльконин, А.В. Запорожец, П.Я. Гальперин иА.Н. Леонтьев применяли экспериментально�гене�тический метод при моделировании только тех дея�тельностей, в которых осваивается преимуществен�но операционально�техническая, а не мотивационно�потребностная сторона действия (так, были получе�ны убедительные данные о качественном переходе вразвитии познавательных действий). Что касаетсяисследований игры в школе Выготского—Леонтьева,Д.Б. Эльконин пишет: «...Очень важной особеннос�тью исследований по психологии детской игры, про�веденных психологами — последователями Л.С. Вы�готского, было то, что они не направлялись единойволей и одним умом, из единого организационногоцентра и не развертывались поэтому с достаточнойлогической последовательностью, при которой шагза шагом исчезали бы «белые пятна» в неизведаннойобласти детской игры» [9, с. 10].

А.Н. Леонтьев [4], придерживаясь своей трактов�ки структуры деятельности, в психологическом ана�лизе ролевой игры дошкольника указывает на про�тиворечивость ситуации ее зарождения: ребенок хо�чет самостоятельно действовать как взрослый, но на�талкивается на невозможость операционально�тех�нического осуществления действий взрослых. Одна�ко этого можно добиться посредством специфичес�ких по форме игровых действий «как будто». Мотивигрового действия лежит не в его результате, а в са�мом процессе, ребенок играет не затем, чтобы выиг�рать, а затем, чтобы играть.

А.Н. Леонтьев анализировал игровое действиедошкольника на примере езды верхом на лоша�ди/палочке, т.е. он обратил внимание лишь на заме�щение. Он пишет, что игровые операции должны со�гласоваться с условиями действия, свойствами пред�мета, и этому содержанию соответствует такая еди�ница сознания, как значение (палочка удерживаетсяв руках соответствующим образом). Но действие на�правлено на сознаваемую цель, отвечающую опреде�ленному мотиву (не поехать куда нибудь, а ехатьверхом на лошади, поэтому манера телесного движе�ния ребенка сообразуется с манерой наездника), иэта сторона игры связана с другой единицей созна�ния — личностным смыслом. Согласно Леонтьеву,сама структура игровой деятельности такова, что«…в результате возникает воображаемая игровая си�туация» [4, с. 482]. Но какова собственная функциявоображаемой ситуации? В поле зрения исследова�теля не попадает мотив, содержащийся в сюжете иг�

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

17

Page 18: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

ры (ребенок/рыцарь затем и скачет на лошади, что�бы завоевать принцессу и стать королем).

А.Н. Леоньев не использовал ЭГМ для изученияперехода от импульсивного игрового действия к под�чинению его культурной норме (правилу), а допус�кал, что именно так в игре и происходит. ТрактовкаА.Н. Леонтьевым структуры деятельности была длянего объяснительным принципом при пониманиидетской игры [8].

Д.Б. Эльконин [9] полагал, что применение ЭГМк игре — задача трудная и выполнима лишь в буду�щем, и свои опыты с ролевой игрой назвал толькоэтюдами. Продолжая разрабатывать идеи Выгот�ского, он считал, что предметность сюжетно�роле�вой игры составляет мотивационно�потребностнаясторона действия, то, зачем человек что�то делает, ив какие отношения с другими людьми он, таким об�разом, вступает. Этот идеальный предмет требуетсоответствующей техники игры — действия «какбудто». Мнимая ситуация позволяет моделировать,воссоздать в игре человеческие отношения, но в иг�ре присутствуют и реальные отношения между де�тьми. Автор акцентирует особенности формы сю�жетно�ролевой игры и связывает их, во�первых, стехнической стороной игры — высокой условнос�тью и сокращенностью действий (чем выше услов�ность, тем глубже ребенок ориентируется в отноше�ниях) и, во�вторых, с двойным символическим пла�ном игры. Символизация в развитии игры первыйраз встречается при переносе действия с одногопредмета на другой, при переименовании предме�та — без этого невозможно моделировать обобщен�ное значение данного действия. Во второй раз онавстречается при взятии ребенком на себя роливзрослого человека. При этом высокая техника иг�ры является условием для моделирования социаль�ных отношений между людьми в процессе их дея�тельности, и, тем самым, прояснение ее смысла.Д.Б. Эльконин полагал, что нормативные (культур�ные) образцы отношений между людьми содержат�ся в живом поведении окружающих ребенка людей,в СМИ, в художественных произведениях, предназ�наченных для детей. Однако он не ставил вопрос окультурной заданности сюжета «идеальной» игры,ведь такая игра у него происходила на глазах, игро�вые способы естественно передавались от старшихдетей к младшим в общих играх, младшие могли ви�деть, куда им стремиться. Он представлял переходот натурального к культурному как эволюцию про�извольности через освоение игровых правил.

Д.Б. Эльконин конкретизирует двойственнуюприроду игры и понятийно. «Внутренний» план иг�ры он связывает с содержанием игры (отношениямилюдей), а «внешний» план — с сюжетом игры. Обаплана связаны в роли — единице игры, за которойскрыты правила действования или общественногоповедения.

Кроме единицы анализа игры, Даниил Борисовичопределил структуру сюжетно�ролевой игры, дина�мику ее развития на протяжении дошкольного воз�раста, а также уточнил показатели развития игры,которые и сейчас используются отечественными дет�скими психологами для диагностики развития роле�вой игры. Уровни развития игры были определеныметодом срезов, т.е. оценивалось то, что у ребенка вигре сложилось/не сложилось. Многочисленные по�следователи Д.Б. Эльконина шли в исследовании ро�левой игры скорее вширь его теории, чем вглубь. НиД.Б. Эльконин, ни другие «деятельностники», иссле�довавшие ролевую игру, не воссоздавали с помощьюЭГМ процесс возникновения смысла в игре, не изу�чали сам момент перехода к новой, высшей формеигры, сопровождающийся конфликтом между нату�ральной и культурной формой поведения. Зарожде�ние смысла в процессе принятия роли и соответству�ющих ей правил ими подразумевалось2.

Подход к игре в рамках психологии развития

Почему экспериментальное опосредствование пе�рехода с одного уровня развития сюжетно�ролевойигры на другой, более высокий, является такой труд�ной исследовательской задачей? Причина в том, чтоигра — свободная деятельность, и вмешательствовзрослого ее легко разрушает (или превращает в по�слушное подражание взрослому). Кроме того, непо�нятно, как можно подтолкнуть ребенка чего�то захо�теть. Игру нельзя трактовать натурально, она всегдаиносказательна: взрослому вместе с ребенком следу�ет разыграть такой сюжет, чтобы через него проник�нуть к содержанию игры — смыслу, отношениям.Принципиальное строение такого сюжета игры мо�жет быть опорой, как для диагностики, так и дляформирования ролевой игры.

Мы заново разбирались в условиях и структуреопосредствования, понятого как построение взрос�лым ориентировочной основы действий ребенка, т. е.в том, как может быть построена интерпсихическаяформа передачи смыслов человеческой деятельнос�ти в сюжетно�ролевой игре [10]. Эта работа состоялаиз следующих этапов.

1. Определение идеальной формы сюжетно/роле/вой игры.

А. Установление идеальной формы игры необхо�димо для того, чтобы в процессе ЭГМ иметь совер�шенную форму, «планку», с которой можно сопоста�вить реальную игру ребенка, фиксировать переход ккультурной форме действия. Проведенный нами ло�гико/культуролого�психологический анализ струк�туры народных волшебных сказок позволил устано�вить субъектность героя волшебной сказки — она со�стоит в инициативности (принятии решения дейст�

18

Эльконинова Л.И., Григорьев И.С. Опыт и перспективы исследования детской игры...Elkoninova L.I., Grigoryev I.S. Exploring Child Play within the Framework...

2 Так, Н.Я.Михайленко пишет: «Игровые действия в большей или меньшей степени воспроизводят внешний рисунок продуктивно�го действия, эксплицируя тем самым его смысл» [5 , c. 60]. Следовательно, для постижения смысла достаточно формирования именноигровых действий и умений, т.е. техники игры.

Page 19: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

вовать). Смысл человеческого действия представленребенку в понятном для него образе поступков героясказки, которому ребенок сопереживает, следова�тельно, чувствует и его инициативу. Смысл поведе�ния героя задан в двухтактной структуре сюжета:первая часть сказки символизирует вызов3 к герою(ситуация беды/недостачи «обращается» к герою свопросом: «как ты в данных обстоятельствах посту�пишь?»). Вторая часть сюжета сказки составляетразвернутый ответ героя на вызов (герой беретсяискоренить беду).

Б. Проверка гипотезы о заданности в народнойволшебной сказке образца инициативности через ор�ганизацию игр по каноническому сюжету сказок.Эксперимент показал, что игровая проба инициати�вы возможна только в случае, если ребенку удаетсяразыграть вызов и ответ, т.е. построить двухтактнуюформу сюжета.

В. Экспериментальная проверка гипотезы об иде�альном образце сюжета свободной (а не только посюжету сказки) ролевой игры [12]. Эксперимент по�казал, что общий способ построения игры как пробысмысла действия состоит в разыгрываниии двух�тактного игрового сюжета. Такова структура идеаль�ной (развитой) формы игры. Сопоставив двухтакт�ную форму игры с установленной Б.Д. Эльконинымструктурой акта развития действия [7], мы пришли квыводу, что момент создания, построения двухтакт�ной игры и есть акт психического развития. Пред�ставление Д.Б. Эльконина о роли как единице сю�жетно�ролевой игры было уточнено: единицей явля�ется не одна роль, а две роли, «сцепленные» как вы�зов и ответ. К двум формам символизации, выявлен�ным в игре Д.Б. Элькониным, добавлена и третья —символическое обозначение общего способа постро�ения игры как способа чувствования человеческихотношений.

2. Опосредствование развития ребенка в игре.Построение перехода от интерпсихической фор�

мы сюжетно�ролевой игры к форме интрапсихичес�кой впервые было испробовано К.О. Юрьевой [14].Взрослый был соучастником игры, «фасилитатором»и усилителем становления ее двухтактной формы.Было показано, что экспериментальный генез сюжет�но�ролевой игры возможен как процесс содействиядетской инициативе и прочувствованию ребенкомсвоего действия (любые прямые указания взрослогоисключаются). Для взрослого этот процесс внутрен�не противоречив: он не должен препятствовать сво�бодной игре, но, вместе с тем, должен инициироватьсамоопределение ребенка в пространстве возможногобудущего поля двухтактного действия.

Содержание посреднических действий взрослогодолжно состоять в поддержке детской инициативычерез: а) означение пространства игры ребенком каксмыслово поляризованного (дом—лес); б) определе�ние ребенком своего реального места в нем; в) благо�

приятствование опробованию ребенком самых раз�ных чувств и игровых действий. Взрослому следуетспособствовать установлению самим ребенком гра�ниц «свое»—«иное» (действие, роль, место, прост�ранство). В противном случае ребенок не прочувст�вует значение своего действия, не сможет самоопре�делиться.

Необходимо вместе с ребенком обозначать новыесмысловые места в игровом пространстве, создаватьиз них «сеть» («дорожную карту»), прочерчиватьсвязи между смысловыми точками. Нельзя торопитьребенка, взрослый должен дать ему время для паузымежду игровыми действиями, чтобы ребенок успелпрочувствовать свое действие. Вместе с тем, чтобыигра не распадалась, взрослому надлежит удержи�вать ее ход через выразительное ожидание откликаребенка и создание ритма игры.

3. Трактовка процесса овладения своим поведением.Была определена спонтанная, «натуральная», фор�

ма поведения, которую ребенок преодолевает посред�ством придания ей культурной/двухтактной фор�мы — это аффективный материал игры (страх, любовьи др.). Живой процесс игры описан как порождение,созидание смысла — ребенок складывает сюжет такимобразом, чтобы пережить те или иные отношения; длянего смысл существует только тогда, когда он его пе�реживает в форме Вызова и Ответа, чувствует свое со�противление правилу. Акцент сделан на способе вос�создания переживаний, на том, как оно возможно по�средством сюжетной формы [12].

Перспективы исследования

Для продвижения концепции формы игры на�сущной потребностью фундаментального изученияролевой игры является исследование условий пост�роения собственных опор и поля действия [8] каквзрослого, так и ребенка. С этим связана и задача вы�явления формы, в которой опыт, приобретенный всюжетно�ролевой игре, существует в более позднемвозрасте (младшем школьном, подростковом). Такоеисследование проявит ключевые точки развития иг�ры в онтогенетическом плане. Важным представля�ется экспериментальное определение механизма те�рапевтической функции ролевой игры, а также вы�явление условий поддержки игры детей разных воз�растов.

Вызовом для КИП является интерпретация элек�тронных игр. Определение развивающей функцииэтого нового вида игры, ее предметности, следова�тельно, и субъектности игроков, является трудным.Чтобы ответственно говорить о содержащемся вкомпьютерных играх (или каком�либо их типе) раз�вивающем потенциале, необходимо провести логи�ко/культуролого�психологический анализ каждойиз них. Без этого анализа нельзя создать надежный

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

19

3 Функция вызова — пробуждать желание действовать, приводить к действию.

Page 20: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

инструмент для экспертизы компьютерных игр (да�лее КИ), определить их возрастную адресованность,но мы таких работ в психологической литературе ненашли. Тем не менее, попытаемся примерить пред�ставление о вызовно�ответной форме игры к пони�манию КИ.

Электронная/компьютерная игра включает в се�бя огромный диапазон разнообразных т и п о в игр,классификация которых исследователями выстраи�вается по самым разным критериям [6]. В целом,компьютерные игры делятся на образовательные иразвлекательные. Образовательные КИ по своейприроде направлены на развитие у играющего опре�деленных умений, способностей и передачу знаний,в то время как оценка развивающего/тормозящеговлияния развлекательных компьютерных игр оста�ется открытой задачей; в данной работе мы останав�ливаем внимание именно на них.

Компьютер как культурный предмет не являетсяигрушкой — это сложно устроенный «прибор/ору�дие», который вклинился в пространство между иг�роком и игрой; специфика его устройства детерми�нирует способ разыгрывания в значительно большейстепени, чем, например, обычная игрушка в сюжет�но�ролевой игре. Если в ролевой игре ребенок почтивсе создает сам — замысел, сюжет, правила, техникуигры, то в КИ он это «получает» в готовом виде. ХодКИ фактически идет в обратном направлении, чемролевая игра. Игрок разгадывает по ходу игры нетолько технический способ (как работать с мы�шью/джойстиком, чтобы решить игровые задачи),но «поддается» ее готовому сюжету, правилам, и,главное, замыслу разработчика (т. е. вызову игроку),который тоже на игре «не написан».

Электронная игра развлекательного характераобладает следующими характеристиками.

Во�первых, способ действия в компьютерной игрене является технически сложным: действие с мыш�кой, джойстиком или сенсорным экраном требуетзначительно меньше физичесих усилий, чем реаль�ная игра, в которой нужно строить пространство,действовать в роли с игрушками и заместителями,удерживать игровой замысел, и т.п. По этой причинев компьютерной игре игрок хуже чувствует смысл изначение того, что он делает, и поэтому труднее кон�тролирует степень вовлеченности в игру.

Во�вторых, способ игры и позиция игрока определя/ется исключительно разработчиком компьютернойигры. Каждая игра ставит перед игроком задачу, пре�доставляет те или иные средства ее решения и обрат�ную связь (так, в Angry Birds нужно достигнуть высо�кого конечного уровня сложности игры, набрать соот�ветствующее количество баллов; игроку даны снаря�ды; подается звуковой и зрительный сигнал при неус�

пешном действии). В некоторых типах КИ в самом ееначале устанавливаются достаточно жесткие условияи правила действия, и у игрока мало возможностейпроявить собственную инициативу (например, «стре�лялки»). Такие игры, как правило, начинаются демон�страцией правил и показом нужных действий; началуигры может предшествовать тренировочный этап (по�казано, как игроку следует двигать мышкой, чтобы взависимости от величины и местонахождения мише�ни он разными снарядами в нее попал).

В других типах игр ребенку предоставлено боль�шое количество степеней свободы действия. Так, вMinecraft игрок может проявить максимальную сво�боду в выборе режима игры (например, выживание,творчество или приключение), персонажей (друже�любных или враждебных монстров); типа трехмер�ного мира (обычный, плоский или растянутый), ко�торый он может свободно перестраивать. Игрок во�лен создать что угодно, в игре нет задач и поощрениядостижений.

В�третьих, в КИ игровые и учебные задачи теснопереплетаются.

В�чевертых, притягательность КИ вызвана тем,что она предоставляет игроку огромное количествовозможностей безопасного действия, которые не от�крываются игроку сразу, а лишь по мере приобрете�ния игрового опыта, но реальный мир ребенка такихвозможностей лишен. Указанное свойство КИ былоразработчиками электронных игр обозначено как«реиграбельность»4; она обеспечивает высокую во�влеченность игроков в игру (следовательно, ее эко�номический успех). В этом смысле разработчик КИ«программирует» игрока.

Развлекательная КИ устроена как предмет, кото�рый сам играет с играющим (Бойтендайк). При этомребенок одновременно может вести троякую игру:

— игру с замыслом разработчика, создавшего ус�ловия игры, возможности внутриигровых действийи их последствия (в какой�то момент ребенок улав�ливает принцип устройства игры и теряет прежнийинтерес к ней, и это напрямую связано с возможнос�тью намеренного завершения КИ, а также с ее возра�стной адресованостью);

— игру, «детерминированную» конкретным сю�жетом игры, его интригой; игрок, принимая опреде�ленную роль, участвует в разрешении внутриигрово�го конфликта;

— игру с самим собой, испытание своих возмож�ностей через установление собственных (а не уста�новленных разработчиком) игровых задач, опозна�ние собственных переживаний и реакция на них, об�наружение границы своих возможностей и постанов�ка новой планки достижений (что способствует са�моопределению ребенка).

20

Эльконинова Л.И., Григорьев И.С. Опыт и перспективы исследования детской игры...Elkoninova L.I., Grigoryev I.S. Exploring Child Play within the Framework...

4 Реиграбельность (англ. replayability, replay value) — свойство компьютерной игры быть интересной при повторном прохождении.Чем большее влияние на развитие событий оказывают действия игрока, тем выше реиграбельность. Для повышения реиграбельности,разработчики увеличивают количество предоставленных игроку возможностей, большее количество вариантов последствий действийигрока, добавляют в игру дополнительные материалы, которые игрок получает в случае особо успешных действий в игре. Наибольшейреиграбельностью обладают многопользовательские игры, в которых ход игры зависит от нескольких игроков, а последствия этих дей�ствий менее предсказуемы для каждого игрока в отдельности.

Page 21: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

Все перечисленное «оправдывает» длительноевремя игры — она не может быстро заканчиваться, ноименно продолжительность игр стороннему наблю�дателю часто представляется излишней, бессмыс�ленной, что беспокоит родителей, и от психологовтребуется ответ на вопрос о норме продолжительно�сти игры. Ответ на этот вопрос и составлет перспек�тиву психологического исследования КИ. Что каса�ется ролевой игры, хорошо известно, что дети не лю�бят, когда взрослые прерывают их игру. Но сам до�школьник чувствует, что его игра «логически» за�кончена, когда ему удается выстроить ее двухтакт�ную форму, т. е. прочувствовать свою инициативу,разобраться в своих намерениях.

В психологии нет однозначного ответа на вопрос окритерии игрозависимости: затраченное на КИ вре�мя считается чрезмерным, если ребенок перестаетвыполнять необходимую для его возраста норматив�ную деятельность, т. е. он теряет границу вымы�сел/реальность, игра для него становится более ре�альной и важной, чем жизнь. Наше исследование за�трачиваемого на игру среднего количества временипоказало, что современные городские подростки иг�рают в компьютерные игры около 18 часов в неделю[3]. Опираясь на представление Б.Д. Эльконина о со�бытии действия [8], мы предположили, что дело не вовремени, затраченном на игру, а в том, насколько иг�рок способен придать своей стихийной, захватываю�щей его игре форму, т. е. уловить чувство собствен�ной активности, придать игре ритм, испытать собст�венные опоры и изменить ситуацию действования.Если в игре ребенок пробует поставить и решитьсвою собственную задачу, а не просто выполнить за�дачу, встроенную в игру разработчиком, то это можетбыть критерием развития действия, сколько бы играни продолжалась. В рамках возрастной периодиза�ции Д.Б. Эльконина длительность игр, возвращениек ним, является понятным и закономерным, ведь под�ростковый возраст связан с присвоением смысловойстороны деятельности, которое, например, в до�школьном возрасте длится около четырех лет.

Большинство развлекательных КИ имеет жесткоустановленные правила, задачи и способы действия,что не позволяет игроку реализовать собственныйзамысел, выполнить поставленную самостоятельноигровую задачу. Но как в КИ зафиксировать появле�ние у игрока своей задачи? Для ответа на данный во�прос мы опробовали метод эксперимента, позволяю�щий уловить переход к собственному замыслу и егореализации в игре. Данный эксперимент носит пред�варительный характер, является лишь первой про�бой концепции формы игры, «примеркой» представ�ления о всеобщности вызова к компьютерной игре.

Экспериментальная ситуация строилась как по�следовательное разыгрывание ребенком двух раз�личных видов игр: сначала компьютерной, а потомнастольной, однако «содержание и сюжет» обеих игрбыли одинаковы. В компьютерной игре наблюдательне видит, ставит ли ребенок собственную игровуюзадачу, реализует ли ее, но в «классической» игре

этот момент можно зафиксировать по тому, как иг�рок взаимодействует с полем и правилами игры.В данном случае настольная игра — это реализациякомпьютерного варианта, и поскольку содержаниеигры аналогично, можно предположить, что в ее ком�пьютерном варианте ребенок тоже ставил (или по�ставил бы, если бы разработчик эту возможностьвстроил в КИ) самостоятельную игровую задачу.

Мы выбрали компьютерную игру Angry Birds и еенастольный аналог. В настольной игре испытуемыйдолжен был сам конструировать препятствия и ук�рытия, бросать снаряды так, чтобы попасть в мише�ни, и, таким образом, уровень его физической актив�ности был значительно выше, чем в компьютерномварианте Angry birds, и большинстве настольныхигр. В эксперименте приняли участие 24 испытуе�мых в возрасте 15—17 лет.

После того, как испытуемый поиграл в компью�терную игру Angry Birds, ему предлагалось сыграть вее настольный вариант. Экспериментатор не уста�навливал правила игры, но разъяснял испытуемомуназначение игровых предметов (мишени, снарядов,игрового поля, препятствий и т.п.). Это позволялофиксировать перенос испытуемым правил, условийигры из компьютерной версии в настольную. Ходигр испытуемых оценивался по следующим крите�риям: а) время игры; б) живость игры, интерес к иг�ре (он связан с принятием ребенком вызова разра�ботчика); в) техника игры; г) присутствующие в игреповторы; д) присутствующие в игре риски; е) сте�пень изменения/соблюдения правил (этот показа�тель связан с созданием своего игрового вызова).

Перед началом эксперимента мы посредством оп�росника [3] выяснили, сколько времени в течениесвоей обычной недели дети проводят в игре (каккомпьютерной, так и любой другой), и для опытаотобрали подростков, играющих более 30 часов в не�делю (это намного больше среднего времени, потра�ченного на игру подростками).

В ходе настольной игры почти все участники про�бовали изменить правила/условия игры так, чтобылегче достигнуть хорошего результата (сбить все ми�шени). Из общего количества испытуемых (24 чело�века) четверть — 6 подростков — не только играли,как в КИ, но изменяли игровое поле, условия игрытак, чтобы поставить себе новые игровые задачи;иными словами, их игровые действия меняли ситуа�цию действования. При этом собственные игровыезадачи были связаны не с тренировкой одного и тогоже способа действия, а с попытками использоватьновые, отличные от предыдущих, известных им, спо�собов выполнения игровой задачи. Самостоятельнаяпостановка и решение игровых задач, изменение ус�ловий, границ игры свидетельствуют о собственномигровом вызове.

Если бы разработчики компьютерной версииAngry Birds встроили в нее возможность влиять наусловия игры, вероятно, значительно больше, чемчетверть игроков, ставили бы собственную игро�вую задачу. Подобная возможность присутствует в

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

21

Page 22: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

некоторых КИ, например, в Minecraft. Эта игра ча�сто обозначается как творческая, но большое коли�чество содержащихся в ней правил, условий, спо�собов внутриигрового действия, большая продол�жительность (некоторые коллективные КИ можноразыгрывать месяцами) делают ее логико�психо�логический анализ крайне затруднительным, ноабсолютно необходимым для точного установле�ния ее психологического содержания и развиваю�щей функции.

В связи с тем, что в некоторых странах пробуютприобретенный в Minecraft игровой опыт перенестина решение неигровых задач, например, на виртуаль�ное проектирование (составление виртуальных картреальных местностей), мы видим следующие акту�альные темы фундаментального исследования ком�пьютерной игры в рамках КИП. Во�первых, это изу�чение содержащихся в самой КИ переходов и флук�туаций игровых и учебных задач; во�вторых, опреде�ление показателей, помогающих отличить функцио�нальное удовольствие, которое присуще любой игре,

от скачка, освоения нового действия в процессе иг�ры; в�третьих, выявление встроенных разработчи�ком в КИ характеристик, провоцирующих застрева�ние ребенка в игре (это может быть невозможностьили высокая сложность достижения/выработки от�ветов на последовательные игровые вызовы). Нако�нец, в�четвертых, это разработка культуролого�логи�ко�психологического анализа игры как инструмента,позволяющего установить степень «положительно�го» и «отрицательного» влияния КИ на развитиедетского действия.

В качестве заключения можно сказать, что кон�цепция культурной формы игры, содержащей Вызов(которому дают начало границы возможностей дей�ствия, риск) и Ответ на него, является основанием нетолько сюжетно�ролевой игры, но и игр с правилами,а также компьютерных игр. Вызов сопряжен с дейст�вием, меняющим ситуацию действования; он харак�терен для всех игровых форм, которые и «призваны»связывать в смысловой узел то, что в повседневномповедении ребенка разобщено.

Эльконинова Л.И., Григорьев И.С. Опыт и перспективы исследования детской игры...Elkoninova L.I., Grigoryev I.S. Exploring Child Play within the Framework...

22

Литература

1. Выготский Л.С. Собрание сочинений: в 6 т. Т. 2 (504 с.),Т. 4 (433 с.), Т. 6 (377 с.). М.: Педагогика, 1982—1984.

2. Выготский Л.С. Игра и ее значение в психическомразвитии ребенка // Вопросы психологии. 1966. № 6.С. 62—76.

3. Григорьев И.С. Экспериментальное исследование игрсовременных подростков // Молодые ученые — столично�му образованию. Материалы XIV Городской научно�прак�тической конференции с международным участием. Т. I.М.: ГБОУ ВПО МГППУ, 2015. С. 25—27.

4. Леонтьев А.Н. Психологические основы дошкольнойигры // А.Н. Леонтьев. Проблемы развития психики. М.:Изд�во МГУ, 1972. 575 с.

5. Проблемы дошкольной игры: психолого�педагогиче�ский аспект / Под. ред. Н.Н. Поддьякова, Н.Я. Михайлен�ко. М.: Педагогика, 1987. 192 с.

6. Смирнова Е.О., Радева Р.Е. Психологические особен�ности компьютерных игр: новый контекст детской суб�культуры // Образование и информационная культура.Социологические аспекты. Труды по социологии образо�вания. Т. V. Вып. VII / Под. ред. В.С. Собкина. М.: Центрсоциологии образования РАО, 2000. С. 330—369.

7. Эльконин Б.Д. Введение в психологию развития. М.:Тривола, 1994. 168 с.

8. Эльконин Б.Д. Событие действия (Заметки о разви�тии предметных действий II) // Культурно�историческаяпсихология. 2014. № 1. С. 11—19.

9. Эльконин Д.Б. Психология игры. М.: Педагогика,1978. 304 с.

10. Эльконинова Л.И., Эльконин Б.Д. Знаковое опосред�ствование, волшебная сказка и субъектность действия //Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 1993. № 2. С. 62—70.

11. Эльконинова Л.И. О предметности детской игры //Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 2000. № 2. С. 50—65.

12. Эльконинова Л.И., Бажанова Т.В. Развитие формысюжетно�ролевой игры // Культурно�историческая психо�логия. 2007. № 2. С. 2—10.

13. Эльконинова Л.И. Полнота развития сюжетно�роле�вой игры // Культурно�историческая психология. 2014.№ 1. С. 54—61.

14. Юрьева К.О. Опыт формирования сюжетно�роле�вой игры в условиях инклюзивной группы детского са�да // Молодые ученые столичному образованию. Матери�алы XII городской научно�практической конференции смеждународным участием (ГБОУ ВПО МГППУ). М.:ГБОУ ВПО МГППУ, 2013. С. 96—98.

Page 23: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

23

Exploring Child Play within the Frameworkof CulturalHistorical Psychology:

Experience and PerspectivesL.I. Elkoninova*,

Moscow State University of Psychology & Education; Moscow School of Social & Economic Sciences, Moscow, Russia,[email protected]

I.S. Grigoryev**,Moscow State University of Psychology & Education, Moscow, Russia,

[email protected]

The paper reconstructs the history of the problem of the development of mind on the example of childplay. It reveals how researchers from the cultural�historical school of thought explored the developmentalfunction of play, recorded quantitative leaps in its development and attempted to reconstruct it — from theworks of L.S. Vygotsky and his followers (activity approach to role play: A.N. Leontiev, D.B. Elkonin,N.Ya. Mikhaylenko, N.A. Korotkova and others) to the works of researchers who studied the very act ofdevelopment in play (L.I. Elkoninova, T.V. Bazhanova, K.O. Yuryeva). It is argued that the concept of thecultural form of play that contains the Challenge (limited by possibilities of action, by risk) and theResponse to it serves as a foundation not only for role�playing games, but also for games with rules andcomputer games too. The Challenge is associated with action which transforms the situation of acting andis typical of all forms of play that are required to tie together everything that is separated in an everydaybehavior of a child.

Keywords: history of child play, ideal cultural form, role play, developmental act in play, challenge in play,computer game.

References

1. Vygotskii L.S. Sobranie sochinenii: V 6 t. T. 2 (504 s.),T. 4 (433 s.), T. 6 (377 s.) [Works in 6 vol.]. Moscow: Pedago�gika. 1982—1984.

2. Vygotskii L.S. Igra i ee rol' v psikhicheskom razvitiirebenka [Play and its role in child's psychic development].Voprosy psikhologii [Questions of Psychology], 1966, no. 6,pp. 62—76.

3. Grigoriev I.S. Eksperimental'noye issledovaniye igrsovremennykh podrostkov [Experimental investigation ofcontemporary teenager's games]. Materialy of the FourteenthGorodskoi nauchno�prakticheskoi konferentsii s mezhdunaro�dnym uchastiem "Molodye uchenye stolichnomu obrazovaniiu".Vol. I. (g. Moskva, 24 aprelya, 2015 g.) [Proceedings of theFourteenth International Scientific and Practical Conference"Young scientists for capital's education"]. Moscow: Publ.GBOU VPO MGPPU , 2015. Vol. 1. рр. 25—27.

4. Leont'ev A.N. Psikhologicheskiie osnovy doshkol'noyigry [Psychological bases of preschool play]. In Leont'ev A.N.

Problemy pazvitiia psikhiki [Problems of development of thepsyche]. Moscow: Publ. MGU, 1972. 575 p.

5. Podd'iakov N.N. (eds.) Problemy doshkol'noy igri[Problems of preschool play]. Moscow: Pedagogika, 1987. 192 p.

6. Smirnova Ye. O., Radeva Ye. Psikhologicheskiyeosobennosti komp'iuternykh igr: novyi context detskoyi sub�kul'tury [Psychological features of computer games: a newcontext of children's subculture]. Obrazovaniie i informa/ctzionnayia kul'tura. Sotziologicheskiye aspekty. Trudy po sotzi/ologii obrazovaniya [Education and information culture.Socilogical aspects. Proceedings of the sociology of education].Sobkin V. S. (ed.). Moscow: Centre for the sociology of edu�cation RAO, 2000. Vol. V. Issue VII. pp. 330—369.

7. El'konin B.D. Psikhologiia pazvitiia [Psychology ofdevelopment]. Мoscow: Trivola, 1994. 168 p.

8. El'konin B.D. Sobytiie deistviia [Event of action].Kul'turno/istoricheskaya psikhologya [Cultural/HistoricalPsychology], 2014, no. 1, pp. 11—19. (In Russ., abstr. in Engl.).

9. El'konin D.B. Psikhologiya igry [Psychology of Play].Мoscow: Pedagogika, 1978. 304 p.

* Elkoninova Lyudmila Iosifovna, PhD in Psychology, associate professor, Moscow State University of Psychology & Education;lecturer, Moscow School of Social and Economic Sciences, Moscow, Russia. E�mail: [email protected]** Grigoryev Igor Sergeevich, PhD student, Department of Educational Psychology, Moscow State University of Psychology &Education, Moscow, Russia. E�mail: [email protected]

For citation:Elkoninova L.I., Grigoryev I.S. Exploring Child Play within the Framework of Cultural�Historical Psychology: Experienceand Perspectives. Кul'turno/istoricheskaya psikhologiya = Cultural/historical psychology, 2015. Vol. 11, no. 3, pp. 16—24.(In Russ., abstr. in Engl.). doi: 10.17759/chp.2015110303

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 24: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

10. El'koninova L.I., El'konin B.D. Znakovoie oposred�stvovaniye, volshebnaya skazka i sub'iektnost' deistviya [Signmediation, fairy�tale and subjectivity of action]. Vestnik Mosk.un/ta [Moscow University Bulletin] Seriia 14. Psikhologia,1993, no. 2, pp. 62—70.

11. El'koninova L.I. O predmetnosti detskoy igry [On theobjectness of children's play]. Vestnik Mosk. un/ta [MoscowUniversity Bulletin] Seriya 14. Psikhologya, 2000, no. 2,pp. 50—65.

12. El'koninova L.I. , Bazhanova T.V. Razvitie formysiuzhetno�rolevoi igry [The development of form of pretendplay]. Kul'turno/istoricheskaya psikhologiya [Cultural/Histori/cal Psychology], 2007, no. 2, pp. 2—10. (In Russ., abstr. inEngl.).

13. El'koninova L.I. Polnota razvitiia siuzhetno�rolevoiigry [Role Play Development: The Complete Picture].Kul'turno/istoricheskaya psikhologiya [Cultural/HistoricalPsychology], 2014, no. 1, pp. 54—62. (In Russ., abstr. in Engl.).

14. Iur'eva K.O. Opyt formirovaniia siuzhetno�rolevoi igryv usloviiakh inkliuzivnoi gruppy detskogo sada [The experi�ence of forming the pretend play in in clusive kindergarten]."Molodye uchenyie stolichnomu obrazovaniiu". MaterialyDvenadtzatoi Gorodskoi nauchno�prakticheskoi konferentsiis mezhdunarodnym uchastiem (g. Moskva, 18 aprelya 2013 g.)[Proceedings of the Twelfth International Scientific andPractical Conference "Young scientists for capital's educa/tion"]. Moscow: Publ. GBOU VPO MGPPU, 2013. Vol. 1,рр. 96—98.

24

Эльконинова Л.И., Григорьев И.С. Опыт и перспективы исследования детской игры...Elkoninova L.I., Grigoryev I.S. Exploring Child Play within the Framework...

Page 25: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

Новый методологический кризисв психологии и психиатрии: в чем выход?

Проблемы и трудности в исследованиях социаль�ного познания во многом определяются общим мето�

дологическим кризисом в психологии и психиатрии.Наука ХХI века, вооруженная новыми технически�ми средствами исследования головного мозга, не вы�держала очередного искушения надеждой обнару�жить секреты психики в ее биологическом субстрате.

25

Роль идей Л.С. Выготского для становления парадигмысоциального познания в современной психологии:

обзор зарубежных исследованийи обсуждение перспектив

А.Б. Холмогорова*,ФГБУ «ФМИЦПН имени В.П. Сербского» Минздрава России; ГБОУ ВПО МГППУ, Москва, Россия,

[email protected]

Культурно�историческая психология2015. Т. 11. № 3. С. 25—43doi: 10.17759/chp.2015110304ISSN: 1816�5435 (печатный)ISSN: 2224�8935 (online)© 2015 ГБОУ ВПО МГППУ

Cultural�Historical Psychology 2015. Vol. 11, no. 3, рр. 25—43doi: 10.17759/chp.2015110304

ISSN: 1816�5435 (print)ISSN: 2224�8935 (online)

© 2015 Moscow State University of Psychology & Education

Для цитаты:Холмогорова А.Б. Роль идей Л.С. Выготского для становления парадигмы социального познания в современной психо�логии: обзор зарубежных исследований и обсуждение перспектив // Культурно�историческая психология. 2015. Т. 11.№ 3. С. 25—43. doi: 10.17759/chp.2015110304

* Холмогорова Алла Борисовна, доктор психологических наук, профессор, заведующая лабораторией клинической психоло�гии и психотерапии ФГБУ «ФМИЦПН имени В.П. Сербского» Минздрава России, заведующая кафедрой клиническойпсихологии и психотерапии, и.о. декана факультета консультативной и клинической психологии, ГБОУ ВПО МГППУ,Москва, Россия. E�mail: [email protected]

В статье дается анализ причин повышенного интереса к культурно�исторической теории развития пси�хики Л.С. Выготского у ряда современных зарубежных исследователей социального познания в свете име�ющихся методологических противоречий и последних эмпирических данных современной науки. Анали�зируются основные идеи и понятия культурно�исторической концепции, на которые опираются в своихисследованиях зарубежные последователи Л.С. Выготского, в том числе известные эксперты в областиизучения процессов социального познания в фило�антропо� и онтогенезе M. Tomasello и Ch. Fernyhough.Приводится описание концептуального аппарата и моделей развития социального познания в фило�ант�ропо� и онтогенезе, разработанных этими учеными в опоре на положения культурно�исторической кон�цепции Л.С. Выготского. Особое внимание уделяется положению о диалогической природе человеческогомышления как основы развития социального познания в онтогенезе. Рассмотрены механизмы зарождениядиалогического мышления из эгоцентрической речи, описанные в оригинальной модели становления со�циального познания в онтогенезе Ch. Fernyhough. Анализируются положения и понятия культурно�исто�рической концепции и ведущихся на ее основе разработок отечественных авторов, обладающие эвристиче�ским потенциалом для дальнейшего становления парадигмы социального познания.

Ключевые слова: культурно�историческая теория развития психики, социальное познание (socialcognition), социальное понимание (social understanding), ментализация, теория психического (Theory ofmind), диалогическое мышление, модель диалогического мышления (dialogical thinking model), интери�оризация, эгоцентрическая речь, интенциональный субъект (intentional agent), ментальный субъект(mental agent), социальная мотивация, социальная ангедония, кооперативная коммуникация, высшие инатуральные психические функции, теория привязанности, эмоциональный диалог, психические ново�образования, рефлексия, субъектная позиция, партнерское сотрудничество.

Для человека понимание ментальных состояний —То же самое, что эхолокация для летучей мыши.

Дан Спербер(конференция по дарвинизму и гуманитарным наукам, июнь1993)

Page 26: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

Биологический редукционизм поистине захлестнулсовременную психологию и психиатрию, превратив�шись в методологическую основу бурно развиваю�щихся нейронаук, готовых поглотить основные фи�нансовые вложения, а вместе с ними и все иначе ори�ентированные исследования.

Изучение текущей информации о наиболее мас�штабном современном проекте Национального инсти�тута психического здоровья (NIMH) США, направ�ленном на поиск оснований для новой классификациипсихических расстройств и получившим известностьпод аббревиатурой RDoC (Research Domain Criteria —критерии исследовательских доменов) свидетельству�ет о том, что центральная задача этого щедро финанси�руемого проекта — найти биологические корреляты ввиде различных нейроцепей для самых сложных пси�хических процессов, таких как рефлексия, ментализа�ция, метакогниции (http://www.nimh.nih.gov/rese�arch�priorities/rdoc/development�and�definitions�of�the�rdoc�do�mains�and�constructs.shtml).

В проекте RDoS предполагается, что интеграль�ные свойства психики определяются состояниемнейронных сетей. Однако существует немало дан�ных в пользу других оснований человеческой психи�ки, которые задаются культурно�исторической пара�дигмой. Согласно культурно�исторической теориипроисхождения психики Л.С. Выготского, натураль�ные психические функции присущи и животным, ичеловеку, а высшие — только человеку и формиру�ются они в онтогенезе в процессе освоения ребенкомкультурного опыта. В основе высших психическихфункций, включая мышление, память, внимание,эмоциональные и волевые процессы, лежит системасредств их регуляции, которые даны человеку не отприроды, а заложены в культуре и являются предме�том овладения в течении онтогенеза. Этот процессовладения может нарушаться как по причинам био�логического характера, так и в результате неблаго�приятных средовых факторов, но он в корне отлича�ется от процесса развития психики в животном мире,к аналогии с которым все время прибегают совре�менные сторонники активного внедрения биомеди�цинской модели в научные исследования.

Справедливости ради надо сказать, что критикатакой ориентации управления современной наукойтакже носит масштабный характер. Одна из послед�них дискуссий развернулась на страницах журналаВсемирной психиатрической ассоциации в 2014 г. всвязи с публикацией статьи эксперта NIMH БрюсаКатберта, раскрывающей направленность и основа�ния проекта RDoC. В частности, в ней отмечается:«Сравнительные исследования косвенным образомослабили точку зрения об исключительности чело�веческого вида, которая заключалась в обособленно�сти психики и головного мозга, а также продемонст�рировали данные о сохранности генов, нейротранс�миттеров и поведенческих функций на протяженииэволюции, которые имеются не только у грызунов иприматов, но и среди таких лабораторных животных,как дрозофилы и данио» [49, p. 31].

Общность с данио и дрозофилами сама по себе несвязана ни с чем негативным или оскорбительнымдля человека, но насколько полезен такой подходдля понимания специфики человеческой психоло�гии и психической патологии? Сомнения по этомуповоду выразили многие известные эксперты — уча�стники дискуссии, некоторые высказывания кото�рых приведены ниже [28].

Так, американский эксперт Джером Вейкфилдособо подчеркивает фактическое вынесение за скоб�ки проблемы сознания человека в анализируемомпроекте: «Недостаточное внимание уделяется цент�ральной роли смысла и опыта субъективного созна�ния. Даже если исследования показывают, что чело�веческая исключительность является ошибкой, сис�тема смыслов по�прежнему является сложным иуникальным понятием. Тем не менее, в RDoC умаля�ется значение смысла, субъективного опыта и психи�ческой репрезентации. Нет конечно, в RDoC присут�ствует когнитивный домен, однако с учетом того, чтобольший упор делается на нейрональных цепях, этоскорее ширма» [81]. Автор указывает также на не�возможность установления прямой связи между ра�ботой нейронных цепей и системой смыслов, ролькоторой в психическом здоровье получила вескиедоказательства.

Другой известный американский психиатр Ми�хаил Филлипс уже в заглавии своей статьи выража�ет сомнение, что американская психиатрия в буду�щем сохранит за собой лидирующие позиции притой стратегии исследований, которая диктуется про�ектом RDoC: «Несмотря на то, что инициативаRDoC интеллектуально привлекательна для нейро�биологов, она не совпадает с существующей глобаль�ной траекторией развития психиатрии… инициативаRDoC — это попытка разработать диагностическуюсистему с минимально возможным участием специа�листов, не относящихся к нейробиологии. Предпола�гается, что экономические реалии, социальные фак�торы и культуральные предпочтения подождут, поканейробиологи не обнаружат истину, а затем все ос�тальные подстроятся под эту истину» [67].

Ален Фрэнсис — руководитель проекта по созда�нию классификации DSM�IV и один из самых вид�ных мировых экспертов в области классификациипсихических расстройств — соглашается с важнос�тью продолжения нейробиологических исследова�ний и необходимостью проекта, подобного RDoS, ноуказывает на неадекватное преувеличение его значи�мости как источника революционных изменений вподходе к психической патологии. Он подчеркивает,что уже не первое десятилетие ведутся дорогостоя�щие и углубленные исследования биологических ос�нов психической патологии, которые пока далиочень немного для понимания природы и еще мень�ше для практики лечения различных расстройств:«Институт NIMH занимал лидирующую позицию вподдержке охватившего весь мир энтузиазма, свя�занного с нейронауками, назвав 1990�е гг. десятиле�тием головного мозга, и прилагал немалые усилия к

26

Холмогорова А.Б. Роль идей Л.С. Выготского для становления парадигмы...Kholmogorova A.B. The Role of L.S. Vygotsky's Ideas in the Development...

Page 27: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

внедрению биологических программ в ранее сбалан�сированные исследования, фундаментальные науки,терапию и систему здравоохранения в целом. По су�ти же, из института психического здоровья NIMHпревратился в институт головного мозга. В результа�те его стараниями проведены великолепные иссле�дования, однако никакой практической помощи па�циентам из этого не последовало…» [59].

После общей характеристики кризиса в науках опсихическом здоровье, обратимся к главной теместатьи. Она сфокусирована на парадигме социально�го познания, которая ворвалась в современную пси�хологическую науку на гребне когнитивной парадиг�мы, а ее расцвет совпал с ошеломляющими успехамитехник нейровизуализации. Не удивительно, что но�вая парадигма породила лавину исследований, на�правленных на поиски так называемого социальногомозга [45; 46]. Изложению и критике модели соци�ального мозга посвящена состоящая из двух частейстатья, опубликованная в журнале «Культурно�ис�торическая психология» [21; 22], поэтому здесь нетнеобходимости подробно останавливаться на этоймодели.

Однако в упомянутой статье двух авторов лишькоротко обозначена возможная альтернатива гипо�тезе социального мозга — высказана идея об эврис�тичности культурно�исторической концепции раз�вития психики Л.С. Выготского для дальнейшей раз�работки проблемы социального познания1. Междутем растет число работ западных исследователей со�циального познания, активно цитирующих Л.С. Вы�готского и подчеркивающих основополагающуюроль его идей для преодоления кризиса парадигмысоциального познания, центрированной на методо�логии биологических наук. Эти работы появились впоследние десятилетия на фоне методологическихтупиков и тотального эмпиризма большинства со�временных исследований социального познания. Та�ким образом, более восьмидесяти лет спустя послевыхода работы, посвященной смыслу кризиса в пси�хологии первой половины прошлого столетия [6],Л.С. Выготский снова оказывается на переднемфронте научных дискуссий, а его идеи дают надеждуна выход из очередного кризиса нашей науки, свя�занного с новыми попытками свести психическое кбиологии и нивелировать качественные различиямежду животным и человеком.

А.В. Лурия был уверен, что идеи Л.С. Выготскогозначительно опережают современную ему психоло�гию. Анализируя источники кризиса в психологииначала ХХ в., Л.С. Выготский усматривал его в раз�рыве между описательной и объяснительной психо�логией, который отражал методологический разрывв возможностях изучения сложных и элементарныхпсихических процессов: «Пропасть между физиоло�гическими объяснениями элементарных актов именталистическими описаниями сложных психичес�

ких процессов будет сохраняться до тех пор, пока мыне сможем понять, каким образом естественные про�цессы, как, например, физическое созревание и сен�сорные механизмы, взаимодействуют с процессами,определяемыми культурой; именно это взаимодейст�вие и создает психическую деятельность взрослогочеловека. Нам нужно выйти за пределы организма,чтобы обнаружить источники специфически челове�ческих форм психологической деятельности» [19].

Л.С. Выготский уделял большое внимание про�блеме мозговых основ высших психических функ�ций. В последние годы своей недолгой жизни он изу�чал медицину, ему принадлежат ключевые идеи, от�толкнувшись от которых А.Р. Лурия заложил осно�вы нейропсихологии. При этом Л.С. Выготский, авслед за ним и А.Р. Лурия, указывали, что базовыедля высших психических процессов функциональ�ные системы мозга формируются прижизненно и ог�ромную роль в их формировании играет язык и дру�гие орудия или инструменты цивилизации [8; 19].Эти системы не локализованы в определенных час�тях мозга, а обеспечиваются сложной системой свя�зей между разными блоками. Характерно, что в про�цессе разработки гипотезы социального мозга от�крываются все новые и новые отделы и связи, вклю�ченные в такой сложнейший процесс, как социаль�ное познание, что опровергает гипотезу социальногомозга как имеющего четкую нейро�анатомическуюлокализацию [21; 22].

Л.С. Выготский ставил вопрос о специфике чело�веческой психики, усматривая ее, прежде всего, вкультурном происхождении и особом орудийномстроении [8]. Повторим одно из наиболее часто ци�тируемых высказываний, характеризующих гене�ральную идею Л.С. Выготского: «Чтобы понять вну�тренние психические процессы, надо выйти за преде�лы организма и искать объяснение в общественныхотношениях этого организма со средой. Он любилповторять: те, кто надеется найти источник высшихпсихических процессов внутри индивидуума, впада�ет в ту же ошибку, что и обезьяна, пытающаяся обна�ружить свое отражение в зеркале позади стекла. Невнутри мозга или духа, но в знаках, языке, орудиях,социальных отношениях таится разгадка тайн, ин�тригующих психологов» [18].

Необходимость перехода в исследованиях соци�ального познания от интрапсихологической пара�дигмы (в основе которой лежит представление о со�циальных когнициях как возникающих в результатесозревания определенного генетически запрограм�мированного мозгового субстрата) к интерпсихоло�гической зафиксирована в фундаментальной моно�графии 2008 года издания, редакторы которой явля�ются видными экспертами в вопросах социальногопознания [72; 73]. Однако ссылок на работы Выгот�ского, напрашивающихся в таком контексте, в ней несодержится. Тем не менее, запрос на новую методо�

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

27

1 Эта идея разрабатывалась нами в ряде других работ, посвященных нарушениям социального познания при психической патологиис особым акцентом на роль социальной мотивации и рефлексии (Холмогорова, 2014 б; Холмогорова, Минакова, 2014; Рычкова, Холмо�горова, 2013).

Page 28: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

логию уже четко сформулирован. И к этому времениесть уже немало западных исследователей социаль�ного познания, которые в поисках методологическихориентиров открыли для себя Л.С. Выготского. Оте�чественными исследователями проведен фундамен�тальный анализ зарубежных исследований социаль�ного познания [24], однако цель данного обзора —фокусировка на работах тех зарубежных авторов, ко�торые осознанно работают в культурно�историчес�кой традиции.

В 2008—2009 гг. появляются два фундаменталь�ных труда, сфокусированных на проблеме социаль�ного познания — книга американского психолога,директора Института эволюционной антропологииМакса Планка Майкла Томаселло «Истоки челове�ческого общения» (переведена на русский язык в2011 г. — Томаселло, 2011) и методологическийтрактат британского психолога, профессора Дарем�ского университета Чарльза Фернихоу «О теориипсихического с позиций Выготского: опосредствова�ние, диалог и становление социального понимания»[54]. Прежде всего стоит сказать, что оба автора нео�хотно прибегают к термину социальное познание(social cognition), что естественно для последовате�лей культурно�исторической теории развития пси�хики. Неудачность этого термина заключается в том,что критерием выделения в особый вид психическихпроцессов социальных когниций или социальногопознания служит социальная природа объектов, накоторые это познание направлено; иначе говоря,речь идет о восприятии людьми других людей и раз�личных социальных ситуаций. Между тем, согласноЛ.С. Выготскому, все познание человека, все его ког�ниции имеют социальную природу, поэтому трудноне согласиться с авторами, что лучше использоватьтермины, более точно описывающие изучаемый в па�радигме социального познания процесс. М. Томасел�ло пишет о механизмах зарождения специфическичеловеческих форм коммуникации в процессе эво�люции, лишь упоминая термин социальные когни�ции (social cognition) или социокогнитивные про�цессы, а Ч. Фернихоу пользуется термином социаль�ное понимание (social understanding), который счи�тает более точным для описания процессов, связан�ных с расшифровкой (mind reading) ментальных со�стояний.

В свете задач данной статьи особенно важно от�метить уверенные заявления обоих авторов, чтоименно идеи Л.С. Выготского позволили им в корнепо�новому взглянуть на специфику человеческойкоммуникации и понимания людьми друг друга, т.е.с принципиально иных позиций подойти к активнодискутируемым в современной психологии пробле�мам, кристаллизованным в таких терминах, как мен�тализация (mentalization), теория психического(ToM), расшифровка психических состояний (mindreading).

Таким образом, положения культурно�историче�ской теории развития помогают современной наукенаметить пути выхода из описанного выше кризиса.

В данной статье мы попытаемся дать ответ на не�сколько вопросов, связанных с перспективами ис�следования социального познания с позиций кон�цепции Л.С. Выготского, которые и задают ее струк�туру. Перейдем к первому из них.

Как возникла новая волна интересак идеям Выготского в рамках исследования

процессов социального познанияв зарубежной психологии?

Вопреки уже более четверти века продолжаю�щимся стараниям многих исследователей отыскатьнейроанатомический субстрат, лежащий в основе не�кой универсальной социально�когнитивной способ�ности к пониманию психических состояний другихлюдей [60; 80], никаких очевидных доказательствэтого субстрата так и не обнаружено [21; 22]. Крометого, современные исследования социального позна�ния позволяют говорить лишь о слабом влиянии ге�нетического фактора, в то время как влияние соци�ального окружения подтверждается во многих ис�следованиях. Приведем некоторые данные.

Предпринимались попытки сравнить сиблинговдетей, страдающих аутизмом (психическая патоло�гия, которая во многом способствовала скачку инте�реса к проблеме социального познания в 1980�е гг.[40]), с сиблингами детей с нормативным развитием,причем обе группы сиблингов были уравнены по по�лу, возрасту и вербальному развитию. В одном из та�ких исследований, в котором приняли участие двегруппы (27 сиблингов больных детей и 27 сиблинговздоровых), было выявлено нарушение способностираспознавать психическое состояние по рисункамглаз с определенным выражением (методика «Mindreading in the eyes») [41] у сиблингов из первой груп�пы, что вроде бы, свидетельствовало о вкладе генети�ческих факторов в нарушения социального познания[51]. Однако прямо противоположные результатыбыли получены в другом исследовании, где приме�нялась та же методика и были обследованы две такиеже группы — по 24 здоровых и больных сиблинга вкаждой, но на этот раз никаких различий между ни�ми не было обнаружено [70].

Были также проведены исследования монозигот�ных и дизиготных близнецов, методология которыхбыла направлена на то, чтобы выявить различия вспособности к ментализации у близнецов с одинако�вой (монозиготные) и разной (дизиготные) наслед�ственностью. В первом исследовании была взята вы�борка из 119 близнецовых пар в возрасте 42 месяца иданные показали более высокие корреляции показа�телей у монозиготных пар, что свидетельствовало впользу роли генетического фактора [61]. Однако внаиболее методологически корректном исследова�нии, проведенном на выборке из 1000 близнецов ввозрасте 60 месяцев значения корреляций у моно� идизиготных близнецов были абсолютно идентичны,что полностью опровергало генетическую гипотезу

28

Холмогорова А.Б. Роль идей Л.С. Выготского для становления парадигмы...Kholmogorova A.B. The Role of L.S. Vygotsky's Ideas in the Development...

Page 29: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

[62]. Эти данные можно интерпретировать как воз�растание роли средовых факторов по мере развития,но возможно и то, что возрастание выборки позволи�ло скорректировать возможные ошибки при анализеданных первой, которая была почти в 10 раз меньше.

Таким образом, в проведенных, правда, пока не�многочисленных исследованиях вклад генетичес�ких факторов в развитие социального познанияне был подтвержден. Более согласованными и об�ширными являются данные относительно роли фак�торов среды и социального окружения в уровне раз�вития социального познания у детей, на которых мыкоротко остановимся ниже.

Ч. Фернихоу называет еще одну причину повы�шенного интереса к идеям Л.С. Выготского, имею�щую чисто методологический характер. Главным во�просом в философских и методологических спорахвокруг процессов социального познания являетсявопрос, имеющий картезианское происхождение:как один познающий субъект может обрести способ�ность понимать другого познающего субъекта, в товремя как психическое состояние невозможно объ�ективно наблюдать, а любое познание, согласно Де�карту, возможно только на основе существующих учеловека перцептивных систем. Однако Л.С. Выгот�ский преодолевает парадокс декартовой концепции,полагая психическое в качестве особой формы ак�тивности, которая может существовать за пределамитела и его перцептивных систем и осуществлять вза�имодействие с такими же другими активными пси�хическими системами. Ч. Фернихоу не упоминает отом, что за это представление в 1930�е гг. Л.С. Выгот�ский был обвинен в идеализме, отходе от позицийматериализма и подвергнут сокрушительной крити�ке в стране победившего марксизма. Теория деятель�ности А.Н. Леонтьева позволила вывести культурно�историческую парадигму Л.С. Выготского из�под за�прета после соответствующей коррекции — был вы�двинут тезис о совместной деятельности ребенка совзрослым [17]. Помимо взаимодействия в идеальномплане появляется совместный предмет деятельнос�ти, то, что в модели Фернихоу называется триадиче�скими отношениями — взрослый—ребенок—объектреальности, на который направлено совместные вни�мание (shared attention) и совместная деятельность(sharing).

В результате такого выхода из методологическоготупика возникает концепция базовой интерактивнос�ти человеческой психики и человеческого мышления,существующего изначально в экстериоризованныхформах взаимодействия между людьми и лишь позд�нее, в результате интериоризации, приобретающегохарактер внутреннего процесса, сохраняющего, одна�ко, свою диалогическую природу. Как будет видно вдальнейшем, именно эти идеи Л.С. Выготского былизамечены рядом современных исследователей соци�ального познания как путеводные маяки в море мето�дологических и эмпирических противоречий.

Помимо этого, возрастающие свидетельства оважной роли языка в развитии процессов социально�

го познания [39] заставляют искать наиболее полез�ные теоретические идеи для понимания механизмовэтого влияния. Такие идеи также содержит культур�но�историческая теория Л.С. Выготского, рассмат�ривающая развитие высших психических функцийкак системный процесс, в котором все функции опо�средствованы и тесно взаимосвязаны.

Один из наиболее известных западных последова�телей Л.С. Выготского Дж. Вертч подчеркивал триосновополагающие идеи в его теории происхожденияи строения высших психических функций (ВПФ) —необходимость изучения ВПФ в процессе развития(генетический метод), их интерактивную природу и,наконец, их опосредованный характер [82]. СогласноДж. Вертчу, «...возникновение способности к саморе�гуляции в онтогенезе — центральная тема работ Вы�готского и его последователей. … его идеи о саморегу�ляции могут быть правильно поняты только, если мыпроводим генетический анализ, восходящий к исто�кам саморегуляции» [83]. И далее ученый с сожале�нием констатирует недооценку центральной, про�рывной идеи Выготского: «… исследователи уделялиочень мало внимания его идее о переходе интерпси�хического функционирования в интрапсихическое»[83]. Как будет показано ниже, этот упрек никакнельзя отнести к работам двух анализируемых авто�ров, особенно к модели развития социального позна�ния в онтогенезе Ч. Фернихоу, который положил воснову своей модели механизм интериоризациивнешнего диалога со взрослым во внутренний. Крометого, оба рассматриваемые нами автора в своем ана�лизе опираются на генетический метод — метод на�блюдения и экспериментирования при решении за�дач на социальное понимание у высших приматов и удетей в разных возрастах.

Мы вкратце описали причины, которые побудилиисследователей социального познания обратиться ккультурно�исторической теории развития психики.Остановимся на тех идеях Л.С. Выготского, которыезарубежные авторы выделяют в качестве методоло�гически определяющих для их подхода к проблемеразвития социального познания в фило� антропо� ионтогенезе.

Какие идеи Выготского обладают наибольшейобъяснительной силой для преодоления

разрывов и противоречий в современныхтеориях развития социального познания

в фило антропо и онтогенезе?

Логично начать со взглядов на развитие способ�ности к пониманию других людей в процессе фило�и антропогенеза, т.е. со взглядов эволюционных ант�ропологов, среди которых М. Томаселло представля�ет для нас особый интерес в силу его уже упомяну�той выше приверженности идеям Л.С. Выготского.В предисловии к русскому изданию своей книгиМ. Томаселло отмечает: «Практически с самого на�чала моя работа происходила в контексте теории Вы�

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

29

Page 30: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

готского о познавательном и культурном развитиичеловека. Я заимствовал у Выготского основопола�гающую гипотезу о том, что большинство уникаль�ных аспектов «высшего познания» или даже все онитем или иным способом происходят из социальноговзаимодействия и его интериоризации индивидами.Выготский четко показал, что языку отводится цент�ральная роль в этом процессе, поскольку коммуни�кативный обмен представляет собой особую формусоциального взаимодействия» [79].

Для ответа на главный вопрос книги — вопрос опроисхождении специфически человеческой комму�никации — М. Томаселло привлекает обширныйконцептуальный аппарат. В контексте проблемы со�циального познания представляют особую важностьследующие понятия: 1) intentional subject — интен�циональный субъект, т.е. активный субъект, имею�щий определенные намерения; 2) shared intentionali�ty — совместная интенциональность или направлен�ность; 3) cooperation — кооперация, сотрудничество;4) cooperative communication — кооперативная ком�муникация; 5) social motivation — социальная моти�вация, т. е. направленность на другого человека и со�трудничество с ним.

Согласно взглядам М. Томаселло, филогенетиче�ские корни понимания Другого восходят к человеко�образным обезьянам, эксперименты с которыми ука�зывают на их способность воспринимать другого какактивного субъекта, обладающего собственными на�мерениями (intentional subject). Способность к тако�му первичному, наиболее примитивному социально�му пониманию возникает у человеческого ребенка ввозрасте от 9 месяцев до полутора лет. Эту линию,общую с приматами, М. Томаселло относит к нату�ральной линии развития высших психическихфункций, по Л.С. Выготскому [79]. СогласноМ. Томаселло, развитие высших форм социальногопознания, т.е. разрыв в способностях к социальномупониманию между человеком и шимпанзе, возника�ет еще до овладения ребенком языком, на основеязыка жестов с появлением способности к совмест�ной направленности и совместному вниманию, чтостановится основой довербального диалога и совме�стной деятельности ребенка со взрослым. Он такжессылается на известные исследования, доказываю�щие неспособность к истинно совместной деятель�ности на основе общей цели у шимпанзе [48].

Особую роль в происхождении собственно чело�веческой коммуникации Томаселло отводит коопе/ративной коммуникации, под которой имеет в виду«бескорыстную» коммуникацию, т. е. не имеющуюочевидной прагматической ценности для данногоиндивида. Согласно его гипотезе, именно способ�ность к такой кооперации способствовала выжива�нию и стремительному прогрессу вида homo sapiensв процессе эволюции. Будучи эволюционным антро�пологом, М. Томаселло конечно же ищет обоснова�ния закреплению такого рода способности в процес�се эволюции этого вида и его явному преимуществуперед приматами и другими гоминидами. Поэтому

он задается следующими вопросами: «…мы должныобъяснить, почему человек�реципиент с готовностьюуступает просьбам коммуниканта о помощи и поче�му коммуникант с готовностью предоставляет по�мощь реципиенту, безвозмездно предоставляя ин�формацию, которая пойдет тому на пользу. Почемуособи, совершающие подобные альтруистическиепоступки, оставляют больше потомства?» [79].

Автор указывает, что в наши дни кооперативнаякоммуникация нередко используется в разного родаэгоистических, нечестных, соревновательных инди�видуалистических целях, что позволяет сомневатьсяв том, что не эти контексты, а именно кооперативнаякоммуникация закладывалась в процессе антропоге�неза как коммуникация человеческого типа, принци�пиально отличная от коммуникации высших прима�тов. Однако М. Тамаселло подчеркивает, что коопе�ративная коммуникация выстраивалась исключи�тельно внутри видов деятельности, направленных насотрудничество, а, следовательно, выстроенных в со�ответствии с совместными целями, и только впос�ледствии другие виды деятельности, не предполага�ющие сотрудничества и направленные на достиже�ние некооперативных целей, вобрали в себя коопера�тивную коммуникацию.

Не имея неопровержимых доказательств своейтеории, М. Томаселло выражает уверенность, что егоэволюционная гипотеза не является очередной ми�фологией, «...поскольку общая базовая структурасовместных намерений, лежащая в основе как совме�стной деятельности, так и коммуникативной актив�ности современного человека, несет на себе отчетли�вую печать их общего эволюционного происхожде�ния.<…> Человеческие навыки речевой коммуника�ции надстраиваются над этим уже заложенным в хо�де эволюции базисом кооперативной коммуникации,наделяя человека предельно гибкой, ничем не огра�ниченной и самой мощной формой коммуникациина планете» [79].

Предрасположенность человека к сотрудничествукак основа эволюции и прогресса вида дискутируетсяв философской и антропологической литературе [68].В этой связи интересно также обратиться к статье«Родословная альтруизма» одного из известных рос�сийских генетиков В.П. Эфроимсона, опубликован�ной в журнале «Новый мир» в 1971 г., когда гоненияна генетику в СССР уже ушли в историю [35]. В ста�тье, написанной для широкой публики, приводятсямногочисленные аргументы ученого в пользу сущест�вования генетической предрасположенности к альт�руизму как результату естественного отбора в ходеантропогенеза. Не игнорируя многочисленные страш�ные страницы человеческой истории, автор настаива�ет на той же идее, что и М. Томаселло — на идее пред�расположенности к кооперативной коммуникациикак специфики человеческого вида: «Из этическогонаследства человека, из арсенала его наследственныхнорм реакции в каждую историческую эпоху реализу�ется далеко не все. Для пробуждения, реализацииэтих общечеловеческих эмоций, конечно, требуется

30

Холмогорова А.Б. Роль идей Л.С. Выготского для становления парадигмы...Kholmogorova A.B. The Role of L.S. Vygotsky's Ideas in the Development...

Page 31: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

воспитание. <…> В разные исторические периоды ре�ализуется не весь наследственный этический код, алишь та его часть, которая соответствует социальнымусловиям эпохи. Некоторые элементы этического на�следства временно перестают проявляться из�за пере�рыва в передаче необходимых традиций, другие, на�оборот, усиливаются, гипертрофируются. Но под�спудное существование наследственного кода этичес�ких эмоций трудно оспаривать» [35].

Автор выражает уверенность, что в последниймиллион лет эволюции был создан какой�то наслед�ственный механизм, предрасполагающий человека кэтическим реакциям, альтруизму или тому, что То�маселло называет кооперативной коммуникацией.Конечно, речь идет лишь о предрасположенности кэтическим реакциям, В.П. Эфроимсон ссылаетсяздесь на высказывание другого крупного генетикаФ.Г. Добжанского, который допускал существованиеэтических кодов, создаваемых эвлюционным про�цессом, которые при некоторых условиях могут дей�ствовать вопреки интересам отдельных индивидов,но при этом быть полезными той группе, к которойэти индивиды принадлежат. В итоге Эфроимсон де�лает очень оптимистичный для человечества вывод:«Таким образом, закон естественного отбора, самыймогущественный из законов живой природы, самыйбезжалостный и «аморальный» среди них, постоян�но обрекавший на гибель подавляющее большинстворождавшихся живых существ, закон уничтоженияслабых, больных, в определенных условиях — иименно в тех условиях, в которых создавалось чело�вечество — породил и закрепил инстинкты и эмоциивеличайшей нравственной силы» [35].

Еще одно важное понятие, разрабатываемоеМ. Томаселло — это понятие социальной мотива/ции — направленности на другого человека и коопе�рацию с ним. Очевидно, что ее отсутствие или нару�шение будет препятствовать развитию социальногопонимания, кооперативной коммуникации и соци�альной адаптации. Понятие социальной мотивациипредставляется нам особенно важным в контекстепроблемы психической патологии; подробный ана�лиз этой проблемы представлен в других статьях [23;28; 29; 34].

Если М. Томаселло уделяет особое вниманиепроисхождению способности к социальному пони�манию в фило� и антропогенезе, то трактат Ч. Фер�нихоу полностью посвящен анализу учения Л.С. Вы�готского как основы для создания модели становле�ния способности к социальному пониманию в онто�генезе, под которым он понимает совершенствованиемеханизмов ориентировки человека в ментальныхсостояниях — как собственных, так и других людей.Наиболее близкими по смыслу к термину «социаль�ное понимание» являются два широко употребляе�мых в литературе по социальному познанию терми�на: «теория психического», или ToM (theory ofmind), а также «ментализация». Анализ этих поня�тий дан в ряде обзоров [28; 29; 30; 31; 33], поэтомуздесь мы не останавливаемся на них подробно.

Как справедливо отмечает Ч. Фернихоу, самЛ.С. Выготский прямо не обращался к проблеме со�циального понимания и его становления в онтогене�зе. Тем не менее, согласно Ч. Фернихоу, инноваци�онная модель социального понимания, основаннаяна идеях Выготского содержит значительныйпотенциал для решения трех фундаментальныхдискуссионных вопросов парадигмы социальногопознания: 1) как развивается способность к понима�нию ментальных состояний в онтогенезе; 2) в чемпричина индивидуальных различий в способностяхк социальному пониманию; 3) в чем причины нару�шений процесса развития этих способностей.

М. Фернихоу называет пять идей Л.С. Выготского,которые имеют важное значение для дальнейшей раз�работки проблемы социального понимания:1) идея о развитии как интериоризации социальныхинтеракций, которая может объяснить растущее числодоказательств того, что способность детей к понима�нию психических состояний других людей коренитсяне столько в наследственности, сколько в их опыте со�циальных интеракций; 2) концепция зоны ближайшегоразвития, которая может объяснить, почему сензитив�ность матери и других близких взрослых к актуаль�ным и потенциальным возможностям ребенка способ�ствует лучшему развитию социального понимания;3) идея наивного участия в деятельности взрослых, ко�торую ребенок пока не понимает, но с помощью взрос�лого начинает все лучше осваивать: так ребенок начи�нает употреблять слова, обозначающие психическиесостояния до того, как полностью понимает их смысл[65], т. е. речь идет о «хрупком первичном социальномпонимании» [47]; 4) положение об определяющей ро�ли знакового опосредствования, особенно роли языкадля развития высших познавательных процессов про�ливает свет на свидетельства о важной роли языка вразвитии процессов социального познания [39]; 5) на�конец, положение о роли конкретной культуры и осво/ении ее ребенком в процессе развития (enculturation)побудила ряд авторов ссылаться на Выготского в свя�зи с данными о разнице в моделях психического, со�здаваемых людьми в разных культурах [38, 65].

Ч. Фернихоу перечисляет тех западных исследо�вателей социального понимания, которые опирают�ся в своих работах на идеи Л.С. Выготского:K. Nelson, подчеркнувшая продуктивность идеи ин�териризации для исследований развития социально�го познания в онтогенезе; G. Carpendale и C. Levis[47], попытавашиеся соединить идеи Пиаже и Вы�готского и подчеркнувшие важность эпистемологи�ческой триады, в которой взрослый и ребенок зани�мают разную позицию по отношению к объекту ре�альности, что побуждает ребенка соотносить эти по�зиции и различать собственное ментальное состоя�ние и состояние другого; D. Symons [69], оттолкнув�шийся от теории интериоризации Выготского дляобъяснения процесса овладения языком, описываю�щим ментальные состояния.

Согласно Ч. Фернихоу в основу его модели соци�ального понимания положены две ключевые идеи,

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

31

Page 32: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

выдвинутые Л.С. Выготским еще в первой половинепрошлого столетия: 1) идея о важности знаковогоопосредствования для психического функциониро�вания; 2) идея диалогической природы высших пси�хических функций.

Начнем со второй идеи, идеи диалогичностимышления, которую Ч. Ферихоу развивает и оформ�ляет в модель с таким же названием — dialogicalthinking (DT) model. Этой модели посвящена боль�шая часть трактата, поэтому остановимся на ней по�дробнее. Анализируя широко известный спор междуПиаже и Выготским, а также их последователями офункции эгоцентрической речи, Ч. Фернихоу приво�дит многочисленные эмпирические свидетельства впользу позиции Л.С. Выготского о регуляторнойфункции этой формы речи и ее транзиторного харак�тера на пути ко внутренней речи. Он также привле�кает бахтиновскую теорию диалогичности мышле�ния [2] как важное развитие теоретических разрабо�ток Л.С. Выготского. Приложение этих разработок кпроблеме социального понимания приводит Ч. Фер�нихоу к формулировке центрального положения егомодели развития социального понимания, котораяпозволяет объяснить целый ряд феноменов онтоге�неза, хотя, как признает сам автор, требует дальней�шей эмпирической проверки.

Описывая механизмы развития социального по�нимания, Ч. Фернихоу опирается на три этапа разви�тия социального понимания, выделенные М. Тома�селло: 1) восприятие другого как интенционального,т. е. имеющего определенную направленность и наме�рения, субъекта (intentional subject) — возраст от 9 ме�сяцев до полутора лет; 2) восприятие другого какментального субъекта (mental subject), т. е. обладаю�щего своим собственным психическим состоянием,отличным от моего — возраст около двух лет; 3) вос�приятие другого как рефлексивного субъекта (reflex/ive subject), т. е. способного иметь представление особственном психическом состоянии — возраст око�ло четырех лет. Сам М. Томаселло подробно описы�вает предпосылки возникновения первого этапа как вфило�, так и в онтогенезе, но не дает ответа на вопрос,как, на основе каких механизмов становится возмож�ным переход от первого этапа, доступного и высшимприматам, ко второму, связанному c возникновениемуже специфически человеческой способности к по�ниманию ментальных состояний других людей.

И тут обе ключевые идеи Л.С. Выготского — о ди�алогичности мышления и о его знаковом опосредст�вовании — используются Ч. Фернихоу для трактов�ки особой роли эгоцентрической речи — центрально�го феномена этого периода. Овладение языком Вы�готский рассматривает как огромный скачок в разви�тии когнитивных функций, которые приобретаютопосредованный характер. Согласно гипотезеЧ. Фернихоу, в период перехода ко второму этапу(т. е. в возрасте около двух лет) у ребенка появляет�ся эгоцентрическая речь, которая играет не только

функцию регуляции его собственного поведения ввиде самоинструктирования, но и представляет со�бой экстериоризованный диалог со взрослым, в ко�тором могут быть представлены разные позиции вотношении того или иного объекта реальности, чтопринципиально важно для зарождения способностивоспринимать другого как отдельного ментальногосубъекта со своим видением реальности. Нередко де�ти в этом возрасте говорят вслух сами с собой, меняяпозицию: «мышка хочет молока — нет, мышка не хо�чет молока, не надо лить; я пойду одна — нет, однойнельзя». Дж. Верч и С. Стоун показали в своих экс�периментах, как ребенок, который решает какую�тозадачу совместно и в диалоге с матерью, позднее присамостоятельном решении повторяет этот диалогсам в эгоцентрической речи, регулируя процесс соб�ственного решения [84]2.

Согласно Ч. Фернихоу, такого рода диалог дажеважнее для способности понимать психическое со�стояние другого человека как отличное от собствен�ного, чем овладение ребенком словарем для описа�ния психологических состояний, как считают неко�торые авторы [47]. Интериоризация этого диалога,согласно Ч. Фернихоу, и есть основа диалогическогомышления, которое, в свою очередь, является осно�вой способности вставать на другую точку зрения,видеть реальность с разных позиций, т. е. способнос�ти к социальному пониманию (или, в другой терми�нологии, к ментализации, к созданию теории психи�ческого состояния другого человека).

Диалогическая модель развития социального по�нимания, разработанная Ч. Фернихоу на основекультурно�исторической теории развития психикиЛ.С. Выготского, отличается от позиции последова�телей Пиаже, отрицающих особую опосредствую�щую роль языка и знаковых систем в социальном по�нимании. Анализуя эти отличия, Ч. Фернихоу ука�зывает, что язык рассматривается в этой традициикак возможность говорить о психологическом мире[47] или же как источник информации о социальноммире, но не в функции опосредствования мышленияи поведения. Это приводит к игнорированию важ�нейшей роли появления языка в формировании вну�треннего диалога как предполагаемой основы соци�ального понимания.

Языковое опосредствование мышления и поведе�ния начинается, согласно Л.С. Выготскому, с эгоцен�трической речи ребенка. Этот же принцип Ч. Ферни�хоу распространяет на скачок в развитии социально�го понимания от стадии восприятия другого как ин�тенциального субъекта к стадии восприятия другогокак ментального субъекта, обладающего независимойпозицией и своим взглядом на мир. Для подтвержде�ния своей гипотезы Ч. Фернихоу, следуя генетичес�кому методу, проводит специальное исследование.Он предположил, что если гипотеза о важности эго�центрической речи верна, то успешность решения за�дач на социальное понимание у детей будет прямо

32

Холмогорова А.Б. Роль идей Л.С. Выготского для становления парадигмы...Kholmogorova A.B. The Role of L.S. Vygotsky's Ideas in the Development...

2 Этот же факт подтверждают также многочисленные исследования российских специалистов, обзор которых не входит в задачиданной статьи.

Page 33: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

связана с представленностью эгоцентрической речина возрастном пике ее развития. В период же ее уга�сания, когда излишняя представленность эгоцентри�ческой речи свидетельствует о задержке ее интерио�ризации во внутренний диалог, эта связь будет обрат�ной, а именно, чем больше выражена эгоцентричес�кая речь, тем хуже будут решаться детьми задачи насоциальное понимание. Срезовое исследование трехгрупп детей разного возраста с представлением соот�ветствующих возрасту задач на социальное понима�ние полностью подтвердило эту гипотезу [55].

Свою модель автор разрабатывает с целью объяс�нения механизмов возникновения социального по�нимания в онтогенезе и взаимосвязи между его раз�витием (в том числе атипичным) и характером соци�ального окружения. Особый вызов для современныхисследователей автор видит в необходимости даль�нейшего изучения когнитивных процессов, лежащихв основе интериоризации внешнего диалога совзрослым во внутренний диалог, а также в продол�жении сбора широкого спектра доказательств ролитипичного и нетипичного социального опыта в раз�витии социального познания.

Первые исследования влияния факторов соци�альной среды на успешность развития социальногопонимания у детей проводились в начале 1990�х гг. изафиксировали целый ряд прямых корреляционныхсвязей, которые указывают на важную роль семей�ных факторов. Среди них: семейные коммуникации,касающиеся эмоций и психических состояний [52];число старших сиблингов [66]; материнская способ�ность к осознанию и рефлексии эмоциональных со�стояний [63; 56]; материнская способность к мента�лизации, или построению внутренних психическихрепрезентаций причин собственного поведения и по�ведения других людей [71]; тип привязанности [58]и социально�экономический статус семьи. Интерес�ные факты были обнаружены в лонгитюдных иссле�дованиях в связи выявлением периодов действенно�сти разных семейных факторов. Meins с коллегами[64] показала что фактор материнской способности кментализации и диалогу с ребенком именно на ран�них стадиях развития оказывает фасилитирующиевлияние на дальнейшее развитие социального пони�мания, в то время как в ряде теорий ожидалось, чтоболее важным окажется фактор обсуждения с ребен�ком психологических состояний и внутреннего мирана более поздних стадиях развития. Важной задачейявляется исследование такого фактора, как употреб�ление лексики, описывающей ментальные состоянияв диалоге ребенка и матери. Согласно Ч. Фернихоу,использование такой лексики в эгоцентрической ре�чи ребенка менее важно для становления способнос�ти к социальному пониманию, чем степень диало�гичности эгоцентрической речи, т. е. представлен�ность в ней разных позиций по отношению к объек�ту. Однако доказательство этой гипотезы требуетдальнейших генетических исследований с использо�ванием лонгитюдного дизайна. Наибольшее влияниена развитие социального познания оказывают семей�

ные коммуникации с родителями и сиблингами [47].Видимо, этот первый опыт во многом переноситсяпотом на других людей.

Ч. Фернихоу ставит ряд важных вопросов длядальнейших исследований развития социального по�нимания в онтогенезе: 1) какие социальные интерак�ции наиболее важны для развития социального пони�мания; 2) как они соотносятся с другими факторами,которые играют роль в этом развитии; 3) какие имен�но особенности поведения близких взрослых способ�ствуют интериоризации диалога через эгоцентричес�кую речь и по какие механизмам; 4) на каких этапахразвития эти влияния имеют наибольший эффект.

Линия Л.С. Выготского и линияДж. Боулби — возможна ли интеграция этих

двух фундаментальных теорий развития?

Освещение этого вопроса требует отдельной ста�тьи, так как именно работы Дж. Боулби служат ос�новной опорой для важнейшего направления в ис�следовании социальных когниций. Известным пред�ставителем этого направления является Питер Фо�наги — один из наиболее крупных современныхпредставителей британской психодинамическойтрадиции [56; 58]. П. Фонаги посвятил многочислен�ные труды проблеме пограничного расстройстваличности (ПРЛ), центральной характеристикой ко�торого является нарушение межличностных отноше�ний. В процессе поиска механизмов этого централь�ного нарушения П. Фонаги обращается вначале к те�ории привязанности Дж. Боулби, а затем к понятиюментализации, т. е. к процессам, которые Ч. Ферни�хоу называет социальным пониманием. Многочис�ленные исследования доказывают глубокие наруше�ния способности к ментализации — пониманию пси�хологических состояний других людей — при ПЛР, аразработанная им совместно с Энтони Бейтманомтерапия пограничного расстройства, основанная наразвитии способности к ментализации, доказаласвою эффективность [42]. В данной статье у нас нетвозможности подробно остановиться на последнихразработках П. Фонаги, посвященных проблеме со�циального познания и его нарушений. Укажем толь�ко, что он подчеркивал необходимость интерперсо�нального подхода к этой проблеме, не в последнююочередь отталкиваясь от трудов Дж. Боулби.

Остновимся на некоторых положениях концеп�ции Дж. Боулби, которые, на наш взгляд, имеютпринципиальное значение для дальнейшей разра�ботки концепции развития способности к социаль�ному познанию в онтогенезе [3; 4].

Дж. Боулби, так же, как и М. Томаселло, фикси�рует определенную преемственность эволюционносложившихся адаптивных механизмов у животных ичеловека и постулирует врожденный характер по�требности в привязанности, как у высших животных,так и у человека. Г.В. Бурменская указывает на то,что это положение вступает в определенное противо�

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

33

Page 34: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

речие с культурно�историческим подходом к разви�тию психики, принятым в отечественной психоло�гии [5]. Однако наличие натуральных, природныхпсихических функций никогда не отрицалосьЛ.С. Выготским. Не рассматривая ребенка как «tab�ula rasa», он пишет об их преобразовании в процессеразвития и превращении в высшие психическиефункции. Аналогом этого различения в концепцииДж. Боулби являются глубинная и семантическаяпамять. Если первая сохраняет опыт в довербальнойформе, то вторая, возникающая у ребенка после ов�ладения речью, хранит информацию в вербальнойформе. Однако очевидно, что первая оказывает су�щественное влияние на характер переработки ин�формации и сознательные процессы.

Е.О. Смирнова [25] считает, что обращение тео/рии привязанности к эмоциональным взаимоотноше/ниям ребенка и взрослого на ранних этапах онтогене/за способствует пониманию сущности и происхожде/нию диалогизма сознания и самосознания ребенка.Она также отмечает ее важность для разработки про�блемы невербального «языка» внутреннего глубин�ного слоя сознания, элементы которого Л.С. Выгот�ский называл «знаками без значения», т. е. знакамибез конкретного семантического содержания, но об�ращенными к другому и диалогичные по своей при�роде, а значит, обеспечивающие возможность и необ�ходимость функции «означивания».

Хотя в отечественной психологии разработаномоделирующее представление о развитии как со�вершающемся в диалогическом эмоциональномконтакте с другим человеком, значение эмоцио�нальной связи между ребенком и взрослым малоисследовалось в отечественной традиции, в томчисле в связи с распространенной в советский пе�риод ценностью общественного воспитания. Какотмечает Е.О. Смирнова «…в нашей традиции обыч�но определяющий акцент делался на совместнойдеятельности ребенка и взрослого или на общении,понимаемом как деятельность, где взрослый рас�сматривается как фактор становления самосозна�ния ребенка» [25]. Далее она указывает, что отно�шение взрослого в рамках концепции Дж. Боулбиявляется не средством, а сущностью, содержаниемсамосознания ребенка: «В фокусе теории привязан�ности находится не содержание деятельности (об�щения), а «чистое» отношение взрослого к ребенку,которое интериоризуется и формирует детское са�мосознание. Я и Другой (взрослый) существуют впонятии «рабочая модель» в неразрывном единствеи не могут быть разделены, хотя бы условно, на двенезависимые части» [25].

В своих теоретических и эмпирических исследо�ваниях личностных расстройств Е.Т. Соколова пред�принимает попытку синтеза теории объектных отно�шений, культурно�исторической концепции Л.С.Вы�готского и идей М.М. Бахтина о диалогической при�роде сознания и указывает на важную роль раннегоопыта в формировании довербальных форм воспри�ятия мира социальных отношений [26].

Важным для Дж. Боулби является представлениео непрерывном развитии систем управления и нераз�рывной связи системы управления матери и ребенка.Помимо потребности в привязанности он постули�рует врожденную потребность в исследовательскойдеятельности и рассматривает развитие в раннемвозрасте как динамическое неразрывное единствосистем управления следующими формами поведе�ния: поведение привязанности у ребенка, исследова�тельское поведение у ребенка, поведение привязан�ности у матери, остальные виды активности у мате�ри. Фактически мать и ребенок рассматриваются какединая система, которая продуцирует рабочую мо�дель — основу для поведения с другими людьми и вдальнейшей жизни.

По мере развития первоначально слепое ин�стинктивное поведение преобразуется в более слож�ное, при котором средства достижения цели могутгибко меняться в зависимости от обстоятельств, ра�бочие модели приобретают все более целостный кон�стантный и дифференцированный характер. Способ�ность к корректировке рабочих моделей — важней�шее условие психического здоровья. Дж. Боулби от�водит важную роль сознательной корректировке,употребляя такие понятия, как рефлексия и метаор�ганизующая деятельность.

Ранний опыт отношений с матерью и сформиро�ванное в раннем детстве отношение привязанности взначительной степени определяет дальнейшуюжизнь, прежде всего характер отношений ребенка сдругими людьми. И хотя Дж. Боулби по многим во�просам остро полемизирует с З. Фрейдом, в планеоценки важности роли раннего детства в психичес�ком здоровье он разделяет его позицию. Этот прин�цип реализуется также в представлении об опреде�ленных сензитивных периодах для запуска врожден�ных систем регуляции разных форм поведения,прежде всего поведения привязанности и исследова�тельского поведения. Отсутствие адекватных усло�вий для запуска этих систем, прежде всего надежно�го объекта привязанности, который находится в по�стоянном контакте с ребенком и чуток к его потреб�ностям, приводит к нарушениям развития и различ�ным психическим расстройствам.

Какие еще идеи и понятия Л.С. Выготскогои его российских последователей требуют

пристального внимания для дальнейшейразработки парадигмы социального познания?

На наш взгляд, многие проблемы и неясности висследованиях социального познания позволяет раз�решить положение Л.С. Выготского о натуральных ивысших психических функциях и их происхождении[7; 8; 9; 10; 16]. И хотя, как было показано выше, наэто понятие опирается в своих разработках М. Тома�селло [79], на наш взгляд, его потенциал еще далеконе исчерпан. Согласно этому положению в процессеразвития натуральных функций внимания, памяти,

34

Холмогорова А.Б. Роль идей Л.С. Выготского для становления парадигмы...Kholmogorova A.B. The Role of L.S. Vygotsky's Ideas in the Development...

Page 35: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

мышления, носящих непроизвольный характер, необладающих качествами опосредствованности и осо�знанности, идет созревание определенных структурмозга и подготовка ко второму пути развития психи�ки, определяющему скачок к высшим психическимфункциям, — культурно�историческому. Если рас�сматривать процесс социального познания как име�ющий такую же двойственную природу, то и воз�можные нарушения социального познания становят�ся более понятными.

1. Они могут быть следствием нарушений разви�тия натуральных функций, связанных с патологиейопределенных связей в центральной нервной систе�ме, которые могут носить как врожденный, так иприобретенный в результате биологических вредно�стей характер.

2. Они могут быть связаны с психической депри�вацией в первые годы жизни, когда, например, отсут�ствуют необходимые условия для развития нату�ральной функции СП, в виде дефицита стабильногопозитивно окрашенного эмоционального диалога сблизким взрослым.

Наконец, возможно и сочетание первого и второ�го факторов, блокирующих развитие здоровой, на�дежной привязанности, по Дж. Боулби, являющейсяосновой для эмоционального диалога со взрослым;этот диалог, по нашей гипотезе, является нату�ральной функцией социального познания, из кото�рой рождается совместная интенциональность ивнешний диалог, который затем интериоризуется истановится основой диалогического и даже полифо�нического мышления как основы понимания психи�ческих состояний других людей.

Итак, разные по природе дефекты в развитиинатуральной функции СП препятствуют разви�тию его высших форм в виде рефлексивной, со�знательной регуляции этих процессов на основеразличных, заложенных не в мозге, а в культуреинструментов, которые транслируются ребенкув отношениях с другими людьми.

Свою теорию развития психики Л.С. Выготскийназывал то культурной, то инструментальной, то ис�торической. Эту тройственность А.Р. Лурия поясня�ет следующим образом «Каждый их этих терминовотражал различные черты предложенного им новогоподхода в психологии. Каждый из них подчеркивалразличные источники общего механизма, при помо�щи которого общество и его история создают струк�туру тех форм деятельности, которые отличают че�ловека от животных» [18].

«Инструментальный» аспект определял опосре�дованное, орудийное строение высших форм психиче�ской деятельности. «Культурный» включал социаль�но детерминируемые способы получения знаний и ви�ды орудий, как физических, так и умственных. «Исто�рический» дополнял «культурный» идеей о том, чтоэти средства развиваются и изменяются в процессе ис�тории и культурной эволюции человечества.

Таким образом, мы фиксируем еще одно важней�шее положение Л.С. Выготского, которое пока недо�

статочно оценено зарубежными исследователями со�циального познания — положение об орудийном,или инструментальном характере человеческойпсихики. Между тем, это положение является осно�вой педагогики «обходных путей» (см. ниже), реа�билитационных программ и любых других программи психотерапевтических интервенций, направлен�ных на преодоление дефицитов социального пони�мания как в норме, так и в патологии. Для высшейпсихической функции социального познания эти не�обходимые инструменты включают: богатый эмоци�ональный словарь, навыки улавливания своих мыс�лей и чувств, понимания их связи с конкретными си�туациями взаимодействия, навыки выдвижения ипроверки гипотез относительно психического состо�яния и намерений другого человека и т. д.

Отсутствие этих внутренних средств или инстру�ментов психики ведет к неспособности регулироватьсобственное психическое состояние и понимать вну�треннюю жизнь других, а значит, к неизбежным кон�фликтам, социальной и эмоциональной дезадапта�ции, повышенному уровню стресса. Недоразвитиенатуральной функции социального познания в видеотношений привязанности и эмоционального диало�га тормозит развитие высших функций социальногопознания — такого важного новообразования, какдиалогическая внутренняя речь, на основе которойнадстраивается необходимый инструментарий дляпостроения ментальных образов себя и другого. Де�фицитарность инструментария для регуляции каксвоего психического состояния, так и межличност�ных отношений может определяться разными фак�торами и быть выражена в разной степени при раз�ных психических расстройствах, образуя соответст�вующие спектры или континуумы. Как формирова�ние более надежной привязанности и способности кдиалогу, так и передача культурного инструмента�рия в виде знаний и навыков социального познаниядолжны стать задачами педагогической и психотера�певтической работы.

Подобно тому, как глухота и слепота блокируютвозможности обучения и усвоения ребенком куль�турного инструментария, у детей с аутизмом нару�шаются базовые натуральные процессы социальногопознания в виде трудностей установления эмоцио�нального контакта взрослого с ребенком, страдаю�щим аутизмом, в основе которых могут лежать опре�деленные дефекты нервной системы. Особое внима�ние Л.С. Выготского к подобным нарушениям разви�тия было связано с поисками обходных путейтрансляции культурного опыта там, где обычныепути оказываются перекрытыми или недоступными[8]. Подобно тому, как глухота и слепота у детей тре�буют поиска обходных путей, для освоения культур�ного инструментария, организующего их психичес�кие функции, освоение детьми с аутизмом культур�ных инструментов, организующих их социальное по�знание, также требует поиска обходных путей. Такиепути описаны на примере случаев преодоления дажесамых тяжелых форм аутизма [36].

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

35

Page 36: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

Еще одна принципиальная для исследований со�циального познания идея Л.С. Выготского касаетсясвязи аффекта и интеллекта. Б.В. Зейгарник лю�била цитировать слова Л.С. Выготского о том, чтоотрыв мышления от аффекта закрывает путь к пони�манию мышления. Лишь в самые последние годы впотоке исследований социального познания появля�ются отдельные работы, в которых поднимается во�прос о значимости проблемы мотивации общениядля понимания механизмов СП, среди них теориямоделей отношений (relational models theory) A. Fis�ke [44]. Создается впечатление, что до последнеговремени проблема мотивации оставалась слепымпятном для специалистов, изучающих СП [43].И здесь необходимо упомянуть понятие социальноймотивации, введенное М. Томаселло, дальнейшаяразработка которого представляется чрезвычайноважной. М. Томаселло упоминает о том, что для раз�вития социального познания необходимо, чтобы ре�бенок получал удовольствие от общения, это такженеобходимое условие формирования надежной при�вязанности, по Дж. Боулби [4].

В российской клинической психологии, начинаяс 1980 гг., под руководством Б.В. Зейгарник иЮ.Ф. Полякова активно исследовались процессынарушения социального познания при психическойпатологии, которые в последнее десятилетие полу�чили развитие в исследованиях влияния социальнойангедонии — отсутствие удовольствия от общения,которое приводит к избеганию контактов — на нару�шения социального познания у больных шизофре�нией [23; 34]. Эти исследования позволяют выдви�нуть следующую гипотезу: социальное окружениевлияет на создание социальной мотивации, ее ак�туализацию и развитие или подавление. Сниже�ние социальной мотивации в виде направленнос�ти на другого человека приводит к нарушениям всоциальном познании и понимании других людей.В связи этим важно упомянуть еще одно важное по�нятие Л.С. Выготского — понятие социальной ситу�ации развития.

Кроме того, в свете рассмотренной выше моделиЧ. Фернихоу и цитируемых им данных эмпиричес�ких исследований эвристичными являются поло�жение Выготского о революционном характереразвития и понятие психических новообразова�ний, которые переводят психику на принципиальноновый уровень развития, как это происходит с по�явлением способности к социальному пониманиюдругого как ментального субъекта или позже — какрефлексивного субъекта. По Ч. Фернихоу, посте�пенная интериоризация внешнего диалога во внут�ренний на этапе эгоцентрической речи приводит кперестройке всех когнитивных структур. Таким об�разом, именно появление диалогической внутрен�ней речи можно считать важнейшим новообразова�нием этого периода. Наконец, положение о сензи�тивных периодах развития для определенныхвысших психических функций — важная основадля поиска тех условий и механизмов, которые ло�

жатся в основу дальнейшего прогресса в развитиитой ли иной функции. В модели Ч. Фернихоу такимсенизитивным периодом, когда закладываются ос�новы способности к социальному пониманию, яв�ляется этап эгоцентрической речи, а механизмом —ее диалогический характер. На этапе закладываниянатуральной функции — опорной для более высо�ких форм социального познания — таким сензитив�ным периодом, видимо, является раннее детство,когда возникает эмоциональный диалог со взрос�лым, связанный с позитивным аффектом от такогообщения как основы общей, совместной интенцио�нальности и активности ребенка и взрослого.

Важным для дальнейшей разработки проблемысоциального познания представляется разрабатыва�емое в Московской психологической школе поня�тие рефлексии [1; 14; 20; 21]. Одним из многообе�щающих подходов к проблеме развития, основан�ным на культурно�исторической концепцииЛ.С. Выготского, является рефлексивно�деятель�ностный подход (РДП), разрабатываемый В.К. За�рецким с соавторами при работе с детьми с труднос�тями в обучении [12; 13; 14]. Не имея возможностиподробно останавливаться на основных положенияхэтого подхода, хочется отметить три из разрабатыва�емых его адептами понятий, представляющих осо�бый интерес в свете проблемы развития социальногопонимания. Понятие субъектная позиция [15] струдом поддается переводу на английский язык, таккак речь идет не просто о субъективном взгляде нареальность (perspective), а о деятельном, активномотношении к ней, т. е. выраженной интенционально�сти позиции — position of agency.

Второе понятие — это понятие сотрудничества,под которым понимается не просто кооперация(cooperation), но равноправное взаимодействие, прикотором взрослый занимает не инструктирующую, апартнерскую позицию (partners cooperation), всячес�ки поддерживая субъектную позицию ребенка и под�ключаясь только по его запросу, т. е. двигаясь в зонеего ближайшего развития.

Здесь интересно отметить, что, обсуждая пробле�му развития социального понимания в разных куль�турах, Ч. Фернихоу особо подчеркивает такую ха�рактеристику материнского диалога с ребенком, какстепень его «инструктивности». Он предполагает,что инструктивность с явным доминированием по�зиции взрослого не способствует диалогичности эго�центрической речи, а позднее, после ее интериориза�ции, и диалогичности мышления. Однако эта про�блема некоторых культур, по его мнению, можетбыть компенсирована общением со старшими сиб�лингами и сверстниками. Таким образом, фундамен�тальное положение Выготского о роли культуры вконтексте проблемы социального понимания выли�вается в специфику воспитательных воздействий ихарактера взаимодействия между близким взрослыми ребенком: партнерского, представляющего две по�зиции, или же инструктивного — с доминирующейпозицией взрослого.

36

Холмогорова А.Б. Роль идей Л.С. Выготского для становления парадигмы...Kholmogorova A.B. The Role of L.S. Vygotsky's Ideas in the Development...

Page 37: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

Третье, важное в контексте проблемы социаль�ного понимания понятие РДП — это понятие ре�флексии (reflection), под которым понимаются непросто метакогниции, как это обычно бывает в ра�ботах зарубежных исследователей, а способность кпониманию и осознанию способов действия. Прак�тика РДП, анализ многочисленных трудных случа�ев показывает, что формирование субъектной пози�ции у детей с трудностями в обучении на основеразработанных в рамках РДП технологий приводитк революционному прорыву по разным направле�ниям развития, включая контакты с другими людь�ми. Поддержка и стимулирование субъектной пози�ции ребенка в совместной деятельности со взрос�лым и развитие способности к рефлексии этой дея�тельности приводили к осознанию и рефлексии не�верных способов действия, а также эмоциональныхтрудностей, постановке собственных целей, освое�нию адекватных способов действия, преодолениювыученной беспомощности.

Еще одно важное положение Л.С. Выготского, накоторое опирается РДП, выражается в емкой форму�ле: один шаг в обучении — сто шагов в развитии.Представители подхода обосновывают и демонстри�руют на практике, что в процессе преодоления учеб�ных трудностей могут решиться многие другие про�блемы развития, при условии, что это преодолениенаправлено на развитие, а не на дрессуру в виде ин�структажа делать по образцу. Так, развитие рефлек�сии и субъектной позиции в процессе сотрудничест�ва со взрослым, по нашей гипотезе, неизбежно при�водит к развитию диалогического мышления и ком�пенсирует дефициты этой способности, так как вэтом сотрудничестве всегда присутствуют две неза�

висимые и равноправные позиции — позиция ребен�ка и позиция взрослого.

В коммуникации со взрослым по поводу совме�стной деятельности по преодолению учебных труд�ностей, а также связанных с ними психологическихсостояний, ребенок начинает фиксировать разныепозиции, причем первоначально — в диалоге совзрослым, потом — в процессе рассуждения вслух(важный компонент технологии РДП, основанныйна включении громкой речи и связанный с теориейформирования умственных действий П.Я. Гальпе�рина). Таким образом, закладывается важнейшаяоснова социального понимания, для которого (в чемнельзя не согласится с Ч. Фернихоу) диалогическоемышление с представленностью разных позиций неменее, а может быть и более важно, чем овладениепсихологическим словарем. Первое можно рассмат�ривать как важнейший механизм, а второе — как ин�струмент и важное условие социального понимания.Однако гипотезу о прогрессе способности к соци�альному пониманию в процессе занятий на основетехник рефлексивно�деятельностного подхода ещепредстоит проверить в специальных лонгитюдныхисследованиях.

В заключение отметим необходимость диалогамежду современными последователями Л.С. Выгот�ского, разрабатывающими проблему развития и со�циального понимания в разных традициях, но с опо�рой на основные методологические идеи культурно�исторической теории. В способности ученых к этомудиалогу залог преодоления очередного кризиса и би�ологического редукционизма, захлестнувшего совре�менную психологическую науку и связанные с нейнауки о психическом здоровье и патологии.

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

37

ФинансированиеСтатья подготовлена при финансовой поддержке Российского Научного Фонда (грант № 14�18�03461).

Литература

1. Алексеев Н.Г. Проектирование условий развития ре�флексивного мышления: автореф. дисс… докт. психол. на�ук. М., 2002. 45 с.

2. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. Ки�ев: Next, 1994. 511 с.

3. Боулби Д. Привязанность. М.: Гардарика, 2003. 480 с.4. Боулби Д. Создание и разрушение эмоциональных

связей. М.: Академический проект, 2004. 232 с.5. Бурменская Г.В. Проблемы онто� и филогенеза привя�

занности к матери в теории Джона Боулби: предисловие //Д. Боулби. Привязанность. М.: Гардарики. 2003. С. 212.

6. Выготский Л.С. Исторический смысл психологичес�кого кризиса: Собр. соч.: в 6 т. Т. 1. М.: Педагогика, 1982.С. 291—436.

7. Выготский Л.С. Развитие высших психических функ�ций: Собр. соч.: в 6 т. Т. 3. М.: Педагогика, 1984. С. 133—163.

8. Выготский Л.С. Принципы социального воспитанияглухонемых детей: Собр. соч.: в 6 т. Т. 5 М.: Педагогика1983. С. 101—115.

9. Выготский Л.С. Проблемы детской (возрастной психо�логии): Собр.соч.: в 6 т. Т. 4. М.: Педагогика, 1984. С. 243—432.

10. Выготский Л.С. Проблема высших интеллектуаль�ных функций в системе психотехнического исследова�ния // Культурно�историческая психология. 2007. № 3.С. 105—111.

11. Давыдов В.В., Рубцов В.В., ред. Развитие рефлексив�ных процессов младших школьников в учебной деятельно�сти. Новосибирск, 1995. 226 c.

12. Зарецкий В.К. Зона ближайшего развития: о чем неуспел написать Выготский // Культурно�историческаяпсихология. 2007. № 3. С. 96—104.

13. Зарецкий В.К. Эвристический потенциал понятия«зона ближайшего развития» // Вопросы психологии.2008. № 6. С. 13—26.

14. Зарецкий В.К. Становление и сущность рефлексив�но�деятельностного подхода в оказании консультативнойпсихолого�педагогической помощи // Консультативнаяпсихология и психотерапия. 2013. № 2. С. 8—37.

15. Зарецкий Ю.В., Зарецкий В.К., Кулагина И.Ю. Мето�дика исследования субъектной позиции учащихся // Пси�хологическая наука и образование. 2014. № 1. С. 98—109.

16. Коул М. Переплетение филогенетической и куль�турной истории в онтогенезе. Культурно�историческаяпсихология. 2007. № 3. С. 3—16.

Page 38: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

17. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность.М.: Политиздат, 1975. 253 с.

18. Леонтьев А.А. Лев Семенович Выготский. М.: Про�свещение, 1990. 158 с.

19. Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека.М.: Изд�во МГУ, 1982. 388 с.

20. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Психология человека.М.: Школа�Пресс, 1995. 384 с.

21. Рычкова О.В., Холмогорова А.Б. Концепция «соци�ального мозга» как основы социального познания и егонарушений при психической патологии. Часть I. Концеп�ция «социальный мозг» — продукт современной нейрона�уки // Культурно�историческая психология. 2012 (а).№ 3. С. 86—94.

22. Рычкова О.В., Холмогорова А.Б. Концепция «соци�ального мозга» как основы социального познания и его на�рушений при психической патологии. Часть II. Концепция«социальный мозг» — структурные компоненты и связь спсихопатологией // Культурно�историческая психология.2012 (б). № 4. С. 86—95.

23. Рычкова О.В., Холмогорова А.Б. Социальная ангедо�ния и нарушения социальной направленности при шизо�френии // Сб. материалов науч. конф. «Теоретические иприкладные проблемы медицинской (клинической) пси�хологии». ФГБУ «Научный центр психического здоро�вья» РАМН, М.: МГППУ, 2013. С. 92—93.

24. Сергиенко Е.А., Лебедева Е.И., Прусакова О.А. Мо�дель психического в онтогенезе человека. М.: Институтпсихологии РАН, 2009. 412 с.

25. Смирнова Е.О. Теория привязанности: концепция иэксперимент // Вопросы психологии, 1995. № 3. С. 149.

26. Соколова Е.Т., Николаева В.В. Особенности личнос�ти при пограничных расстройствах и соматических забо�леваниях. М.: SVR�Аргус, 1995. 359 с.

27. Холмогорова А.Б. Нарушения рефлексивной регуля�ции познавательной деятельности при шизофрении: авто�реф. дис. … канд. психол. наук. М., 1983. 38 с.

28. Холмогорова А.Б. Обострение борьбы парадигм внауках о психическом здоровье: в поисках выхода // Соци�альная и клиническая психиатрия. 2014. № 4. С. 53—61.

29. Холмогорова А.Б. Природа нарушений социальногопознания при психической патологии // Консультативнаяпсихология и психотерапия. 2014. № 4. С. 8—26.

30. Холмогорова А.Б., Воликова С.В., Пуговкина ОД. Со�циальное познание и его нарушения в процессе онтогенеза.Часть 1: История и современное состояние проблемы //Вопросы психологии. 2015 (а). № 5. С. 1—11.

31. Холмогорова А.Б., Воликова С.В., Пуговкина О.Д. Со�циальное познание и его нарушения в процессе онтогенеза.Часть 2: Модели и методы исследования // Вопросы пси�хологии. 2015 (б). № 6. (В печати).

32. Холмогорова А.Б., Зарецкий В.К. Может ли быть по�лезна российская психология в решении проблем совре�менной психотерапии: размышления после ХХ конгрессаинтернациональной федерации психотерапии (IFP). [Эле�ктронный ресурс] // Медицинская психология в России:электрон. науч. журн. 2010. № 4. URL: http:// medpsy.ru(дата обращения 8. 11. 2010).

33. Холмогорова А.Б., Зарецкий В.К. Может ли культур�но�историческая концепция Л.С.Выготского помочь намлучше понять, что мы делаем как психотерапевты // Куль�турно�историческая психология. 2011. № 1. С. 108—118.

34. Холмогорова А.Б., Минакова К.Ю. Социальная анге�дония, депрессия и социальный интеллект у больных ши�зофренией: существует ли связь? // Психическое здоро�вье. 2014. № 12. С. 52—69.

35. Эфроимсон В.П. Родословная альтруизма // Новыймир. 1971. № 10.

36. Юханссон И. Особое детство. М.: Теревинф, 2010.86—98.

37. Adolphs R. The neurobiology of social cognition //Curr. Opin. Neurobiol. 2001. Vol. 11 (2). P. 231—239.

38. Astington J.W., Jenkins J.M. Theory of mind develop�ment and social understanding // Cognition and Emotions.1995. Vol. 9. P. 151—165.

39. Astington J., Baird J. Why language matters for theoryof mind. Oxford: Oxford University Press, 2005. 355 p.

40. Baron/Cohen S., Leslie A.M., Frith U. Does the autisticchild have a 'theory of mind' // Cognition. 1985. Vol. 21.P. 37—46.

41. Baron/Cohen S., Wheelwright S., Hill J., Raste Y., Plumb I.The «Reading the Mind in the Eyes» Test Revised Version:A Study with Normal Adults, and Adults with AspergerSyndrome or High�functioning Autism // Journal of ChildPsychology and Psychiatry. 2001. Vol. 42 (2). P. 241—251.

42. Bateman A., Fonagy P. Psychotherapy for borderlinepersonality disorder. Mentalization�based treatment. Oxford:Oxford university press, 2003. 381 p.

43. Bohl V. We read minds to shape relationships //Philosophical Psychology. 2014. Vol. 3. P. 347—351.

44. Bohl V., Fiske A.P. In and Out of Each Other's Bodies:Theory of Mind, Evolution, Truth, and the Nature of theSocial. Maurice Bloch. Boulder, CO: Paradigm, 2012. 161 p.

45. Brothers L. The social brain: A project for integratingprimate behaviour and neurophysiology in a new domain //Concepts Neurosciense. 1990. Vol. 1. P. 227—251.

46. Burns J. The social brain hypothesis of schizophrenia //World psychiatry. 2006. Vol. 5(2). P. 77—81.

47. Carpendale J., Lewis C. How children develop socialunderstanding. Oxford: Blackwell, 2006. P. 1239—1247.

48. Crawford M. The cooperative solving of problems byyoung chimpanzees // Comparative psychology monographs.1937. Vol. 14. P. 1—88.

49. Cuthbert B.N. The RDoC framework: facilitating tran�sition from ICD/DSM to dimensional approaches that inte�grate neuroscience and psychopathology // World Psychiat�ry. 2014. № 13. P. 28—35.

50. Cutting A.L., Dunn J. Theory of mind, emotion under�standing, language, and family background: individual differ�ences and interrelation // Child Development. 1999. Vol. 70.P. 853—865.

51. Dorris L., Espie C.A. Knott F., Salt J. Mind�reading diffi�culties in the siblings of peoples with Asperger's syndrome:evidence for a genetic influence in the abnormal developmentof a specific cognitive domain // Journal of Child Psychologyand Psychiatry. 2004. Vol. 45. P. 412—418.

52. Dunn J., Brown J., Bearsdall L. Family talk about feelingstates and children's later understanding of others emotions //Developmental Psychology. 1991. Vol. 27. P. 448—455.

53. Eley T.C., Stirling L., Ehlers A., Clark D.M. Attentionalbiases and childhood anxiety: a pilot study. Кesented at theBritish Psychological Society Developmental Section AnnualConference, University of Sussex, 2002.

54. Fernyhough C. Getting Vygotskian about theory ofmind: Mediation, dialogue, and the development of socialunderstanding // Developmental Review. 2009. Vol. 28.P. 225—262.

55. Fernyhough C., Meins E. Private speech and theory of mind:Evidence for developing interfunctional relations // Privatespeech, executive functioning, and the development of verbal self�regulation / A. Winsler, C. Fernyhough & I. Mon�tero.Cambridge: Cambridge University Press, 2009. P. 315—329.

38

Холмогорова А.Б. Роль идей Л.С. Выготского для становления парадигмы...Kholmogorova A.B. The Role of L.S. Vygotsky's Ideas in the Development...

Page 39: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

39

56. Fonagy P., Gergely G., Jurist E.L., Target M. Affect reg�ulation, mentalization, and the development of self. N. Y.:Other Press, 2002. P. 579.

57. Fonagy P., Gergely G., Jurist E.L., Terget M. Affect regu�lation, mentalization, and the development of self. N. Y.: OtherPress. 2003. P. 592.

58. Fonagy P., Steele H., Moran G., Steele M., Higgit A. Thecapacity for understanding mental states: the reflective self inparent and child and its significansce for security of attach�ment // Infant Mental Health Journal. 1991. Vol. 12. P. 201—218.

59. Frances A. RDoC is necessary, but very oversold //World Psychiatry. 2014. № 13. P. 48—49.

60. Frith C. The cognitive neuropsychology of schizophre�nia. N. J., 1992. P. 167.

61. Hughes C., Cutting A.L. Nature, nurture, and individualdifferences in early understanding of mind // PsychologicalScience. 1999. Vol. 10. P. 429—432.

62. Hughes C., Jaffee S.R., Happe F., Taylor A., Caspi A.,Moffitt T.E. Origins of individual differences in theory ofmind: from nature to nurture? // Child Development. 2005.Vol. 76. P. 356—370.

63. Meins E. Security of attachment and the social devel�opment of cognition. Hove: Psychology Press, 1997. P. 187.

64. Meins E., Fernyhough C., Wainwright R., Clark/Car/ter D., Das Gupta M., Fradley E., Tuckey M. Pathways tounderstanding mind: Construct validity and predictive validi�ty of maternal mind�mindedness // Child Development. 2003.Vol. 74. P. 1194—1211.

65. Nelson K. Towards a collaborative community of minds(Commentary on Carpendale & Lewis) // Behavioral andBrain Sciences. 2004. Vol. 27. P. 119—120.

66. Perner J., Ruffman T., Leekam S.R. Theory of mind iscontagious: you catch it from your sibs // Child Development.1994. Vol. 65. P. 1228—1238.

67. Phillips M.R. Will RDoC hasten the decline ofAmerica's global leadership role in mental health? // WorldPsychiatry. 2014. № 13. P. 40—41.

68. Richerson P., Boyd R. Not by Genes alone. Chicago: Theuniversity of Chicago press, 2005. P. 342.

69. Symons, D.K. (). Mental state discourse, theory ofmind, and the internalization of self�other understanding //Developmental Review. 2004. Vol. 24. 159—188.

70. Shaked M., Gmliel I., Yirmiya N. Theory of mind inyoung siblings of children with autism // Autism. 2006.Vol. 10. P. 173—187.

71. Sharp K., Fonagy P., Goodyer I.M. Imaging your child'smind: psychosocial adjustment and mother's ability to predicttheir children's attributional response styles // British Journal ofDevelopmental Psychology. 2006. Vol. 24. P. 197—214.

72. Sharp K., Fonagy P., Goodyer I. (Eds.) Social cognitionand developmental psychopathology. N. Y.: Oxford UniversityPress, 2008. P. 1—28.

73. Sharp K., Fonagy P., Goodyer I. Introduction // Socialcognition and developmental psychopathology / K. Sharp,P. Fonagy, I. Goodyer. Introduction (Eds.). N. Y.: OxfordUniversity Press, 2008. P. 1—28.

74. Sharp K., Fonagy P., Goodyer I. (Eds.) Social cognitionand developmental psychopathology. N. Y.: Oxford UniversityPress, 2008. P. 498.

75. Suddendorf T., Fletcher/Flinn C.M. Theory of mind andthe origins of divergent thinking // Journal of CreativeBehaviour. 1997. Vol. 31. P. 169—179.

76. Sutton J. ToM goes to school: social cognition andsocial values in bulling // In Individual differences in theoryof mind: implications for typical and atypical development /B. Repacholi, V. Slaughter (Eds.) N. Y.: Psychology Press,2003. P. 99—120.

77. Taylor M., Carlson S.M. The relation between individ�ual differences in fantasy and theory of mind // ChildDevelopment. 1997. Vol. 68. P. 436—455.

78. Tomasello M. The Cultural Origins of Human Cogni�tion. Cambridge: Harvard University Press, 1999. P. 256.

79. Tomasello M. A Natural History of Human Thinking.Cambridge: Harvard University Press, 2014. P. 192.

80. Van Hooren S., Versmissen D., Janssen J. et al. Socialcognition and neurocognition as independent domains in psy�chosis // Schizophrenia Research. 2008. Vol. 103. P. 257—265.

81. Wakefield Jerome C. Wittgenstein's nightmare: whythe RDoC grid needs a conceptual dimension // WorldPsychiatry. 2014. № 13. P. 38—39.

82. Wertsch J.V. The regulation of human action and thegiven�new organization of private speech // G. Zivin (ed.).The development of self�regulation through private speech.N. Y.: Wiley, 1979. P. 79—98.

83. Wertsch J.V. From social Interaction to HigherPsychological Processes. A Clarification and Application ofVygotsky's Theory // Human Development. 2008. Vol. 51.P. 66—79.

84. Wertsch J., Stone C. The concept of internalization inVygotsky's account of the genesis of the higher mental func�tions // J.V. Wertsch (ed.). Culture, communication and cog�nition: Vygotskian perspectives. Cambridge: CambridgeUniversity Press, 1985. P. 162—179.

85. Wilde/Astington J. Sometimes necessary, never suffi�cient: false�belief understanding and social competence //Individual differences in theory of mind: implications for typ�ical and atypical development / B. Repacholi, V. Slaughter(Eds.). N. Y.: Psychology Press. 2003. P. 13—38.

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 40: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

40

The Role of L.S. Vygotsky's Ideas in the Developmentof Social Cognition Paradigm in Modern Psychology:

A Review of Foreign Research and Discussionon PerspectivesA.B. Kholmogorova*,

Serbsky State Scientific Center for Social and Forensic Psychiatry; Moscow State Universityof Psychology & Education, Moscow, Russia,

[email protected]

The author reflects on the reasons for the increased interest of modern foreign social cognition researchersin L.S. Vygotsky's cultural�historical theory in the light of the existing methodological contradictions andrecent empirical data. The paper analyzes the main ideas and concepts of cultural�historical theory that wereincorporated in research by Vygotsky's foreign followers, including such prominent experts in the field of socialcognition as M. Tomasello and Ch. Fernyhough. It describes the conceptual apparatus and models of develop�ment of social cognition in phylo�, anthropo� and ontogenesis proposed by these researchers basing on the ideasof cultural�historical approach. The author especially stresses the importance of the idea of the dialogicalnature of human thinking as the foundation for social cognition development in ontogenesis. Also reviewed arethe mechanisms underlying the emergence of dialogical thinking from egocentric speech that are described inCh. Fernyhough's model of social cognition development in ontogenesis. The paper concludes with an analysisof the concepts of cultural�historical theory and its current developments by Russian researchers that are ofhigh heuristic potential for the future development of the paradigm of social cognition.

Keywords: cultural�historical theory, social cognition, social understanding, mentalization, Theory ofmind, dialogical thinking, dialogical thinking model, interiorization, egocentric speech, intentional agent, men�tal agent, social motivation, social angedonia, cooperative communication, higher and natural mental func�tions, attachment theory, emotional dialogue, new psychological formations, reflection, subject position, part�nership collaboration.

References

1. Alekseev N.G. Proektirovanie uslovii razvitiya reflek�sivnogo myshleniya: avtoref. dok. diss. [Designing the condi�tions for the development of reflective thinking. Ph. D(Psychology) Thesis]. Moscow, 2002. 45 p.

2. Bakhtin M.M. Problemy poetiki Dostoevskogo.[Problems of Dostoevsky's Poetics]. Kiev: Next, 1994. 511 p.

3. Boulbi D. Privyazannost'. [Attachment and Lost.Attachement]. Moscow: Gardarika, 2003. 326 p.

4. Boulbi D. Sozdanie i razrushenie emotsional'nykhsvyazei. [The creation and destruction of emotional ties].Moscow: Akademicheskii proekt, 2004. 326 p.

5. Burmenskaya G.V. Problemy onto� i filogenezaprivyazannosti k materi v teorii Dzhona Boulbi. Predislovie k

kn. Boudbi D. Privyazannost'. [Problems of ontogeny andphylogeny of attachment to the mother of John Bowlby's the�ory. Foreword Attachment Boulbi D.]. Moscow: Gardariki,2003, pp. 2—12.

6. Vygotskii L.S. Istoricheskii smysl psikhologicheskogokrizisa. Sobr. soch. v 6�ti t. T. 1. [The Historical Meaning ofThe Crisis in Psychology]. Moscow: Pedagogika, 1982,pp. 291—436.

7. Vygotskii L. S. Razvitie vysshikh psikhicheskikh funkt�sii. Sobr. Soch. v 6�ti t. T. 3. [ The development of higher men�tal functions]. Moscow: Pedagogika, 1984, pp. 133—163

8. Vygotskii L. S. Printsipy sotsial'nogo vospitaniyaglukhonemykh detei. Sobr. soch. v 6 t. T. 5. [ The Principles ofSocial Education of Deaf and Dumb Children in Russia].Moscow: Pedagogika, 1983, pp. 101—115.

* Kholmogorova Alla Borisovna, PhD in Psychology, professor,head of the Laboratory of Clinical Psychology and Psychothrapy,Serbsky State Scientific Center for Social and Forensic Psychiatry; head of the Chair of Clinical Psychology and Psychotherapy,acting dean of the Department of Counseling and Clinical Psychology, Moscow State University of Psychology & Education,Moscow, Russia. E�mail: [email protected]

For citation:Kholmogorova A.B. The Role of L.S. Vygotsky's Ideas in the Development of Social Cognition Paradigm in ModernPsychology: A Review of Foreign Research and Discussion on Perspectives. Кul'turno/istoricheskaya psikhologiya = Cultural/historical psychology, 2015. Vol. 11, no. 3, pp. 25—43. (In Russ., abstr. in Engl.). doi: 10.17759/chp.2015110304

AcknowledgementsThe research was conducted with the assistance of the Russian Science Foundation (grant № 14�18�03461).

Холмогорова А.Б. Роль идей Л.С. Выготского для становления парадигмы...Kholmogorova A.B. The Role of L.S. Vygotsky's Ideas in the Development...

Page 41: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

41

9. Vygotskii L.S. Problemy detskoi (vozrastnoi psikholo�gii). Sobr.soch. v 6�ti t. T. 4. [The Problem of Age]. Moscow:Pedagogika, 1984, pp. 243—432.

10. Vygotskii L.S. Problema vysshikh intellektual'nykhfunktsii v sisteme psikhotekhnicheskogo issledovaniya. [Theproblem of higher intellectual functions in the system psy�chotechnical research]. Kul'turno/istoricheskaya psikhologiya[Cultural/Historical Psychology], 2007, no. 3, pp. 105—111. (InRuss., abstr. in Engl.).

11. Davydov V.V., Rubtsov V.V. razvitie refleksivnykhprotsessov mladshikh shkol'nikov v uchebnoi deyatel'nosti.[Development of reflective processes of younger pupilss in edu/cational activity]. Novosibirsk, 1995. 226 p.

12. Zaretskii V.K. Zona blizhaishego razvitiya: o chem neuspel napisat' Vygotskii. [The zone of proximal development:what did not have time to write Vygotsky]. Kul'turno/istorich/eskaya psikhologiya [Cultural/Historical Psychology], 2007,no. 3, pp. 96—104. (In Russ., abstr. in Engl.).

13. Zaretskii V.K. Evristicheskii potentsial ponyatiya"zona blizhaishego razvitiya. [The heuristic potential of theconcept of "zone of proximal development].Voprosy psikhologii[Questions of Psychology], 2008, no. 6, pp. 13—26

14. Zaretskii V.K. Stanovlenie i sushchnost' refleksivno�deyatel'nostnogo podkhoda v okazanii konsul'tativnoi psikho�logo�pedagogicheskoi pomoshchi [Formation and nature ofreflective�active approach in providing advisory psychologicaland educational assistance]. Konsul'tativnaya psikhologiya ipsikhoterapiya [Counseling Psychology and Psychotherapy],2013, no. 2, pр. 8—37. (In Russ., abstr. in Engl.).

15. Zaretskii Yu.V., Zaretskii V.K., Kulagina I.Yu.Metodika issledovaniya sub"ektnoi pozitsii uchashchikhsya[Methods of study of a subject position of pupils]. Psikho/logicheskaya nauka i obrazovanie [Psychological science andEducation], 2014, no.1, pp. 98—109. (In Russ., abstr. in Engl.).

16. Koul M. Perepletenie filogeneticheskoi i kul'turnoiistorii v ontogeneze. [Intertwined phylogenetic and culturalhistory in the ontogeny]. Kul'turno/istoricheskaya psikhologiya[Cultural/Historical Psychology], 2007, no. 3, pp. 3—16.(In Russ., abstr. in Engl.).

17. Leont'ev A.N. Deyatel'nost'. Soznanie. Lichnost'. [Ac�tivity, Consciousness, and Personality]. Moscow: Politizdat,1975. 253 p.

18. Leont'ev A.A. Lev Semenovich Vygotskii. [Lev Vy�goysky]. Moscow: Prosveshenije, 1990. 158 p.

19. Luriya A.R. Vysshie korkovye funktsii cheloveka.[Higher cortical functions in man].Moscow: Publ. MGU,1962. 388 p.

20. Slobodchikov V.I. Isaev E.I. Psikhologiya cheloveka.[Psychology of a man].Moscow, 1995: Shkola�Press. 384 p.

21. Rychkova O.V., Kholmogorova A.B. Kontseptsiya"sotsial'nogo mozga" kak osnovy sotsial'nogo poznaniya i egonarushenii pri psikhicheskoi patologii. Chast' I. Kontseptsiya"sotsial'nyi mozg" — produkt sovremennoi neironauki. [Theconcept of the "social brain" as the basis of social cognition andits disorders in mental pathology. Part I. The concept of the"social brain" — a product of modern neuroscience]. Kul'turno/istoricheskaya psikhologiya [Cultural/Historical Psychology],2012, no. 3, pp. 86—94. (In Russ., abstr. in Engl.).

22. Rychkova O.V., Kholmogorova A.B. Kontseptsiya"sotsial'nogo mozga" kak osnovy sotsial'nogo poznaniya i egonarushenii pri psikhicheskoi patologii. Chast' II. Kontseptsiya"sotsial'nyi mozg" — strukturnye komponenty i svyaz' spsikhopatologiei. [The concept of the "social brain" as thebasis of social cognition and its disorders in mental pathology.Part 2. The concept of the "social brain" — a product of mod�ern neuroscience]. Kul'turno/istoricheskaya psikhologiya

[Cultural/Historical Psychology], 2012, no. 4, pp. 86—95.(In Russ., abstr. in Engl.).

23. Rychkova O.V., Kholmogorova A.B. Sotsial'naya ange�doniya i narusheniya sotsial'noi napravlennosti pri shizofrenii.Sb. materialov nauch. konf. [Social anhedonia and violationsof social orientation in schizophrenia] "Teoreticheskie i priklad/nye problemy meditsinskoi (klinicheskoi) psikhologii"[Theoretical and applied problems of medical (clinical) psychol/ogy]. FGBU "Nauchnyi tsentr psikhicheskogo zdorov'ya"RAMN, MGPPU. Moscow, 2013, pp. 92—93

24. Sergienko E.A., Lebedeva E. I., Prusakova O. A. Model'psikhicheskogo v ontogeneze cheloveka. [Theory of mind inhuman ontogenesis]. Moscow: Institut psikhologii RAN, 2009.412 p.

25. Smirnova E.O. Teoriya privyazannosti: kontseptsiya ieksperiment. [Theory of mind in human ontogenesis]. Voprosypsikhologii [Questions Of Psychology], 1995, no. 3, 149 p.

26. Sokolova E.T., Nikolaeva V.V.. Osobennosti lichnostipri pogranichnykh rasstroistvakh i somaticheskikh zabole�vaniyakh. [Personality Traits in Borderline PersonalityDisorders and Somatic Illnesses]. Moscow: SVR�Argus, 1995.359 p.

27. Kholmogorova A.B. Narusheniya refleksivnoi regulyat�sii poznavatel'noi deyatel'nosti pri shizofrenii. Avtoref. dis.kand. psikhol. nauk. [Violations of the reflexive regulation ofcognitive functions in schizophrenia. Ph. D. Psychology.Thesis]. Moscow, 1983. 38 p.

28. Kholmogorova A.B. Obostrenie bor'by paradigm vnaukakh o psikhicheskom zdorov'e: v poiskakh vykhoda.[Intensification of the struggle paradigm in science MentalHealth: Breaking]. Sotsial'naya i klinicheskaya psikhiatriya[Social and Clinical Psychiatry], 2014, no. 4, pp. 53—61

29. Kholmogorova A.B. Priroda narushenii sotsial'nogopoznaniya pri psikhicheskoi patologii.[ The nature of socialcognition disorders in the mental pathology]. Konsul'tativ/naya psikhologiya i psikhoterapiya [Counseling Psychology andPsychotherapy], 2014, no. 4, pp. 8—26. (In Russ., abstr. inEngl.).

30. Kholmogorova A.B., Volikova S.V., Pugovkina O.D.Sotsial'noe poznanie i ego narusheniya v protsesse ontogeneza.Chast' 1: istoriya i sovremennoe sostoyanie problem. [Socialcognition and violations during ontogeny. Part 1: history andcurrent status of the problem]. Voprosy psikhologii [QuestionsOf Psychology], 2015, no. 5, pp. 1—11

31. Kholmogorova A.B., Volikova S.V., Pugovkina O.D.Sotsial'noe poznanie i ego narusheniya v protsesse ontogeneza.Chast' 2: modeli i metody issledovaniya. [Social cognition andviolations during ontogeny. Part 2: history and current statusof the problem]. Voprosy psikhologii [Questions Of Psychology](V pechati).

32. Kholmogorova A.B., Zaretskii V.K. Mozhet li byt'polezna rossiiskaya psikhologiya v reshenii problem sovremen�noi psikhoterapii: razmyshleniya posle KhKh kongressa inter�natsional'noi federatsii psikhoterapii (IFP) [Could be usefulRussian psychology in solving the problems of modern psy�chotherapy: Reflections after the Twentieth Congress ofInternational Federation for Psychotherapy]. Meditsinskayapsikhologiya v Rossii: elektron. nauch. zhurn. [Medical psychol/ogy in Russia], 2010, no. 4. Available at: http: medpsy.ru(Accessed 8.11.2010).

33. Kholmogorova A.B., Zaretskii V.K. Mozhet li kul'�turno�istoricheskaya kontseptsiya L.S. Vygotskogo pomoch'nam luchshe ponyat', chto my delaem kak psikhoterapevty.[Can the cultural�historical theory of Vygotsky help us bet�ter understand what we are doing as a psychotherapist].Kul'tur/no/istoricheskaya psikhologiya [Cultural/Historical

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 42: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

Psycholo/gy], 2011, no. 1, pp. 108—118 (In Russ., abstr. inEngl.).

34. Kholmogorova A.B. Minakova K.Yu. Sotsial'naya ange�doniya, depressiya i sotsial'nyi intellekt u bol'nykh shizofreniei:sushchestvuet li svyaz'? [Social Anhedonia, depression, andsocial intelligence in patients with schizophrenia]. Psikhicheskoezdorov'e [Mental Health], 2014, no. 12, pp. 52—69

35. Efroimson V.P. Rodoslovnaya al'truizma. [Ancestryaltruism]. Novyi mir [New world], 1971, no. 10, pp. 86—98

36. Yukhansson I. Osoboe detstvo. [The special child�hood]. Moscow: Terevinf , 2010. 462 p.

37. Adolphs R. The neurobiology of social cognition. Curr.Opin. Neurobiol, 2001. Vol. 11 (2). pp.231—239.

38. Astington J.W. Jenkins J.M. Theory of mind develop�ment and social understanding. Cognition and Emotions,1995. Vol. 9, pp.151—165.

39. Astington J. Baird J. Why language matters for theoryof mind. Oxford: Oxford University Press, 2005. 355 p.

40. Baron�Cohen S. Leslie A. M. Frith U. Does the autis�tic child have a 'theory of mind'. Cognition, 1985. Vol. 21,pp. 37—46.

41. Baron�Cohen S. Wheelwright S. Hill J. Raste Y.Plumb I. The "Reading the Mind in the Eyes" Test RevisedVersion: A Study with Normal Adults, and Adults withAsperger Syndrome or High�functioning Autism. Journal ofChild Psychology and Psychiatry, 2001. Vol. 42 (2), pp. 241—251.

42. Bateman A. Fonagy P. Psychotherapy for borderlinepersonality disorder. Mentalization�based treatment. Oxford:Oxford university press, 2003. 381 p.

43. Bohl Vol. We read minds to shape relationships.Philosophical Psychology, 2014. Vol. 3, pp. 347—351.

44. Bohl V., Fiske A.P. In and Out of Each Other's Bodies:Theory of Mind. Evolution. Truth and the Nature of the Social.Maurice Bloch. Boulder. CO: Paradigm, 2012. 161 p.

45. Brothers L. The social brain: A project for integratingprimate behaviour and neurophysiology in a new domain.Concepts Neurosciense, 1990. Vol. 1, pp. 227— 251.

46. Burns J. The social brain hypothesis of schizophrenia.World psychiatry, 2006. Vol. 5(4), pp. 77—81.

47. Carpendale J.Lewis C. How children develop socialunderstanding. Oxford: Blackwell, 2006., pp. 1239—1247.

48. Crawford M. The cooperative solving of problems byyoung chimpanzees. Comparative psychology monographs,1937. Vol. 14, pp. 1—88.

49. Cuthbert B.N. The RDoC framework: facilitating tran�sition from ICD/DSM to dimensional approaches that inte�grate neuroscience and psychopathology. World Psychiatry,2014, no. 13, pp. 28—35.

50. Cutting A.L. Dunn J. Theory of mind, emotion under�standing. Language. and family background: individual differ�ences and interrelation. Child Development, 1999. Vol. 70,pp. 853—865.

51. Dorris L. Espie C.A. Knott F. Salt J. Mind�reading dif�ficulties in the siblings of peoples with Asperger's syndrome:evidence for a genetic influence in the abnormal developmentof a specific cognitive domain. Journal of Child Psychology andPsychiatry, 2004. Vol. 45, pp. 412—418.

52. Dunn J. Brown J. Bearsdall L. Family talk about feel�ing states and children's later understanding of others emo�tions. Developmental Psychology, 1991. Vol. 27, pp. 448—455.

53. Eley T.C Stirling L. Ehlers A. Clark, D.M. Attentionalbiases and childhood anxiety: a pilot study. Кesented at theBritish Psychological Society Developmental Section AnnualConference, University of Sussex, 2002.

54. Fernyhough C. Getting Vygotskian about theory ofmind: Mediation, dialogue, and the development of socialunderstanding. Developmental Review, 2009, pp. 225—262.

55. Fernyhough C. & Meins E. Private speech and theoryof mind: Evidence for developing interfunctional relations. InWinsler A. (eds.) Private speech. executive functioning and thedevelopment of verbal self/regulation. Cambridge: CambridgeUniversity Press., 2009, pp. 315—329.

56. Fonagy P. Gergely G. Jurist E.L. Target M. Affect reg�ulation. mentalization and the development of self. New York:Other Press, 2002, pp. 315—329.

57. Fonagy P. Gergely G. Affect regulation. mentaliza�tion and the development of self. New York: Other Press,2003. 579 p.

58. Fonagy P. Steele H. Moran G. Steele M. Higgit A. Thecapacity for understanding mental states: the reflective self inparent and child and its significansce for security of attachment.Infant Mental Health Journal, 1991. Vol. 12, pp. 201—218.

59. Frances Allen. RDoC is necessary but very oversold.World Psychiatry, 2014. no. 13, pp. 48—49.

60. Frith C. The cognitive neuropsychology of schizophre�nia. New Jersey. 1992. 167 p.

61. Hughes C. Cutting A.L. Nature. Nurture and individ�ual differences in early understanding of mind. PsychologicalScience, 1999. Vol 10, pp. 429—432.

62. Hughes C. Jaffee S.R. Happe F. Taylor A. Caspi A.Moffitt T.E. Origins of individual differences in theory ofmind: from nature to nurture? Child Development, 2005.Vol. 76, pp. 356—370.

63. Meins E. Security of attachment and the social devel�opment of cognition. Hove: Psychology Press, 1997. 187 p.

64. Meins E. Fernyhough C. Wainwright R. Clark�CarterD. Das Gupta M. Fradley E. Tuckey M. Pathways to under�standing mind: Construct validity and predictive validity ofmaternal mind�mindedness. Child Development, 2003. Vol. 74,pp. 1194—1211.

65. Nelson K. Towards a collaborative community ofminds (Commentary on Carpendale & Lewis). Behavioral andBrain Sciences, 2004. Vol. 27, pp. 119—120.

66. Perner J. Ruffman T. Leekam S.R. Theory of mind iscontagious: you catch it from your sibs. Child Development,1994. Vol. 65, pp. 1228—1238.

67. Phillips M. R. Will RDoC hasten the decline ofAmerica's global leadership role in mental health? WorldPsychiatry, 2014, no. 13, pp. 40—41.

68. Richerson P. Boyd R. Not by Genes alone. Chicago:The university of Chicago press, 2005. 342 p.

69. Symons, D. K. Mental state discourse. theory of mindand the internalization of self�other understanding.Developmental Review, 2004. 24. pp.159—188.

70. Shaked M. Gmliel I. Yirmiya N. Theory of mind inyoung siblings of children with autism. Autism, 2006. Vol. 10,pp. 173—187.

71. Sharp K. Fonagy P. Goodyer I.M. Imaging your child'smind: psychosocial adjustment and mother's ability to predicttheir children's attributional response styles. British Journal ofDevelopmental Psychology, 2006. Vol. 24, pp. 197—214.

72. Sharp K. Fonagy P. Goodyer I. (Eds.) Social cognitionand developmental psychopathology. New York: OxfordUniversity Press, 2008, pp. 1—28.

73. Sharp K. Fonagy P. Goodyer I. Introduction. Socialcognition and developmental psychopathology. Sharp K.,Fonagy P., Goodyer I. Introduction (Eds.), 2008, pp. 1—28.

74. Sharp K. Fonagy P. Goodyer I. (Eds.) Social cognitionand developmental psychopathology. New York: OxfordUniversity Press, 2009. 498 p.

42

Холмогорова А.Б. Роль идей Л.С. Выготского для становления парадигмы...Kholmogorova A.B. The Role of L.S. Vygotsky's Ideas in the Development...

Page 43: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

43

75. Suddendorf T. Fletcher�Flinn C.M. Theory of mindand the origins of divergent thinking. Journal of CreativeBehaviour, 1997. Vol. 31, pp. 169—179.

76. Sutton J. ToM goes to school: social cognition andsocial values in bulling. In Repacholi B. (eds.) Individual dif/ferences in theory of mind: implications for typical and atypicaldevelopment. New York: Psychology Press, 2003, pp. 99—120.

77. Taylor M. Carlson S.M. The relation between individ�ual differences in fantasy and theory of mind. ChildDevelopment, 1997. Vol. 68, pp. 436—455.

78. Tomasello M. The Cultural Origins of HumanCognition. Cambridge: Harvard University Press, 1999. 256 p.

79. Tomasello M. A Natural History of Human Thinking.Cambridge: Harvard University Press, 2014. 192 p.

80. Van Hooren S. Versmissen D. Janssen J. et al. Socialcognition and neurocognition as independent domains in psy�chosis. Schizophrenia Research, 2008. Vol. 103, pp. 257—265.

81. Wakefield Jerome C. Wittgenstein's nightmare: whythe RDoC grid needs a conceptual dimension. World Psychiat/ry, 2014, no. 13, pp. 38—39.

82. Wertsch, J. V. The regulation of human action and thegiven�new organization of private speech. In G. Zivin (ed.)The development of self/regulation through private speech. NewYork: Wiley, 1979.

83. Wertsch J.V. From social Interaction to HigherPsychological Processes. A Clarification and Application ofVygotsky's Theory. Human Development, 2008. Vol. 51,pp. 66—79.

84. Wertsch, J. Stone C. The concept of internalization inVygotsky's account of the genesis of the higher mental func�tions. In J. V. Wertsch (ed.). Culture. communication and cog/nition: Vygotskian perspectives. Cambridge: CambridgeUniversity Press, 1985, pp. 162—179.

85. Wilde�Astington J. Sometimes necessary. never suffi�cient: false�belief understanding and social competence. InRepacholi B. (eds.) Individual differences in theory of mind:implications for typical and atypical development. New York:Psychology Press, 2003, pp. 13—38.

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 44: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

Преамбула

С точки зрения «тайны развития», в словахЛ.С. Выготского, вынесенных в название статьи, за�ключена основная интрига. Это самое интересное,что может быть сказано про развитие. Если принятьслова Л.С. Выготского всерьез, а не видеть в них про�сто красивую метафору, то из них следует: обучатьможно так, что ребенок будет развиваться семимиль�

ными шагами. Ведь если один шаг в обучении будетдавать сто шагов в развитии, то снимается сразу мно�жество проблем: задержки, отставания, отклоненияи т. п. Проблемы развития превращаются в «техни�ческие» задачи поиска того, как выстроить обучение,чтобы обеспечить необходимый темп движения.

Статья посвящена поиску этого гипотетическогомеханизма и является попыткой предложить вари�ант его описания. Для этого попробуем проследить,

44

Теорема Л.С. Выготского «Один шаг в обучении —сто шагов в развитии»: в поисках доказательства

В.К. Зарецкий*,ГБОУ ВПО МГППУ, Москва, Россия,

zar/[email protected]

Культурно�историческая психология2015. Т. 11. № 3. С. 44—63doi: 10.17759/chp.2015110305ISSN: 1816�5435 (печатный)ISSN: 2224�8935 (online)© 2015 ГБОУ ВПО МГППУ

Cultural�Historical Psychology 2015. Vol. 11, no. 3, рр. 44—63doi: 10.17759/chp.2015110305

ISSN: 1816�5435 (print)ISSN: 2224�8935 (online)

© 2015 Moscow State University of Psychology & Education

Для цитаты:Зарецкий В.К. Теорема Л.С. Выготского «Один шаг в обучении — сто шагов в развитии»: в поисках доказательства //Культурно�историческая психология. 2015. Т. 11. № 3. С. 44—63. doi: 10.17759/chp.2015110305

* Зарецкий Виктор Кириллович, кандидат психологических наук, доцент, профессор кафедры индивидуальной и групповойпсихотерапии факультета консультативной и клинической психологии, ГБОУ ВПО МГППУ, Москва, Россия. E�mail: zar�[email protected]

В статье на материале опубликованных работ Л.С. Выготского прослеживается динамика его пред�ставлений о развитии ребенка, делается попытка обоснования его высказывания о том, что один шаг вобучении может означать сто шагов в развитии, как одного из ключевых положений культурно�истори�ческой теории в аспекте ее приложения к проблеме развития ребенка. Это положение ставится в одинряд с двумя другими важнейшими положениями о том, что обучение идет впереди развития, и о зонеближайшего развития. Приводится многовекторная модель зоны ближайшего развития как одного изконцептуальных инструментов рефлексивно�деятельностного подхода к оказанию помощи детям в пре�одолении учебных трудностей. Приводится описание случая оказания психолого�педагогической помо�щи, способствующей развитию ребенка�сироты с инвалидностью.. Делается вывод о том, что тезисЛ.С. Выготского о специфическом характере связи обучения и развития имеет принципиальное теоре�тическое и практическое значение, в том числе для практики работы с особенными детьми.

Ключевые слова: Л.С. Выготский, культурно�историческая психология, история психологии, психо�логия развития, обучение и развитие, шаг развития, зона ближайшего развития, многовекторная модельзоны ближайшего развития, рефлексивно�деятельностный подход, субъектность, рефлексия, совмест�ная деятельность ребенка и взрослого, дети с особенностями развития, психолого�педагогическая по�мощь, преодоление учебных трудностей.

Камень, который презрели строители,стал во главу угла…

Эпиграф к работе Л.С. Выготского «Исторический смысл психологического кризиса» (1927 г.)

Вперед, к Выготскому!Призывной лозунг из предисловия к книге

«Три главные проблемы подростка с девиантным поведением»,посвященной Л.С. Выготскому в связи с его 115/летием

Page 45: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

меняются ли представления Л.С. Выготского о связиобучения и развития в продолжение всей его психо�логической деятельности.

Читая Л.С. Выготского, важно помнить, что этотчеловек успел поработать в сфере психологии всегодесять лет. И хотя Л.С. Выготский успел сделатьочень много, фантастически много, можно не сомне�ваться, что гораздо больше он не успел. Именно по�этому к каждой его фразе, брошенной как бы невзна�чай, следует относиться как к положению, котороеможет содержать в себе важную идею, над которойследует основательно поразмышлять в поисках глу�бинного смысла, заключенного в ней потенциала.

Для тех, кто занимается развитием, ищет пути со�действия развитию в случаях его задержек и разнооб�разных отклонений от нормы, таким тезисом являет�ся широко известная фраза, первый и единственныйраз встречающаяся в текстах Л.С. Выготского в1934 г. в работе «Мышление и речь» в шестой главе —предпоследней главе в последней из написанныхЛ.С. Выготским книг [11]. В этой главе, написаннойнезадолго до смерти1, когда, критикуя позициюК. Коффки по вопросу взаимоотношения обучения иразвития, Л.С. Выготский, находясь как бы в полеми�ческом запале, вдруг делает резкое заявление о том,что «один шаг в обучении может означать сто шагов вразвитии» [11, с .230]. И, видимо, обращаясь именнок Коффке, он, чтобы критикуемому им автору былоболее понятно, использует для метафоры немецкую,а не русскую валюту («Мы обучили ребенка на пфен�нинг, а он развился на марку» [11, там же]2.

Удивительно, что, хотя именно эта работа Л.С. Вы�готского («Мышление и речь»), где содержится стольинтригующее заявление, была первой переведена наЗападе и издана там в 1962 г., самому этому положе�нию Л.С. Выготского западными учеными не уделяет�ся должного внимания. Поиски в интернете западныхработ, где цитируется это положение Л.С. Выготскогоили приводится какой бы то ни было комментарий, недают результатов. Как будто против этого тезиса су�ществует своеобразный заговор молчания. Например,в Кембриджском издании книги «Выготский» (2007)есть статья про книгу «Мышление и речь», в которойесть раздел «Метафоры». Но среди множества мета�фор, используемых Л.С. Выготским, разбираемое на�ми высказывание даже не упоминается [49].

Да и отечественные авторы не особенно склонныупоминать об этой фразе Л.С. Выготского. Ни у

Д.Б. Эльконина, ни у В.В. Давыдова, ни у П.Я. Галь�перина мы не встречаем ни упоминаний об этойидее, ни каких�либо комментариев. Лишь Л.Ф. Обу�хова [37] цитирует это место Л.С. Выготского, прав�да, заменяя немецкую валюту отечественной, иВ.П. Зинченко в своем коротком, но блистательномэссе о Л.С. Выготском дает свое понимание значенияособого характера этой связи [30].

Можно выдвигать разные гипотезы, почему воз�ник «заговор молчания». Одно из возможных объяс�нений состоит в том, что к этой фразе относятсяименно как к полемическому ходу, резко обозначаю�щему позицию самого Выготского, но фактическиозначающую лишь то, что он уже сказал ранее: «обу�чение ведет за собой развитие» (а не просто, как уКоффки, обучение и развитие взаимосвязаны). Притаком отношении к этим словам обдумывать их нетсмысла, так как это уже известная мысль, но выра�женная в гротескной форме. Никакой дополнитель�ной смысловой нагрузки в ней нет.

Возможна другая точка зрения: «ученый погоря�чился». Желая подчеркнуть важность обучения дляразвития, его ведущую роль, он позволяет себе лихиезаявления, мягко говоря, безответственные. Ведь ес�ли задуматься, в действительности, в практике обу�чения, мы гораздо чаще сталкивается с другими слу�чаями, когда нужно приложить массу усилий в обу�чении, чтобы добиться микроскопического результа�та в развитии. Весь наш опыт (или почти весь) нахо�дится в противоречии с этим заявлением Л.С. Вы�готского.

Но ключевое слово в предыдущей фразе — «поч�ти»… Дело в том, что редко, может быть, даже оченьредко, те, кто занимаются практикой содействия раз�витию (неважно через обучение или психотерапию),сталкиваются со случаями чудесного перерождениячеловека, с которым работают. И те внезапные изме�нения, которые с ним вдруг происходят, которые да�же невооруженным взглядом определяются как ка�чественные позитивные сдвиги в развитии, можнообразно описать словами Л.С. Выготского: «одиншаг в обучении привел к ста шагам в развитии».И эти шаги можно в конкретном случае выявить, по�казать и сделать предметом анализа.

В этой статье мы попробуем отнестись к выне/сенному в название тезису Л.С. Выготского как к «те/ореме», в формулировке которой содержится важней/шая для психологии развития, педагогики и практики

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

45

1 В примечании к книге «Мышление и речь» сказано, что шестая глава относится к тем, которые были написаны в 1934 г. Но эта гла�ва вместе с последней седьмой главой является логическим завершением и обобщением всей предыдущей книги, другие главы которойбыли написаны в период с 1929 по 1933 гг. То есть книга «Мышление и речь» охватывает весь период творчества Л.С. Выготского от вы�работки замысла до его реализации и обрисовывания последующих перспектив. Глава 7 называется «Мысль и слово», но завершаетсяона цитатой из Гете — «вначале было дело». А дело — судя по тексту главы — это совместная деятельность ребенка и взрослого, в ходекоторой происходит развитие ребенка. Как сказано в книге Г.В. Выгодской и Т.М. Лифановой (1996), «Мышление и речь» — книга, ко�торая вся целиком и полностью посвящена развитию [4].

2 Интересно, что в статье, которая была опубликована в виде предисловия к книге К. Коффки, написанной в том же 1934 г., но, по�ви�димому, несколько раньше, чем глава VI книги «Мышления и речь», проводится та же критика К. Коффки и та же линия рассуждения ввопросе взаимосвязи обучения и развития. Но тезиса о «ста шагах» в этой статье нет. Означает ли это, что мысль Л.С. Выготского при на�писании им главы VI сделала еще один шаг в своем развитии, что было ознаменовано обсуждаемым нами тезисом? Представляется чтоэто именно так. Продолжая размышлять над структурной теорией Коффки, которая, безусловно, гораздо симпатичнее Л.С. Выготскомус ее тезисом об осмысленности обучения (по сравнению с принципиальным отсутствием осмысленности у Торндайка), Л.С. Выготскийвидит в ней принципиально неприемлемые положения и стремится их «преодолеть» (в его специфическом понимании этого слова).

Page 46: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

оказания психологической помощи мысль, но она нуж/дается в доказательстве. Мы попробуем провеститеоретическое рассуждение, которое может претен�довать на такого рода доказательство, а затем поста�раемся привести случаи из практики, которые иллю�стрируют работу особого психологического механиз�ма, при «включении» которого один шаг в обученииоказывается способным дать сто шагов в развитии.

Часть 1. Формулируем теорему

Итак, попробуем отнестись к афоризму Л.С. Вы�готского как не просто к метафоре, а к тезису, в кото�ром скрыто глубокое содержание, не разработанное,но нуждающееся в разработке, начиная с постановкипроблемы. Для этого нам придется, следуя принципуисторичности, воспроизвести схематично творчес�кий путь Л.С. Выготского как движение к этой идее.

Еще раз кратко поясним, как мы понимаем егоидею о том, что один шаг в обучении может вести кмногим шагам в развитии.

На наш взгляд, здесь содержатся три мысли.Первая — это реализация положения о том, что

обучение ведет за собой развитие.Вторая — что обучение «чему�то такому», очень

важному именно для данного случая, может приво�дить к развивающему эффекту сразу по несколькимнаправлениям.

Третья — то, что прямо не высказано, но латентносодержится как постановка проблемы, — обучениеможно (и нужно) вести именно так, чтобы оно былоразвивающим. Вопрос: как это делать?! При какихусловиях может быть достигнут этот эффект. (О том,что не всякое обучение и не всегда ведет к развитию,Л.С. Выготский также упоминает в различных кон�текстах).

Итак, попробуем реконструировать путь Л.С. Вы�готского как движение к этой идее.

Предварительно рассмотрим десятилетний путьЛ.С. Выготского через призму его движения в про�блеме развития. Анализ творчества Л.С. Выготскогопод этим углом зрения позволяет нам выделить пятьэтапов. Обычно принято выделять три периода с мо�мента его начала работы в психологии: первый —с1924 по 1927 г., второй — с 1928 по1931 г., третий —с 1932 по1934 г. [4; 33; 35; 48, 49 и др.]3. Но, с точкизрения рассматриваемой нами проблемы, мы выде�ляем еще два этапа, которые связаны с переломнымимоментами в развитии представлений Л.С. Выгот�ского о развитии.

Первый этап: 1924—1927 гг. Л.С. Выготский на�чинает свою работу в психологии, занимается про�блемой развития и обучения детей с аномалиями,выступает с инновационными представлениями опсихологии детей с особенностями развития, ставитпроблему развития в контексте задач обучения, со�

циализации и профессионального образования де�тей с различными дефектами. В этот же период(1926) он пишет «Педагогическую психологию» [9],где формулирует важное положение о роли самогоребенка в обучении и развитии. В этот же периодвозникают еще три линии содержательного движе�ния. Одна — это размышление о проблеме сознания,которое в работе 1925 г. трактуется еще не как «связьдеятельностей» (это будет позже), а пока что каксвязь, взаимодействие «систем рефлексов», видимо,под влиянием весьма авторитетных в то время фигурИ.П. Павлова и В.М. Бехтерева [8]. Вторая — размы�шление об отличии психики человека от психикиживотных, в ходе которого появляется представле�ние о том, что в «…формуле поведения человека естьчасть, которой нет у животных: исторический опыт,социальный опыт, удвоенный опыт» [8, с. 85]. Третьялиния — задача поиска «знаков», при помощи кото�рых эти новые члены формулы между собой связы�ваются. В 1925 г. Л.С. Выготский выводит формулу,ставя знак «+» между историческим и социальнымопытом, называя это «удвоенным опытом».

Второй этап: 1927 г. — самоопределение Л.С. Вы�готского в пространстве современной ему научнойпсихологии, отраженное в ключевой методологичес�кой работе «Исторический смысл психологическогокризиса», впервые опубликованной лишь в 1982 г.[10]. Следует учесть, что Л.С. Выготский пишет этуработу, находясь в больнице с фактически смертель�ным диагнозом, более полугода без положительнойдинамики [4]. Заключительная часть текста выгля�дит как завещание, как наказ последующим поколе�ниям психологов, как то, что самому автору, скореевсего, сделать не удастся. Но судьба дарит ему еще7 лет творческой жизни.

В этой работе, большая часть текста которой по�священа методологии новой психологии, в основукоторой положены философия и практика, ставитсязадача разработки некоего среднего, промежуточно�го слоя понятий (промежуточного между материа�листической диалектикой и изучаемой реальностью,т.е. психикой человека). Л.С. Выготский ищет назва�ние для новой науки, но в итоге оставляет за ней имя«психология», подчеркивая при этом, что она долж�на быть «материалистической» и «исторической».Считая образцом такой науки исторический матери�ализм, описывающий процесс развития обществакак закономерную смену экономических формаций,он пишет о необходимости разработки таких поня�тий, который могли бы не только объяснять и описы�вать психику, но и способствовать овладению ею.Причину кризиса и, соответственно, движущую силуразвития психологии Л.С. Выготский, как известно,видит в бурном развитии прикладной психологии, ввозникновении психологической практики, В каче�стве одной из таких практик он указывает практикувоспитания. Столкновение с практикой «…заставля�

46

Зарецкий В.К. Теорема Л.С. Выготского «Один шаг...Zaretsky V.K. L.S. Vygotsky's Principle "One Step...

3 Иногда в качестве первого этапа выделяется его деятельность, которая завершилась книгой «Психология искусства» [34]. Мы бе�рем за точку отсчета его первые работы, связанные именно с проблемами развития.

Page 47: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

ет психологию перестроить свои принципы так, что�бы они выдержали испытание практикой»(10, с. 387). И далее: «…нельзя преувеличить значе�ние новой практической психологии для всей науки;психолог мог бы сложить ей гимн» (там же, с. 387).

То, что Л.С. Выготский придавал столь принци�пиальное значение практике в развитии «новой»психологии стало широко известно с момента опуб�ликования его работы «Исторический смысл психо�логического кризиса». Мы называем этап написанияэтого текста «самоопределением Л.С. Выготского,потому что он не только ставит задачу наработки но�вой методологии, т. е. системы «посредствующих,конкретных, применимых к масштабу данной наукипонятий» (10, с. 419), но и идентифицирует себя сней. Как мы постараемся показать, вся его дальней�шая работа направлена на то, чтобы создать такойконцептуальный аппарат, который позволял бы ре�шать практические задачи в той сфере, в которой онработал как практик. Этой практикой с самого нача�ла была работа с детьми, имеющими особенностиразвития. И Л.С. Выготский с первого (с момента егоприхода в психологию) до последнего дня продол�жал заниматься этой проблемой. Но держал в фоку�се внимания обе ее стороны: как происходит нор�мальное развитие, как происходит аномальное раз�витие ребенка и как можно создать условия для нор�мального развития в этом случае4.

Уже в эти годы он формулирует важное положе�ние о том, что развитие нормальных и «дефектив�ных» (воспользуемся терминологией того времени,от которой, кстати, Л.С. Выготский пытается уйти)детей должно подчиняться одним и тем же законам,и стремится эти законы открыть. Уже в 1924 г. он пи�шет, что «…слепота есть нормальное, а не болезнен�ное состояние для слепого» [7, с. 68], что «…правиль�но педагогическая гигиена предписывает обращать�ся со слепым ребенком так же, как если он был зря�чим» [там же, с. 69], что «…социальное воспитаниепобедит дефективность. Тогда, вероятно, нас не пой�мут, если мы скажем о слепом ребенке, что он дефек�тивный, но о слепом скажут, что он слепой и о глу�хом, что он глухой и ничего больше» [там же, с. 72].

Возвращаясь к работе 1927 г. [10], обратим вни�мание на один ход рассуждения Л.С. Выготского, ко�торый в каком�то смысле можно рассматривать какключ к пониманию «теоремы», вынесенной в заголо�вок данной статьи.

Когда Л.С. Выготский формулирует тезис о необ�ходимости новой методологии, новой системы поня�тий, он обращается к работе Л. Бинсвангера 1922 г., скоторой неоднократно соотносится на протяжениивсего текста. В этом пункте он ссылается на Бин�свангера, который «…вспоминает слова Брентано об

удивительном искусстве логики, которой один шагвперед имеет следствием 1000 шагов вперед в науке»[10, с. 419].

Через семь лет после этих слов он напишет, обра�щаясь уже не к развитию науки, а к развитию ребен�ка, свою знаменитую фразу об одном шаге в обуче�нии, который может означать сто шагов в развитии.В пояснении к ней можно усмотреть прямую анало�гию между развитием науки и развитием ребенка.«…если мы научимся, скажем, новому методу мыш�ления, новому типу структур, то это даст нам воз�можность выполнять не только ту самую деятель�ность, которая была предметом непосредственногообучения, но во много раз больше — даст возмож�ность выйти далеко за пределы тех непосредствен�ных результатов, к которым привело обучение» [11,с. 230]. Напоминаем, что эта фраза приводится в гла�ве шестой, посвященной развитию научных понятийу детей, главе, которая написана в 1934 г. Другимисловами, и в 1927 г., и в 1934 г. речь идет о научноммышлении: в первом случае — о развитии мышленияв науке, во втором случае — о становлении «научно�го» мышления у ребенка.

Третий этап: 1928—1931. Оправившись от болез�ни, Л.С. Выготский, вдохновленный и вооруженныйидеей новой методологии, с головой окунается в ра�боту. Подавляющее большинство работ в этот пери�од так или иначе связаны с проблемой развития ре�бенка. Большая часть текстов посвящена работе сразличными категориями особенных детей. В 1928 г.22 работы из 30 связаны с проблемами развития(в том числе 16 — с развитием особенных детей); в1929 г. — работ, посвященных развитию, всего 8(из 18), при этом половина из них связана с темати�кой нормального развития; в 1930 г. — 21 работа из30 прямо или косвенно связана с вопросами разви�тия (17 работ посвящены проблемам патологии раз�вития). Завершается этот этап в 1931 г. написаниемэпохального труда с характерным названием, в кото�ром можно увидеть следы его размышлений о психо�логии как исторической науке в 1927 г., — «Историяразвития высших психических функций» [12], в ко�торой дается методологический ключ (новая логика,вспоминая слова Брентано), позволяющий по�ново�му подойти и к проблеме развития ребенка (челове�ка), и к проблеме сознания, и к проблеме спецификичеловеческой психики по сравнению с психикой жи�вотных (вся линия полемики Л.С. Выготского с би�хевиористами и гештальтистами), и метод исследо�вания, имеющий практическое значение, так как ис�следование ведется путем обучения.

Важно отметить, что статьи со словами «культур�ное развитие» в названии впервые появляются в1928 г., а завершается этап впервые появившимся в

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

47

4 Здесь уместно вспомнить, что Тезисы доклада Л.С. Выготского на коллегии Государственного ученого совета социально�правовойохраны несовершеннолетних (ГУС СПОН) Наркомпроса обсуждались в мае 1924 г. на II съезде СПОН. Л.С. Выготский, который тог�да лишь вступал в психологию, сделал объединенный доклад по работе трех секций (слепые, глухие, умственно отсталые). На заседанииколлеги присутствовала Н.К. Крупская, которая предложила усилить практическую значимость положений доклада и подчеркнула«…мысль о необходимости найти эффективные пути приближения обучения дефективных детей к условиям обучения и воспитания вобщеобразовательной школе… включения таких детей в общественно�трудовую жизнь» [4, с. 79].

Page 48: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

названии словом «история». С этого момента новаяпсихология, создаваемая Л.С. Выготским, становит�ся по факту «культурно�исторической».

Четвертый этап: 1932 — март 1933 г. В этот пе�риод под руководством Л.С. Выготского проводятсяосновные экспериментальные исследования, базиру�ющиеся на новом понимании развития высших пси�хических функций человека (исследования внима�ния, памяти, мышления). Завершением этапа, по�ви�димому, можно считать выступление Л.С. Выготско�го с заключительным словом на конференции23 марта 1933 г. (текст опубликован в Т. 4 собр. соч.в главе «Проблемы возраста»), на котором Л.С. Вы�готский вводит понятие «зона ближайшего разви�тия», придавая ему важнейшее значение для понима�ния развития ребенка как человека, как социальногосущества [13]. Фактически с этого момента концеп/туальный каркас культурно/исторической теорииможно считать завершенным, так как в ней появля/ется понятие, связывающее воедино целый ряд про/рывных идей Л.С. Выготского о специфике развитиячеловека, о его сознании, о роли культуры и взаимо/действия ребенка с другими людьми, — понятие «зо/на ближайшего развития».

Пятый этап: 23 марта 1933 — 11 июня 1934. Этобыл этап, когда счет шел на дни. Это период борьбы,начинающейся травли, смертельной угрозы со сторо�ны природы (болезнь) и не меньшей угрозы со сторо�ны социума [4]. «Биологическое» и «социальное»восстали одновременно против Л.С. Выготского и егокультурно�исторической теории. Те, кто вчера пре�возносил Л.С. Выготского, в это время начинают под�вергать его жестокой неоправданной критике. Чутьпозже (всего лишь через два года после смерти) егокниги будут изымать из библиотек, уничтожать, егостатьи будут вырезать из журналов, а выдавать длячтения сохранившиеся публикации будут только поспециальному разрешению. Но это будет после(с 1936 по 1956 г.). А в этот период, несмотря на «со�циальную ситуацию», Л.С. Выготский вновь, как и вкризисный для его жизни период 1927 г., самоопреде�ляется культурно�экзистенциальным образом [19],фактически начав разрабатывать исследовательскуюпрограмму на основе наработанного концептуально�го аппарата. То, что формируется исследовательскаяпрограмма, видно даже по названиям текстов этогопериода. Приведем их в той последовательности, вкоторой они приведены в списке трудов Л.С. Выгот�ского в книге Г.Л. Выгодской и Т.М. Лифановой [4]:«Проблема возраста», «Проблема развития», «Про�блема сознания», «Проблема обучения и развития вшкольном возрасте», «Проблема развития в струк�турной психологии», «Проблема развития и распада

высших психических функций» (это последний до�клад Л.С. Выготского, сделанный им за полтора меся�ца до смерти). В этот же ряд можно включить еще двеработы 1932 г. (ничего, что у нас этапы идут немного«внахлест»), связанные с прочтением книг А. Гезеллаи Ж. Пиаже: «Проблема развития ребенка в исследо�ваниях Арнольда Гезелла» и «Проблема речи и мыш�ления ребенка в учении Ж. Пиаже».

Самому Льву Семеновичу не было суждено реа�лизовать намечаемую программу. Это уже было де�лом его соратников и учеников, а также их ученикови т. д. Б.Д. Эльконин считает, что к 2015 г. уже рабо�тает пятое поколение сторонников культурно�исто�рической психологии5. Надеюсь, Б.Д. Эльконин раз�решит мне его процитировать без ссылки на печат�ный труд, поскольку таковой мне не известен. Пер�вое поколение — сам Л.С. Выготский. Второе — бли�жайшие его ученики и соратники, которые были за�тем учителями для третьего и четвертого поколе�ний — А.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия, Д.Б. Эльконин,Б.В. Зейгарник, П.Я. Гальперин, П.И. Зинченко,А.В. Запорожец, Л.И. Божович, Л.С. Славина и дру�гие. Третье поколение — их ученики В.В. Давыдов,В.П. Зинченко, О.К. Тихомиров, Н.Ф Талызина,Л.Ф. Обухова и другие. К четвертому поколениюБ.Д. Эльконин отнес себя и В.В. Рубцова (ведущихмагистерского семинара МГППУ), участников ре�флексии этого семинара и многих других психоло�гов, плодотворно трудящихся в научных и образова�тельных учреждениях в России и за рубежом в на�стоящее время. Пятое поколение — это нынешниестуденты и недавние выпускники многочисленныхпсихологических факультетов, которые продолжаютопираться на принципы культурно�историческойпсихологии, их творчески развивать, преломлять поотношению к различным проблемам науки и практи�ки, расширяя поле исследовательских работ и прак�тических разработок6.

Здесь следует сделать еще одно отступление отосновной темы для того, чтобы из периода 1920—1930�х гг. вернуться в настоящее время.

Как уже было сказано выше, после снятия запретовна Л.С. Выготского (можно представить какого муже�ства и какого искусства потребовало это от его учени�ков, чтобы добиться этого всего лишь через нескольколет после печально известной «павловской сессии»)стали появляться первые публикации Л.С. Выготско�го. Сначала главный труд «Мышление и речь» в 1956 г.,затем «История развития высших психических функ�ций» (1960). В 1962 г. «Мышление и речь» переводит�ся за рубежом, сначала на английский, а затем и на дру�гие языки. В 1980�е гг. публикуется шеститомное изда�ние трудов Л.С. Выготского, в которое входят далеко

48

Зарецкий В.К. Теорема Л.С. Выготского «Один шаг...Zaretsky V.K. L.S. Vygotsky's Principle "One Step...

5 Б.Д. Эльконин поделился своими мыслями на этот счет во время рефлексии после магистерского семинара по культурно�истори�ческой психологии в ПИ РАО в июне 2015 г. В той рефлексии участвовали помимо самого Б.Д. Эльконина также Е.О. Смирнова,Ф.Е. Василюк и В.К. Зарецкий, в целом поддержавшие идею Б.Д. Эльконина.

6 Я прошу прощения у тех, кого не упомянул в числе представителей поколений, поскольку всех указать не позволяет сам форматстатьи. Но каждому психологу, считающему себя корнями принадлежащему к традиции культурно�исторической психологии, предла�гается отнести себя к тому или иному поколению и попробовать представить свою историческую траекторию, соединяющую его сЛ.С. Выготским и проходящую через поколения учителей.

Page 49: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

не все его тексты, но по которому уже можно составитьпредставление о той громадной работе, которую онпроделал за отведенные ему 10 лет.

После этого рост популярности культурно�исто�рической психологии начинает стремительно нарас�тать. В 1990�е гг. создается Международное общест�во культурных и деятельностных исследований(ISCAR)7. Автору данной статьи довелось участво�вать дважды в конгрессах ИСКАРа — в 2008 г. в Сан�Диего и в 2014 г. в Сиднее. Динамика такова: в2008 г. в программе были указаны участники45 стран мира, в 2014 г. — уже 62 страны.

В чем видится секрет столь стремительной попу�лярности концепции Л.С. Выготского. Не может жеэто быть связано только с тем, что на русском языкебыло опубликовано собрание его основных сочине�ний?! На наш взгляд, именно в 1980—1990�е гг. со�шлись два фактора, для которых своеобразным ката�лизатором произошедшей «химической реакции»стала одна очень важная особенность самой культур�но�исторической концепции. Именно поэтому «хи�мическая реакция» пошла со столь «бурным выделе�нием энергии».

Период 1980—1990�х гг. — это время, когда:во�первых, стали известны ранее не публиковав�

шиеся труды Л.С. Выготского, и появилась возмож�ность познакомиться с его трудами в первоисточни�ках (это важно, так как идеи Л.С. Выготского неред�ко искажаются, с умыслом или без оного);

во�вторых — и это важнейший фактор — когдарезко расширяется запрос на психологию в различ�ных видах практики. То есть время, в которое рабо�тал Л.С. Выготский, вернулось, но уже на новомуровне. В конце 1980�х гг. появляются публикацииоб академической и практической психологии [47], онеклассической комплексной практико�ориентиро�ванной науке эргономике (базовой частью которойявляется психология) [18], о психологической прак�тике [5] и т. д. Из�за рубежа в Россию хлынул потокпсихологов�практиков, которые начали транслиро�вать западные подходы.

Казалось бы, разве может концепция, котораяразрабатывалась на протяжении нескольких лет не�большой группой очень молодых людей (их лидерЛ.С. Выготский умер, не достигнув возраста 38 лет),да еще несколько десятилетий назад, в другом исто�рическом времени, быть конкурентноспособной ме�тодам и подходам, которые на протяжении этих де�сятилетий, не лежали недвижимо на полках в спец�

хранах, а интенсивно разрабатывались многими по�колениями ученых и практиков8?! Но культурно�ис�торическая психология оказалась не просто конку�рентноспособной. Она начала последовательно заво�евывать все новые области практики, перестраиваяпредставления о них, обогащая свой концептуаль�ный аппарат, который изначально — и в этом видит�ся коренная особенность культурно�историческойпсихологии — создавался на основе, во главу угла ко�торой была положена философия и практика, как этосформулировал Л.С. Выготский в работе 1927 г. [10].

Оказалось, что далеко не все понятия, в которыхописываются психические процессы, далеко не всетеории, которые их великолепно объясняют, пригод�ны для решения практических задач9. Культурно�ис�торическая концепция оказалась именно такой тео�рией, которая самим автором создавалась как инст�румент для практики (кстати, сам Л.С. называл свойподход инструментальным). Эвристический потен�циал этих понятий раскрывался постепенно. Как этопроисходило, можно проследить на примере поня�тия «зона ближайшего развития», которое прочерти�ло удивительную траекторию от некоего общего пе�риферийного момента культурно�исторической кон�цепции до важнейшего методологического принципадиагностической, педагогической, коррекционно�развивающей и, в последние годы, психотерапевти�ческой работы [2; 3; 6; 22; 31; 32; 37; 41; 42; 44 и др.]10.

Чтобы не перегружать текст и не давать поводадля лишних дискуссий, обозначим некоторые про�межуточные вехи. Один из наших уважаемых учите�лей, который по праву считается одним из наиболееблестящих продолжателей дела Л.С. Выготского,очень острый на язык и большой любитель красивопошутить, во времена, когда я был студентом, однаж�ды сказал применительно к понятию «зона ближай�шего развития»: «В нашей стране хорошую вещь “зо�ной” не назовут». Еще резче об этом понятии также вустной беседе уже в начале 2000�х гг. весьма автори�тетный специалист в области детской психологии,когда я сообщил ему, что пишу статью про ЗБР, рез�ко сказал, что «ЗБР — это ахинея».

В текстах П.Я. Гальперина понятие зона ближай�шего развития не встречается вообще [24].

В.В. Давыдов (1996) пишет о том, что педагогиче�ский потенциал понятия ЗБР еще предстоит рас�крыть [17].

В некоторых учебниках по детской психологии иее истории, выпущенных сравнительно недавно, по�

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

49

7 На конгрессе в Сиднее в октябре 2014 г. исполнительным комитетом ИСКАРа принято решение переименовать ассоциацию вМеждународное общество культурно�исторических деятельностных исследований, сохранив без изменения аббревиатуру.

8 Разумеется, труды Л.С. Выготского не только «лежали на полках» и подлежали уничтожению. Его ученики, родные и близкие бе�режно хранили все тексты, конспекты, записи, а своей деятельностью продолжали делать то, что начали вместе с Учителем. И это — на�ряду с концептуальной культурно�исторической мощью самой концепции — стало главным фактором того, что имя Л.С. Выготского каксоздателя нового направления в психологии стало известно всему миру.

9 Автор данного текста впервые столкнулся с этой методологической проблемой еще в студенческие годы, когда оказалось, что ниодна из существующих концепций творческого мышления не может быть инструментом для решения практической задачи «формиро�вания творческого мышления» или хотя бы содействия процессу решения творческой задачи (24).

10 В 2014 г. на конгрессе ИСКАРа в Сиднее автор данного текста делал доклад (совместно с А.Б. Холмогоровой), который называл�ся так: «Понятие "зона ближайшего развития" в педагогике и психотерапии». Первая реакция участников конгресса, присутствовавшихна докладе была такой: «ну вот, Выготского не хватало только в психотерапии». Но затем отношение к такой постановке вопроса изме�нилось, и самого докладчика в итоге выбрали членом Исполкома ИСКАРа.

Page 50: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

нятие ЗБР не входит в число основных, хотя куль�турно�исторической концепции Л.С. Выготскогопри этом уделяется довольно много места.

Для сравнения — в Кембриджском издании книги«Выготский» 2007 г. (под редакцией Г. Дэниелса, М. Ко�ула и Дж. Верча) понятие ЗБР встречается 46 раз [49].

Сейчас диагностика развития и ведение педагоги�ческих (коррекционно�развивающих) занятий с де�тьми на основе (с учетом) ЗБР является неотъемле�мым принципом, который, как оказалось, технологи�чески воплотить в практике совсем не просто (вотгде дает о себе знать методологическая проблема вза�имоотношения философии и практики, когда нужнонаработать промежуточный — по Л.С. Выготскому —слой эффективных понятий, которые бы и описыва�ли предмет приложения практических усилий, и да�вали в руки метод, дающий возможность эффектив�но действовать с этим предметом).

Представляется, что именно изначальная (в за�мысле) ориентированность разработки теорииЛ.С. Выготским как инструмента для практики иобусловила стремительный рост ее популярности ивостребованности на рубеже ХХ—ХХI вв. И пока ди�намика, как уже было сказано выше, носит характеррасширения сфер практики приложения культурно�исторической концепции и углубления ее теоретиче�ских представлений.

Возможно, на первый взгляд, столь пространноеотступление от основной темы данной статьи, выгля�дит не очень оправданным. И у кого�то возникает во�прос, зачем автору понадобилось так много внима�ния уделять в общем�то хорошо известным момен�там творческой биографии Л.С. Выготского. Но делоименно в том, что за последние 60 лет культурно�ис�торическая концепция и отношение к ней претерпе�вает существенную динамику. Специалисты, хорошознакомые с концепцией Л.С. Выготского, продолжа�ют ее для себя открывать, обнаруживая в ней скры�тый потенциал [см. например: 23; 42].

Именно это произошло с понятием «зона ближай�шего развития». В конце 1990�х—начале 2000�х гг. по�являются публикации, которые можно рассматриватькак «прорывные» в проблематике связи обучения иразвития, видимого сквозь призму понятия ЗБР [3;21; 32; 37; 43]. Зона ближайшего развития начинаетрассматриваться не как плоскость действия, а каксложноустроенное многовекторное пространство, вкотором идея о том, что один шаг в обучении можетдать не один шаг в развитии, неожиданно обретаетглубокий операциональный (т.е. дающий возмож�ность решать практические задачи) смысл. И первоеприложение эта идея ЗБР как многовекторного про�странства находит в той самой практике, с которой на�чинал Л.С. Выготский, в практике изучения развитияособенных детей и поиска путей содействия этомупроцессу.

Именно в этой сфере представляется крайне важ�ной такая постановка вопроса: возможно ли такстроить педагогическую, психолого�педагогическую,психологическую, консультационную, психотера�

певтическую работу с особенными детьми, чтобыодин шаг в обучении способствовал многим шагам вразвитии? Потому что для этих детей другого путинет. А этот путь открывает для них реальную пер�спективу. Практика показывает, что это возможно.Вопрос: при каких условиях?

Часть 2. Ищем доказательство

Для доказательства теоремы обратимся к много�векторной модели ЗБР, разработанной в практикерефлексивно�деятельностного подхода (РДП) дляоказания помощи детям в преодолении учебныхтрудностей, способствующей развитию [21; 22; 23;24; 25; 26; 27; 28; 29; 52 и др.].

РДП возник как обобщение практики оказанияпомощи детям с трудностями в обучении, котораяопиралась на инновационные подходы учителей, ус�пешно работающих с любыми категориями «труд�ных» детей. С 1996 по 2002 г. автор данной статьибыл одним из организаторов проекта «Летняя школадля детей с особенностями развития и инвалиднос�тью»; в эти школы приглашались учителя и другиеспециалисты, имеющие успешный опыт работы сразличными категориями особенных детей. Сам тер�мин «РДП» начал употребляться для описания тойпрактики, которая возникла в проводимых учителемрусского языка Н.Ю. Абашевой совместно с психо�логом В.К. Зарецким занятиях в летней школе в1997 г. [20]. В дальнейшем эта практика рефлексиро�валась, расширялась, выстраивалось ее научноеобоснование, и в настоящее время она описываетсякак научно�практический подход, имеющий собст�венные теоретико�методологические принципы врамках отечественных направлений в психологииразвития (Л.С. Выготский, П.Я. Гальперин, В.В. Да�выдов, Д.Б. Эльконин, Н.Г. Алексеев и др.) и техно�логические процедуры их реализации [25].

Далее мы рассмотрим суть и основное содержа�ние данного подхода и постараемся обосновать воз�можность его применения в инклюзивной практике.

Исходным пунктом для РДП является рассмот�рение любой проблемной ситуации, возникающей вобучении, как ресурсной для развития. Это можетбыть ситуация ошибки, трудности, непонимания, не�способности (реальной или кажущейся ребенку)что�либо сделать, хронической неуспеваемости, пе�дагогической запущенности и т. п. Но это также мо�жет быть ситуация, обусловленная естественнымифакторами, связанными с «ограниченными возмож�ностями здоровья», например, с инвалидностью.

Проблемная ситуация, возникающая в обучении,указывает взрослому на то, что ребенок не может нечтосделать самостоятельно. Таким образом, то, что нужносделать ребенку, оказывается за пределами зоны егоактуального развития, по Л.С. Выготскому. Если же то,что нужно сделать, находится в зоне его ближайшегоразвития, то это дает шансы взрослому организоватьпроцесс своего взаимодействия с ребенком так, чтобы

50

Зарецкий В.К. Теорема Л.С. Выготского «Один шаг...Zaretsky V.K. L.S. Vygotsky's Principle "One Step...

Page 51: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

этот «шаг в развитии» ребенком был сделан. В РДПвыделены и обоснованы несколько условий, при кото�рых ребенок может сделать этот шаг в совместной дея�тельности со взрослым, т. е. как на практике «обучениеможет вести за собой развитие» [9].

Кратко перечислим некоторые из этих условий.Во�первых, развитие будет происходить, если ре�

бенок в совместной деятельности занимает позициюполноценного и полноправного субъекта собствен�ной деятельности по преодолению трудностей и еерефлексии.

Во�вторых, его отношения с взрослым в этой дея�тельности являются отношениями сотрудничества,причем взрослый находится в позиции помощникаглавному действующему лицу — ребенку.

В�третьих, развитие происходит в самостоятель�ной деятельности ребенка и ее рефлексии, осуществ�ляемых с помощью и при поддержке взрослого.

В�четвертых, шаг в развитии осуществляется че�рез присвоение ребенком в этой деятельности техспособов, которые реализуются совместно со взрос�лым (интериоризацию, по Выготскому) [13] и черезрефлексию собственных и совместных способов дея�тельности.

В�пятых, развитие в совместной деятельности попреодолению проблемной ситуации может происхо�дить одновременно по нескольким направлениям,или, как писал Л.С. Выготский: «один шаг в обученииможет означать сто шагов в развитии» [11, с. 230].

Последний тезис, а также основная суть РДП ил�люстрируется нами схемой объемного, а не плоскост�ного представления о зоне ближайшего развития (рис.1), идея которого начала развиваться в ряде работ оте�чественных психологов [см. например: 3; 32; 36; 43].

В соответствии с рис. 1 (про себя мы эту схемустали называть «цветочек») развитие можно предста�вить как уникальное событие в жизни ребенка, когдав проблемной ситуации происходит изменение в сто�рону расширения границ зон актуального и ближай�шего развития сразу по нескольким векторам, и тогдавозникает новое качество. Ребенок начинает раскры�ваться подобно тому, как распускается цветок, отсю�да и неформальное название схемы «цветочек».

Остановимся подробнее на описании этой схемыи на примерах того, как в конкретной проблемнойситуации могут осуществляться шаги в развитии(пусть не сто шагов, но хотя бы несколько).

Основной идеей подхода является опора на ре�сурс ребенка как субъекта учебной деятельности, еерефлексии и собственного развития. Соответствен�но, задача учителя — помогать ребенку ощущать се�бя субъектом собственной деятельности и ее рефлек�сии, быть ему в этом партнером�сотрудником, помо�гать ему наращивать собственный ресурс. Посколькуребенок обращается за помощью к взрослому тогда,когда не может справиться сам, т. е. в ЗБР, то взрос�лый может оказать помощь так, чтобы ребенок спра�вился с заданием, понял, что он мог сделать сам, с ка�

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

51

Рис. 1. Схема зоны ближайшего развития как совокупности векторов, по которых возможны «шаги» в развитии.Иллюстрация к ресурсу проблемной ситуации для развития, а также к тезису Л.С. Выготского «один шаг в обучении

может означать сто шагов в развитии» [25]

Page 52: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

кой трудностью столкнулся, чем именно ему помогвзрослый и чему ему необходимо научиться, чтобы вдальнейшем подобные задания выполнять самостоя�тельно. По двум основным процессам, субъектом ко�торых является ребенок в учебной деятельности,подход и получил свое название.

Рефлексивно�деятельностный подход — это сис�тема принципов и технологий содействия развитиюребенка в процессе его сотрудничества со взрослыми сверстниками, основанная на поддержке позицииребенка как субъекта осуществляемой деятельности,ее рефлексии, осознания, перестройки и конструиро�вания способов ее осуществления.

Развитие в учебной деятельности происходит че�рез интериоризацию способов совместной деятельно�сти. Динамика развития — постоянное расширениезон актуального и ближайшего развития по различ�ным векторам индивидуального движения в плоско�сти освоения предметного материала, а также в дру�гих плоскостях, в которых происходит формированиеразнообразных способностей и личностных качеств.

Помощь в рефлексивно�деятельностном подходевыступает как поддержка взрослым субъектной по�зиции ребенка и процессов, связанных с реализаци�ей, рефлексией, перестройкой и конструированиемспособов деятельности.

Поскольку ребенок рассматривается как сотруд�ник и партнер взрослого, реальное учебное занятиеявляется продуктом их совместного творчества.Учителя, работающие средствами рефлексивно�дея�тельностного подхода, руководствуются общей иде�ей подхода, принципами, ограничениями, которыенакладывает позиция сотрудника и идея помощи че�рез рефлексию, а также некоторыми рекомендация�ми по технологии. Но реальный процесс, еще разподчеркнем это, разворачивается как в известной ме�ре спонтанный, творческий, ставящий и самого учи�теля в позицию «развивающегося взрослого».

Задача взрослого — определить зону ближайшегоразвития в плоскости учебного материала, дать соот�ветствующие возможностям ребенка задания, чтобыпрояснить, что он может сам, чего не может, обеспе�чить индивидуальную помощь. Если проблемы вучебном предмете связаны с состоянием «другихвекторов», то по этим векторам, благодаря оказывае�мой помощи, тоже начинается движение.

Важнейшим для ребенка с ограниченными воз�можностями здоровья является вектор «способностьпреодолевать собственные трудности», т. е. развитиеи укрепление его субъектного начала. Именно недо�статочность опыта самостоятельного преодоленияразличных жизненных (не только учебных) затруд�нений, постоянное ощущение поддержки со сторонывзрослого, граничащее с гиперопекой, может выраба�тывать самоощущение, аналогичное феномену вы�ученной беспомощности, описанного М. Селигменом[51]. И именно это отношение может быть фактором,сдерживающим развитие по другим направлениям,

так как препятствует воплощению в жизнь главногоисходного условия — формированию у ребенка пози�ции субъекта обучения, саморазвития, самореализа�ции, ощущения собственной самоэффективности[48]. А без субъектной позиции не включаются глав�ные механизмы, благодаря которым может начатьсяодновременное движение по нескольким векторам,регулируемое собственной активностью ребенка.

Возможность при опоре на РДП создавать усло�вия для развития такой позиции и способности кпреодолению учебных и жизненных трудностей, снашей точки зрения, является важным и ценным ре�сурсом, в частности, для инклюзивной практики11,пока что используемым лишь эпизодически.

В совместной деятельности со взрослым ребенокначинает различать, что он может сделать самостоя�тельно, при выполнении каких действий он нуждает�ся в помощи. А главное — от занятия к занятию онсам видит динамику, ощущает расширение границсвоих возможностей, и — что особенно важно — по�нимает, за счет чего это достигается.

Это очень хорошо сформулировал один из второ�классников, который по уровню успеваемости едване был отправлен в школу для умственно отсталыхдетей. Когда консультант, следуя принципу сотруд�ничества и поддержки субъектной позиции ребенка,спросил, будет ли он решать очередную задачу само�стоятельно или совместно, он сказал: «Это заданиемы сделаем вместе, а следующее я попробую сам».Конечно, в 9 лет, с диагнозом «задержка психическо�го развития» он не может объяснить, за счет чего то,что мы делаем вместе, он потом почему�то может де�лать самостоятельно. Но он понимает смысл взаимо�действия с консультантом и видит его результаты:то, что вчера он мог делать только совместно, сего�дня он может делать самостоятельно (прямо, поЛ.С. Выготскому). Благодаря ситуативным успехам,маленьким победам над ошибками и трудностями,осмыслению и изменению способов, рефлексиипрежнего и нового опыта в тотальности выученнойбеспомощности образуется своего рода брешь. У ре�бенка появляется пространство деятельности, пустьпоначалу небольшое, внутри которого он успешен, вкотором приложенные усилия обязательно оборачи�ваются реальным результатом (понимание причиношибки — это тоже положительный результат, таккак становится понятным, над чем надо работать, ка�кую причину устранять).

Возможно, именно потому, что дети, имеющиепреимущественно негативный опыт учебной дея�тельности, привыкшие к неуспеху, склонны прояв�лять в учебной деятельности симптомы выученнойбеспомощности, именно на них «терапия успехом»особенно эффективна и показательна. На том, какможно работать с выученной беспомощностью, мыостановимся более подробно. Попутно заметим,что аналоги синдрома выученной беспомощностиразной степени выраженности можно наблюдать

52

Зарецкий В.К. Теорема Л.С. Выготского «Один шаг...Zaretsky V.K. L.S. Vygotsky's Principle "One Step...

11 Вспомним задачу, которую в 1924 г. ставила Н.К. Крупская участникам совещания по воспитанию и обучению «дефективных» де�тей, на котором выступал с докладом Л.С. Выготский [4].

Page 53: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

не только у детей с ОВЗ, привыкших к своим огра�ничениям и не стремящихся их преодолеть, но и удетей без ОВЗ, хронически неуспевающих, из не�благополучных семей, которым некому было помо�гать справляться с трудностями. Нередко таких де�тей тянут из класса в класс, стараясь не оставлятьна второй год. Сами они либо находят обходныепути (списывая у одноклассников контрольные ра�боты, избегая выходов к доске, прогуливая урокии т. д.), либо смиряются с собственной неспособно�стью исправить свое положение, не предпринимаявообще никаких попыток изменить ситуацию. Та�кое поведение (отсутствие конструктивной актив�ности) и переживание (ощущение своей беспомощ�ности, невозможности что�либо изменить, бес�смысленности усилий, неверия в себя и уже неже�лания что�либо делать) проблемной ситуации, пре�вращает ее в травмирующую, потенциально опас�ную для психического здоровья. В такой ситуацииучебная деятельность отходит на второй план, а напервый план выходит ее психотерапевтический по�тенциал [42], т. е. возможность, оставаясь в рамкахучебной деятельности, способствовать плодотвор�ным личностным изменениям (личностному раз�витию).

В этой ситуации проблемный эпицентр лежит не вплоскости предметных способов деятельности, а в са�мом симптоме выученной беспомощности, который идолжен стать предметом особой заботы взрослого (имможет быть не обязательно психолог, но и учитель, иродитель). При этом плоскости учебной деятельности

и плоскость, образованная вектором выученной бес�помощности, как бы меняются местами (рис. 2).

Помощь, направленная на преодоление выучен�ной беспомощности инициирует динамику по темвекторам, с которыми этот симптом связан (субъект�ность, рефлексия, готовность и способность преодо�левать трудности, уверенность в себе, смысл и др.).На рис. 3 тот момент, в который по этим векторамначинается изменение, обозначен изменением цветасоответствующих векторов.

С одной стороны, эти векторы, точнее невключе�ние их ресурса для преодоления проблемной ситуа�ции, обусловлены прошлым опытом, который при�вел к состоянию выученной беспомощности, нередковыражающейся в том, что человек теряет способ�ность делать даже простые, вполне посильные вещи.С другой стороны, то, что эти ресурсы не включают�ся, подкрепляет выученную беспомощность, укреп�ляет миф человека о себе, как о неспособном к дан�ному виду деятельности.

В школе нередки случаи, когда, например, уче�ник, хорошо успевающий по многим предметам, ста�новится двоечником, например, по математике,убеждая себя и других, что он «гуманитарий», поэто�му математика ему не дается. В действительности, онуже давно перестал предпринимать какие�либо по�пытки разобраться с трудностями, поэтому ситуациятолько усугубляется. Если ребенок перестает пред�принимать усилия, чтобы преодолеть возникшиетрудности по какому�либо предмету, то это можетбыть для него довольно опасным в плане дальнейше�

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

53

Рис. 2. Многовекторная модель ЗБР иллюстрирует случай, когда проблемный эпицентр оказывается в личности,а не в плоскости предметных способов деятельности

Page 54: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

го развития. Этот способ переживания проблемнойситуации может закрепиться. В другой ситуации, вдругой деятельности ребенок может опять посчитатьсебя неспособным, его активность станет избира�тельной, жизненное пространство начнет сужаться,и вот он уже становится клиентом для психотерапев�та, так как психическое здоровье такого ребенка ока�зывается под угрозой.

Как же возможно развитие личностных качествчерез деятельность? Во�первых, здесь не столь важнасама деятельность. Это может быть деятельность, вкоторой возникли непреодолимые трудности, но мо�жет быть и нейтральная по отношению к ним дея�тельность, например, игра в шахматы. Ребенок, во�влекаемый в игру в шахматы, может скептически от�носиться к своей способности добиться в ней каких�либо успехов. Но что если деятельность построенатак, что успех неизбежен? — Мы подчеркиваем испециально акцентируем внимание ребенка на том,что наша с ним деятельность успешна всегда. Толькоуспех может быть разным. Если он чему�то научил�ся, это успех в обучении. Если у него не получилось,но он смог отрефлексировать свой способ и понялпричину ошибки, то успех в осмыслении, в болееглубоком понимании того, что и как он делает.

Такая фокусировка на содержательной сторонедеятельности отвлекает от тягостных переживанийбеспомощности, создает положительный эмоцио�нальный фон даже в отсутствие достижений в самойдеятельности. Одновременно это способствует по�

степенному втягиванию в нее ребенка. Он именновтягивается, как бы ступая осторожно, прощупываяпочву, не опасно ли сюда идти. Самый трудный мо�мент — начало: вовлечь ребенка в деятельность, еслион убежден в бессмысленности приложения усилий.И здесь вступает в силу «во�вторых». Во�вторых, вкаком�то смысле важнее деятельности становитсятот контакт, который будет установлен между ребен�ком и помогающим ему взрослым. Если это глубо�кий, эмоционально�смысловой контакт, если отно�шения выстроены как отношения сотрудничества,если ребенок, даже не доверяя себе, склонен дове�рять взрослому, верит ему, то это может стать реша�ющим фактором преодоления выученной беспомощ�ности. Если ребенок сопротивляется, не отзываетсяна предложения начать что�либо делать, мотивируяэто тем, что все равно ничего не получится, то в слу�чае хорошего контакта взрослый всегда может ска�зать: «Ты считаешь, что у тебя ничего не получится?А я думаю иначе. Я умею помогать так, чтобы полу�чилось. Ты мне веришь? Тогда давай попробуем».А дальше уже вступает в действие искусство оказа�ния помощи и организация самих занятий. Если ре�бенок увидел границу между своими зонами акту�ального и ближайшего развития, убедился в том, чтокое�что он может делать самостоятельно, если то, чтовчера он мог делать только с помощью, сегодня дела�ет уже самостоятельно, то этот опыт становитсявдохновляющим фактором, вселяющим уверенностьв своих силах, пробуждающим желание действовать,

54

Зарецкий В.К. Теорема Л.С. Выготского «Один шаг...Zaretsky V.K. L.S. Vygotsky's Principle "One Step...

Рис. 3. Многовекторная модель иллюстрирует момент инициации динамики по векторам, связаннымс выученной беспомощностью

Page 55: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

укрепляющим толерантность к затруднениям, наде�ляющим смыслом прилагаемые усилия.

Даже небольшой успех может вызвать к жизнидинамику по всем указанным и многим другим неуказанным здесь векторам — тот самый эффект, ког�да один шаг в обучении дает сто шагов в развитии.

Наглядным примером удивительного эффектаименно занятий шахматами для общего, в том числеличностного, развития является опыт ребенка�сиро�ты с тяжелым соматическим заболеванием, в резуль�тате которого у него не образовывалась мышечнаяткань. Руки и ноги почти бездействовали, пальцы недвигались. Он мог делать движение рукой от плеча(взмахивать) и зажимать небольшие предметы меж�ду вторым и третьим пальцем правой руки. Он при�вык к заботе других о себе, так как его возили на ко�ляске, кормили с ложечки, полностью ухаживали заним. Сам он мог рисовать и писать, зажимая каран�даш в зубах. Интеллект полностью сохранен, но в си�лу образа жизни сироты, проводящего время преиму�щественно в больницах, у него была задержка разви�тия. Научившись играть в шахматы, он увлекся игройи начал осваивать ее довольно серьезно. Однаждыему было предложено поставить на доске мат в 1 ход.Он быстро сообразил, что мат ставится ферзем и ска�зал, куда (на какое поле) нужно поставить ферзя. Иг�равший с ним консультант предложил ему самомупоставить ферзя. «Я не могу», — был ответ Паши (такзвали мальчика). «Мне кажется, ты можешь», — отве�тил консультант. Тогда Паша, изловчившись, взмах�нул рукой и схватил двумя пальцами ферзя. Рукавместе ферзем опустилась вниз. Вторым взмахом ру�ки, Паша, прицелившись, поставил ферзя на нужноеполе. Некоторые фигуры, правда, при этом упали, номат был поставлен. Через неделю Паша ел сам (при�думал способ, который позволял ему кушать само�стоятельно суп и второе, нажимая локтем на ложкуили вилку, лежащую на тарелке). Затем он начал рас�ширять диапазон своих действий. Стал охотно поль�зоваться ортезами, благодаря которым мог передви�гаться на ногах, а не на коляске. Через полгода он могуже бить по мячу и стал играть со сверстниками вфутбол. Он начал ходить в школу. Появилась глав�ная цель — стать самостоятельным в жизни. Он началразвивать руки, сам изъявил желание «попробоватьнаучиться играть на пианино», и нашел способ длясебя, сначала на черных клавишах, а потом и на всехостальных. Спустя два года он научился полностьюсам себя обслуживать, догнал сверстников в учебе,имеет разносторонние интересы, стал одним из луч�ших игроков в шахматы в школе.

Чем глубже и сложнее нарушения, тем труднее сними работать, но тем нагляднее динамика и полу�ченные результаты. В примере с Пашей такой эф�фект мог бы быть достигнут и на другой деятельнос�ти. Но то, что начало было положено в шахматах, неслучайно. Для того чтобы хорошо играть, требовалсятолько интеллект. Физические ограничения в этойигре не столь важны. Поэтому Паша быстро уверо�вал в то, что может хорошо научиться играть. Воз�

можно, эта уверенность и стала ресурсом, которыйсподвиг его на то, чтобы попытаться сделать ходферзем рукой, которая, как ему казалось, на это не�способна.

Как мы уже указывали выше, выученная беспо�мощность — это крайний случай личностной дефор�мации, один из самых тяжелых. Занятия, ориентиро�ванные на индивидуальные трудности и особеннос�ти детей, могут способствовать самым различнымличностным изменениям, которые являются ресурс�ными для осуществляемой деятельности.

В этой связи хотелось бы вернуться к пониманиюсвязи между ресурсом учебной деятельности как та�ковой для развития и возможными вариантами этойсвязи, при которых обучение приводит к многим ша�гам в развитии.

Так, напомним, что Л.С. Выготский приводил впример обучение методам мышления, которое можетизменить сразу многие деятельности сознания.П.Я. Гальперин, описывая исследования по форми�рованию начальных математических понятий (мера,единица, число) указывает, что следствием этогообучения является изменение оперативных схем мы�шления об объекте, когда объекты начинают воспри�ниматься не синкретически (и оцениваться по наи�более «сильному» бросающемуся в глаза параметру),а как имеющие различные параметры, каждый их ко�торых измеряется своей величиной [16]. В той жестатье П.Я. Гальперин подчеркивает, что, например,опора на интерес ребенка, что характерно для обуче�ния по третьему типу ориентировки, дает большийэффект для развития, чем обучение по второму типуили традиционное [16].

В статье памяти П.Я. Гальперина [24] автор этихстрок обращает внимание на то, как может по�разно�му интерпретироваться одна и та же мысль. В примерприводятся слова Д.Б. Эльконина, когда он в своих«Дневниках» обсуждает идею Л.С. Выготского о том,что обучение может оказывать, а может и не оказы�вать влияние на развитие, он рассуждает с позицииглавного новообразования для данного возраста. Длямладшего школьника главным новообразованием яв�ляется понятийное мышление. Тогда получается, чтоесли то, чему ребенка учат, с этим новообразованиемне связано, то такое обучение эффекта для развитияиметь не будет: «…так обучение печатанию на пишу�щей машинке, каким бы современным способом онони производилось, не вносит ничего принципиальнонового в умственное развитие. Конечно, человек при�обретает при этом ряд новых навыков, у него развива�ется гибкость пальцев и быстрота ориентации в кла�виатуре, но никакого влияния на умственное развитиеприобретение этого навыка не оказывает» [45, с. 372].Цитата из текста Д.Б. Эльконина почти точно воспро�изводит слова Л.С. Выготского из шестой главы кни�ги «Мышление и речь», которые следуют сразу за те�зисом о «ста шагах в развитии». Но именно «почти».У Л.С. Выготского те же по смыслу слова стоят в дру�гом порядке. И смысл принципиально меняется. При�ведем цитату полностью. «Один шаг в обучении мо�

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

55

Page 56: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

жет означать сто шагов в развитии. В этом и заключа�ется самый положительный момент новой теории(курсив наш. — В.З.). Она учит нас видеть разницумежду таким обучением, которое дает столько, сколь�ко дает, и между таким, которое дает больше, чем онодает непосредственно. Если мы научимся писать напишущей машинке, то в общей структуре нашего со�знания может ничего не измениться (курсив наш. —В.З.). Но если мы научимся, скажем, новому методумышления, новому типу структур, то это даст нам воз�можность выполнять не только ту самую деятель�ность, которая была предметом непосредственногообучения, но во много раз больше — даст возможностьвыйти далеко за пределы тех непосредственных ре�зультатов, к которым привело обучение [11, с. 230].

Как видим, Л.С. Выготский здесь рассуждает не спозиции возрастных новообразований и высказыва�ется крайне осторожно: «…в структуре может ничегоне измениться». Но, следовательно, при каких�то об�стоятельствах может и измениться?! В статье оП.Я. Гальперине мы подробно описываем пример,когда именно обучение печатанию на компьютере пометодике обучения слепому, безошибочному десяти�пальцевому печатанию на пишущей машинке приве�ло — в результате формирования этого двигательно�го навыка за 18 занятий — к революционным преоб�разованиям в развитии (случай студентки М.). Этопроизошло благодаря тому, что первый за много летуспех, достигнутый в ее учебной деятельности, спо�собствовал прорыву блокады, выстроенной выучен�ной беспомощностью. Конечно, дело было не в дви�гательных навыках как таковых. Урок состоял в дру�гом: как перейти от «я не могу» к «я могу». Тем са�мым подтверждается мысль о том, что любая дея�тельность обладает ресурсом для развития.

Заключение

Исходный замысел данной статьи был связан сзагадочной фразой Л.С.Выготского, к которой в про�фессиональном сообществе сторонников культурно�исторической психологии до сих пор не было выра�ботано какого�либо отношения.

Для специалистов, работающих в области педаго�гики, коррекционно�развивающего обучения, психо�лого�педагогической помощи, консультирования,психотерапии, т. е. различными средствами содейст�вующих развитию детей, у которых этот процесс на�рушен теми или иными (биологическими, социаль�ными, психологическими) факторами, раскрытиемеханизма того, как это возможно, имеет принципи�альное значение. Овладение этим механизмом мо�жет существенно расширить возможности такого ро�да практик.

Однако именно неоднозначное отношение к это�му высказыванию Л.С. Выготского в профессио�нальной среде (то, что образно нами было квалифи�цировано как «заговор молчания»), побудило нас состорожностью формулировать постановку пробле�

мы в данной статье. Были выдвинуты альтернатив�ные гипотезы: а) в этой фразе не заключено какого�либо дополнительного смысла по сравнению с идеейо том, что обучение ведет за собой развитие, и, с этойточки зрения, совершенно естественно то, что за«шагами» в обучении», следуют «шаги в развитии»;б) к этой фразе следует отнестись как к теореме, в ко�торой заключен важнейший смысл для психологииразвития, педагогической практики и различных ви�дов психологической помощи, которые ориентиро�ваны на содействие развитию.

Поскольку автор данной статьи относит себя кспециалистам, работающим в области именно такогорода практик [25], то вопрос, удастся ли продвинуть�ся в доказательстве гипотезы «б», представляет осо�бую важность. Если удастся продвинуться, т. е. полу�чится выстроить логическое обоснование наличияглубинного смысла в метафоре Л.С. Выготского, томожно будет сделать следующий шаг и поставитьпроблему того, как можно помыслить механизм, прикотором некая особым образом организованная про�цедура обучения будет способствовать прорыву(т.е. одновременно многим шагам) в развитии.

По этой причине мы исходили из гипотезы «б».Но чтобы не выдавать желаемое за действительное,мы сделали попытку детально проанализировать ипредставить творческий путь Л.С. Выготского какдвижение к этой идее, исходя из предпосылки, чтопроблема развития на протяжении всех десяти летего работы в психологии была в эпицентре его инте�ресов. В предложенной периодизации десятилетнегопути было выделено пять этапов. Начало движениюположено работой об обучении и развитии различ�ных категорий особенных детей; завершение ознаме�новано формулировкой идеи, которая имеет важней�шее значение для решения поставленной на стартепроблемы.

В промежутке между этими вехами проделана ог�ромная творческая работа, которая заложила основыновой теории, названной впоследствии культурно�ис�торической, вооружила специалистов методом иссле�дования, позволила сформировать тот самый «проме�жуточный» слой понятий, о котором как о задаче пи�сал Л.С. Выготский в 1927 г. [10], который оказалсявполне эвристичным для решения практических за�дач, в том числе в сфере психологии развития.

Последним «камнем» в фундаменте нового под�хода к развитию ребенка стало понятие зоны бли�жайшего развития. В нем сошлись все нити, связыва�ющие обучение и развитие, ребенка и взрослого, че�ловека и культуру. С момента введения этого поня�тия, которое, как показывает анализ, окончательноформируется к концу марта 1933 г., начинает ме�няться язык, которым Л.С. Выготский описываетпроцессы обучения и развития. Показав значениепонятия ЗБР на примере диагностики, Л.С. Выгот�ский не успевает выполнить свое обещание раскрытьпедагогическое значение этого понятия [13; 22]. Напротяжении почти полувека понятие ЗБР не входитв число основных понятий культурно�исторической

56

Зарецкий В.К. Теорема Л.С. Выготского «Один шаг...Zaretsky V.K. L.S. Vygotsky's Principle "One Step...

Page 57: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

теории, хотя на него опираются и в сфере патопсихо�логии [42], нейропсихологии [2], развивающего обу�чения [17; 39; 44; 45 и др.], коррекционной педагоги�ки [31]. Однако интерес к этому понятию резко воз�растает, когда раскрывается его потенциал как поня�тия, описывающего не только динамику становленияотдельных функций, но когнитивное и личностноеразвитие ребенка в целом, включая его эмоциональ�ную [3] и смысловую [37] сферы. Построение много�векторной модели ЗБР стало логическим оформле�нием движения в этом направлении [21].

Взгляд на связь обучения, как совместно�разде�ленной деятельности ребенка и взрослого, протекаю�щей в ЗБР и тем самым способствующей развитию,позволил выявить и сформулировать некоторые ус�ловия, при которых один шаг в обучении может при�водить одновременно ко многим шагам в развитии.

В рамках многовекторной модели этот эффектсвязывается с движением в проблемном эпицентре,при котором возникает по самому важному в данныймомент вектору новообразование, изменяющее(вспомним термин Л.С. Выготского — связь деятель�ностей) всю структуру связи векторов, которые об�разуют систему внутренних средств осуществленияданной деятельности.

Проблемный эпицентр может совпадать с векто�ром, по которому происходят основные новообразова�ния для данного возраста, но может и не совпадать сним. Например, в случае, если есть некие внутренниепрепятствия, которые связаны с главным для возрас�та вектором, но находятся «в другом пространстве», ибез продвижения по ним не может начаться движенияпо главному для возраста вектору. В описанном намипримере с Пашей таким препятствием была выучен�ная беспомощность, основанием для которой было тя�желое физическое состояние, ограничивающее еговозможности движения. Преодоление выученной бес�помощности, которое произошло благодаря приобре�тению опыта самостоятельного действия и понима�ния, что несмотря на ограниченные возможности онможет создавать сам способы своего действия, разви�вать и расширять свои возможности, привело к акти�визации движения сразу по многим векторам (учеб�ная деятельность в целом, отношения с другимилюдьми, отношения к себе, к жизни, к будущему, воз�никновение различных творческих замыслов, появле�ние осознанного стремления к самостоятельности,принятие ответственности за свою жизнь и др.). Еслирассматривать выученную беспомощность как край�нюю степень отсутствия субъектности, то можно ска�зать, что ее преодоление произошло благодаря проры�ву именно по этому вектору. Вместе с опытом успеш�ного самостоятельного действия пробудилось жела�ние быть самостоятельным, возникла вера в то, чтоэто возможно, появилась активность в этом направле�нии, пошел процесс постановки и решения различныхзадач, как находящихся в зоне ближайшего развития,

так и выходящих за ее рамки. Процесс развития по�шел одновременно по разным направлениям «семи�мильными шагами».

С учетом приведенного выше описания много�векторной модели и анализа случаев, проведенного сее помощью, мы можем в обобщенном виде ответитьна вопрос, при каких условиях может иметь местоэтот эффект.

1. Мы можем ожидать резкого скачка в развитиикаждый раз, когда происходит расширение зоны ак/туального развития, зоны ближайшего развития изоны актуально недоступного по любому из значи�мых для деятельности векторов. Расширение зоныактуального развития приводит к расширению воз�можностей самостоятельной деятельности. Расши�рение зоны ближайшего развития расширяет грани�цы понимания и возможности освоения нового опы�та. Расширение зоны актуально недоступного можноуподобить «раздвиганию горизонтов», осознаниюперспектив дальнейшего обучения и развития.

2. По�видимому, каждый шаг в обучении, способ�ствующий качественному сдвигу по вектору субъ�ектности, может способствовать многим шагам в раз�витии, так как субъектное отношение пронизываетнасквозь все виды деятельности. Все более глубокоепонимание роли собственного участия ребенка впроцессе развития как «агента» этой деятельностинаиболее емко выражено Б.Д. Элькониным: «…обра�зование может быть рассмотрено и рассматриваетсякак прогресс субъектности» [45, с. 26].

3. Столь же комплексным эффектом для разви�тия может сопровождаться шаг в обучении, которыйрасширяет возможности рефлексии, так как рефлек/сия улучшает контакт ребенка с самим собой, помо�гает ему различать то, что он может и чего не можетсам, когда нужно обращаться за помощью, а когдапытаться сделать все самому, видеть границу междуЗАН и ЗБР, «вооружает» субъектное отношениеспособами саморегуляции, самооизменения, т. е. со�здает возможность ребенку стать субъектом собст�венного развития, действующим осознанно12.

4. Столь же универсальным вектором, по�види�мому, является способность вступать в отношениясотрудничества со взрослым, принимать помощь,уметь ее запрашивать, опираться на эмоциональнуюи инструментальную поддержку взрослого, а не от�вергать ее [27].

5. Еще одним важным вектором, продвижение покоторому может давать комплексный эффект, явля�ется способность к преодолению трудностей, вклю�чающая отношение к ошибке и затруднению, кото�рое может блокировать другие ресурсы личностиили же способствовать их мобилизации.

6. В каждом конкретном случае (т. е. у конкретно�го ребенка или применительно к конкретному видудеятельности) «местоположение внутреннего пре�пятствия на том или ином векторе, может иметь су�

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

57

12 Начиная с конца 1970�х гг. проблематика рефлексии прочертила удивительную траекторию в психологии, изменив, по мнениюН.Г. Алексеева, мышление как таковое [1], став объяснительным принципом многих процессов, в том числе, развития, и предметом мно�гочисленных исследований.

Page 58: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

губо индивидуальный характер, свойственный лишьодному�единственному ребенку или же ему какпредставителю определенной группы. В этом случаепрорыв в развитии может происходить через продви�жение по свойственному данному человеку вектору,через преодоление внутреннего препятствия, специ�фичного именно для данного случая.

Мы начинали проведенное здесь рассуждение свыдвижения альтернативных гипотез, хотя и с при�страстным отношением к тезису Л.С. Выготского,как имеющему для нас принципиальное значение.

Для тех, кто и после прочтения данного текста на�строен скептически по отношению к данному тезису,кто не считает приведенные аргументы достаточноубедительными, кто видит в этом тексте лишь ещеодин из многих взглядов на творчество Л.С. Выгот�ского, имеющих сомнительное отношение к действи�тельности, попробуем привести последний аргумент.

Да, когда кто�то обращается к текстам Л.С. Выгот�ского, пытается их по�новому интерпретировать, все�гда есть опасность, о которой предупреждал А.А. Ле�онтьев в предисловии к книге С.М. Морозова: «Лите�ратура о Выготском множится от года к году, и с каж�дым годом, к сожалению, научный облик Л.С. стано�вится все более расплывчатым — каждый автор лепитэтот облик по собственному образу и подобию, вы�рвав для этого отдельные мысли и высказыванияЛьва Семеновича и не обращая внимания на системуэтих мыслей и ее внутреннее развитие» [35, с. 4].

Мы не пытались в этом тексте выстраивать систе�му представлений Л.С. Выготского подобно тому,как это делали, например, Б.Г. Мещеряков [34] илиС.М. Морозов [35]. Но мы не считаем, что «вырыва�ли отдельные мысли из системы». Мы исходили изтого, что при жизни Л.С. Выготского, во�первых, этасистема осталась незавершенной, во�вторых, мысльавтора была чрезвычайно динамичной, интенсивнодвигаясь вокруг нескольких эпицентров. Возможно,именно поэтому разные авторы, даже его ближайшиеученики и соратники, видят работу Л.С. Выготскогопо�разному. Д.Б. Эльконин, всю жизнь занимавший�ся развитием, считает, что главной для Л.С. былапроблема сознания (а не развития). Главную книгуЛ.С. Выготского «Мышление и речь» называют кни�гой «о мышлении», «о речевом мышлении», о разви�тии мышления и речи [11; 35, 49]. А, например,Г.Л. Выгодская и Т.М. Лифанова пишут, что «…всяэта книга от начала до конца посвящена развитиювообще» [4]. И мы с этим вполне согласны. Сущест�венные различия в понимании Л.С. Выготского про�сматриваются и в отношении ко многим его поняти�ям. Так, например, мы обращали внимание на то, чтобольшинство авторов считают понятие «зона бли�жайшего развития» одним из важнейших в системепредставлений Л.С., но некоторые достаточно авто�ритетные исследователи в области детской психоло�гии о нем вообще не упоминают.

Если мы переходим в область практики, то издесь оказывается, что на базе его представленийможно выстроить многие практики. Если взять близ�

кий нам предмет — психолого�педагогическую по�мощь ребенку в преодолении учебных трудностей, томожно увидеть существенные различия между раз�вивающим обучением [17; 39; 44], коррекционно�развивающим обучением [31], нейропсихологичес�ким подходом [2], рефлексивно�деятельностнымподходом [25].

Так что и в области теории, и в области практики,не говоря уж о методологии [5; 6; 34; 35; 38 и др.], сис/тема представлений, развивавшаяся Л.С. Выготскимоставляет широкие возможности для дискуссий.

Та работа, которую проделали мы в поисках аргу�ментов значимости обсуждаемого нами тезиса, быласледующей. Мы исходили из предположения, длякоторого нашли достаточно оснований, что одна изосновных линий движения мысли Л.С. Выготскогосвязана с постановкой и решением проблемы разви�тия. В отличие от большинства современников, ра�ботающих в области науки психологии, Л.С. Выгот�ский с самого начала ставит задачу не «понимать иобъяснять» развитие, он задается вопросом «как по�мочь?», т. е. вопрос ставиться в русле неклассичес�кой науки. Если мы ищем ответ на вопрос, как по�мочь, то нам подходит не всякое понимание разви�тия, а только такое, на основе которого можно выст�роить методы помощи. Кроме того, Л.С. Выготскийизначально ставит этот вопрос в практике содейст�вия развитию особенным детям, т. е. когда развитиеосложнено различными факторами. Он дает принци�пиальный ответ: надо строить общие представленияо развитии ребенка как человека, двигаться от его ре�сурсов, а не дефицитов, искать корни развития вкультуре и в социуме.

Всплеск интереса к культурно�исторической пси�хологии совпадает по времени с переходом психоло�гии из статуса академической науки в статус практи�ки, требующей основательного научного обеспече�ния. Именно применительно к этой задаче вдруг иобнаруживается потенциал культурно�историческойтеории. Выготский не только призывал к практике,но и сам ею занимался, не только строил объясни�тельные схемы становления специфически челове�ческой психики, но разрабатывал представления омеханизмах, в опоре на которые можно добиваться«шагов в развитии». Описанный им механизм разви�тия психики ребенка в процессе присвоения имкультурно�исторического опыта в ходе взаимодейст�вия со взрослым объединяет в целостность четырепроцесса: передачу взрослым культурно�историчес�кого опыта, носителем которого он является; присво�ение ребенком этого опыта; процедуры трансляции(Выготский называет их обучением); последствиятрансляции для развития ребенка (сейчас бы мы на�звали их когнитивно�личностными изменениями —развитием в широком смысле слова).

Думается, что культурно�историческая психоло�гия именно применительно к проблеме развития ре�бенка приобрела такую мощь, потому что она проли�ла свет на то, что было известно каждому на протя�жении сотен, если не тысяч лет. Подобно тому (как

58

Зарецкий В.К. Теорема Л.С. Выготского «Один шаг...Zaretsky V.K. L.S. Vygotsky's Principle "One Step...

Page 59: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

пишет Л.С. Выготский), что И.П. Павлов сумел датьобъяснение всем известному феномену («при видепищи слюнки текут»), подобно тому, как слава при�шла к З. Фрейду, по его собственным словам, когдаон вслух сказал о том, что знала каждая кухарка,Л.С. Выготский показал и концептуально обосновал,что знали все про обучение и развитие ребенка: ребе�нок, взаимодействуя со взрослым, перенимает егоопыт, учится делать то, чего не умеет, но что научи�лись делать до него, и при этом развивается. Но в за�висимости от возраста, индивидуальных особеннос�тей и различных обстоятельств, ребенка можноучить не всему, а только тому, что он способен по�нять. Обучение тому, что ребенок не способен по�нять превращается в насилие или дрессировку.

Определив основные механизмы развития в обу�чении и условия, при которых обучение может со�действовать развитию, Л.С. Выготский дал ответ навопрос, которым задался в начале своей научной ипрактической деятельности, «как помочь ребенку(развиваться)». Он не успел дать развернутое техно�логическое описание, как это делать. Но он высказалпринципиальную мысль: помогать можно так, что«один шаг в обучении будет означать сто шагов вразвитии».

Мы полагаем, что это положение является однимиз важнейших для понимания системы представле�ний Л.С. Выготского о развитии, его механизмах ивозможностях психолого�педагогического содейст�вия. Возможно, это последнее положение, которое онуспел сформулировать, но не успел обосновать, оста�вив эту работу на усмотрение его учеников и после�дователей.

То, что это положение имеет важнейшее значениев свете вопросов, поставленных самим себе Л.С. Вы�готским, лучше всего, на наш взгляд, иллюстрируютслова В.П. Зинченко о Л.С. Выготском, которымимы завершаем проведенное рассуждение: «Выгот�ский формулирует положение о том, что обучениедолжно идти впереди развития. Но это довольностранное опережение, так как обучение делает одиншаг, а развитие — два и более. Если учитель окажет/ся чувствительным к зоне ближайшего развития ре/бенка, то она превратится в перспективу его беско/нечного развития [30, с. 296] (курсив наш. — В.З.).И как написал после своих слов, вынесенных в заго�ловок данной статьи, сам Л.С. Выготский на с. 230шестой главы книги «Мышление и речь» [10]«В этом и заключается самый положительный мо/мент новой теории (курсив наш. — В.З.).

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

59

Литература

1. Алексеев Н.Г. Проектирование условий развития рефлек�сивного мышления // Дис. … докт. психол. наук. М., 2002. 41 с.

2. Ахутина Т.В., Пылаева Н.М. Преодоление труднос�тей учения: нейропсихологический подход. СПб.: Питер,2008. 320 с.

3. Белопольская Н.Л. Оценка когнитивных и эмоцио�нальных компонентов зоны ближайшего развития у детейс задержкой психического развития // Вопросы психоло�гии. 1997. № 1. С. 19—25.

4. Выгодская Г.Л., Лифанова Т.М. Лев Семенович Вы�готский. М.: Смысл, 1996. 420 с.

5. Василюк Ф.Е. Методологический смысл психологичес�кого схизиса // Вопросы психологии. 1996. № 6. С. 25—40.

6. Вересов Н.Н. Экспериментально�генетический методи психология сознания: в поисках утраченного (статья вто�рая) // Культурно�историческая психология. 2015. Т. 11.№ 1. С. 117—126.

7. Выготский Л.С. К психологии и педагогике детской де�фективности // Собр.соч.: в 6 т. Т. 5. Основы дефектологии /Под ред. Т.А. Власовой. М.: Педагогика, 1983. С. 62—84.

8. Выготский Л.С. Сознание как проблема психологииповедения // Собр. соч.: в 6 т. Т. 1. М.: Педагогика, 1982.С. 78—98.

9. Выготский Л.С. Педагогическая психология. М.: Пе�дагогика�Пресс, 1999. 536 с.

10. Выготский Л.С. Исторический смысл психологиче�ского кризиса // Собр. соч.: в 6 т. Т. 1. Вопросы теории иистории психологии / Под ред. А.Р. Лурия, М.Г. Ярошев�ского. М.: Педагогика, 1982. С. 291—436.

11. Выготский Л.С. Мышление и речь // Собр. соч.: в6 т. Т.2. М.: Педагогика, 1982. С. 5—361.

12. Выготский Л.С. История развития высших психиче�ских функций // Собр. Соч.: в 6 т. Т. 3. М.: Педагогика,1983. С. 5—328.

13. Выготский Л.С. Проблемы детской (возрастнойпсихологии) // Собр.соч.: в 6 т. Т. 4. М.: Педагогика, 1984.С. 243—432.

14. Выготский Л.С. Динамика умственного развитияшкольника в связи с обучением // Л.С. Выготский. Педа�гогическая психология. М.: Педагогика�Пресс, 1999.С. 336—354.

15. Выготский Л.С. Собр. соч.: в 6 т. Т. 5. Основы дефек�тологии. М.: Педагогика, 1983. 369 с.

16. Гальперин П.Я. Обучение и умственное развитие вдетском возрасте // П.Я. Гальперин. Психология как объ�ективная наука. М.: Издательство «Институт практичес�кой психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1998.С. 357—388.

17. Давыдов В.В. Теория развивающего обучения. М.:ИНТОР, 1996. 544 с.

18. Зарецкий В.К. Эргономика в системе научного зна�ния и инженерной деятельности // Методологическиепроблемы проектной деятельности в эргономике: сб. ста�тей. М.: ВНИИТЭ, 1989. С. 8—20.

19. Зарецкий В.К. Исходные методологические пред�ставления о движущих силах саморазвития личности в об�разовательных системах (разработка приемов развитиятворческого потенциала личности студента) // Психоло�го�педагогические вопросы продвижения личности в мно�гоуровневой системе обучения. Обзорная информация.Проблемы непрерывного образования. Вып. 2. М.: НИ�ИВО, 1993. С. 6—16.

20. Зарецкий В.К. Об опыте рефлексивно�деятельност�ного подхода к организации коррекционных занятий порусскому языку // Методы и средства реабилитации детейс особенностями развития и инвалидностью: сб. аналит. иметодич. материалов / Сост. О.Н. Ертанова, М.В. Громова.М.: ИПИ РАО. 1998. С. 86—90.

21. Зарецкий В.К. Помощь детям с трудностями в обу�чении в опоре на зону ближайшего развития // Материа�

Page 60: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

лы международной конференции «Культурно�историчес�кая психология: современное состояние и перспективыразвития» (г. Москва, 3—4 октября 2006 г.). М.: ООО «АЛ�ВИАН». 2007. С.111—119.

22. Зарецкий В.К. О чем не успел написать Л.С. Выгот�ский // Культурно�историческая психология. 2007. № 3.С. 96—104.

23. Зарецкий В.К. Эвристический потенциал понятия«зона ближайшего развития» // Вопросы психологии.2008. № 6. С. 13—25.

24. Зарецкий В.К. Думая о Петре Яковлевиче Гальпери�не // Культурно�историческая психология. 2012. № 1.С. 73—85.

25. Зарецкий В.К. Становление и сущность рефлексив�но�деятельностного подхода в оказании консультативнойпсихолого�педагогической помощи // Консультативнаяпсихология и психотерапия. 2013. № 2. С. 8—37.

26. Зарецкий В.К., Гордон М.М. О возможности индиви�дуализации образовательного процесса на основе рефлек�сивно�деятельностного подхода в инклюзивной практи�ке // Психологическая наука и образование. 2011. № 3.С. 19—26.

27. Зарецкий В.К., Смирнова Н.С., Зарецкий Ю.В., Ев/лашкина Н.М., Холмогорова А.Б. Три главные проблемыподростка с девиантным поведением. Почему возникают?Как помочь? М.: Форум, 1011. 208 с.

28. Зарецкий В.К., Зарецкий Ю.В. Случай Дениса Г. //Консультативная психология и психотерапия. 2015. № 2.С. 166—180.

29. Зарецкий Ю.В. Субъектная позиция по отношениюк учебной деятельности как ресурс развития и предмет ис�следования // Консультативная психология и психотера�пия. 2013. № 2. С. 110—128.

30. Зинченко В.П. Лев Семенович Выготский: жизнь идеятельность // Стиль мышления: проблема историческо�го единства научного знания. К 80�летию Владимира Пет�ровича Зинченко. Коллективная монография / Под общ.ред. Т.Г. Щедриной. М.: Российская политическая энцик�лопедия (РОССПЭН), 2011. С. 294—299.

31. Коробейников И.А. Нарушения развития и социаль�ная адаптация. М.: ПЕР СЭ, 2001. 192 с.

32. Кравцова Е.Е. Культурно�исторические основы зо�ны ближайшего развития // Психологический журнал.2001. № 4. Т. 22. С. 42—50.

33. Леонтьев А.А. Л.С. Выготский. М.: Просвещение,1990. 158 с.

34. Мещеряков Б.Г. Взгляды Выготского на науку о дет�ском развитии // Культурно�историческая психология.2008. № 3. С. 103—112.

35. Морозов С.М. Диалектика Выготского: внечувствен�ная реальность деятельности. М.: Смысл, 2002. 118 с.

36. Обухова Л.Ф. Детская психология: теория, факты,проблемы. М.: Тривола, 1995. 360 с.

37. Обухова Л.Ф., Корепанова И.А. Пространственно�временная схема зоны ближайшего развития // Вопросыпсихологии. 2005. № 5. С. 13—26.

38. Пузырей А.А. Психология. Психотехника. Психаго�гика. М.: Смысл, 2005. 488 с.

39. Рубцов В.В. Социально�генетическая психологияразвивающего образования: деятельностный подход. М.:МГППУ, 2008. 416 с.

40. Холмогорова А.Б. Интегративная психотерапия рас�стройств аффективного спектра. М.: ИД «МЕДПРАКТИ�КА�М», 2011. 480 с.

41. Холмогорова А.Б. (в этом выпуске).42. Холмогорова А.Б., Зарецкий В.К. Может ли культур�

но�историческая концепция Л.С. Выготского помочь намлучше понять, что мы делаем как психотерапевты // Куль�турно�историческая психология. 2011. № 1. С. 108—118.

43. Цукерман Г.А. Взаимодействие ребенка и взрослого,творящее зону ближайшего развития // Культурно�исто�рическая психология. 2006. № 4. С. 61—73.

44. Цукерман Г.А., Венгер А.Л. Развитие учебной само�стоятельности. М.: ОИРО, 2010. 432 c.

45. Эльконин Б.Д. Педагогическая идея развивающегообучения // Современность и возраст / Б.Д. Эльконин,Б.А. Архипов, О.С. Остоверх, О.И. Свиридова. М.: Неком�мерческое партнерство «Авторский клуб», 2015. С. 26—28.

46. Эльконин Д.Б. Детская психология. 5�е изд. М.: Из�дательский центр «Академия», 2008. 384 с.

47. Эткинд А.М. Психология практическая и академи�ческая: расхождения когнитивных структур внутри про�фессионального сознания // Вопросы психологии, 1987.№ 6. С. 20—30.

48. Bandura A.A. Self�efficacy: Toward a unifying theory ofbehavior change // Psychological Review. 1977. Vol. 84. P. 191—215.

49. The Cambridge Companion to Vygotsky / edited byHarry Daniels, Michael Cole, James V. Wersch. CambridgeUniversity Press, 2007. 462 p.

50. R. van der Veer, J. Valsiner. Understanding Vygotsky: aquest for synthesis. BLACKWELL. Oxford: UK&Cambridge;USA, 1991. 450 p.

51. Seligman M.E.P. Power and powerlessness: Commentson «cognates of personal control» // Applied and PreventivePsychology. 1992. № 1. P. 119—120.

52. Zaretskii V.K. Zone of proximal development: whatVygotsky didn't have time to write // Journal of Russian andEast European Psychology. 2009. Vol. 47. № 6. P. 70—93.

60

Зарецкий В.К. Теорема Л.С. Выготского «Один шаг...Zaretsky V.K. L.S. Vygotsky's Principle "One Step...

Page 61: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

61

L.S. Vygotsky's Principle "One Step in Learning —A Hundred Steps in Development": In Search of Evidence

V.K. Zaretsky*,Moscow State University of Psychology & Education, Moscow, Russia,

zar/[email protected]

On the basis of L.S. Vygotsky's published works the paper attempts to trace the dynamics of his conceptsof child development and to provide evidence supporting Vygotsky's statement that one step in learning equalsa hundred in development, which is one of the key principles of cultural�historical theory in its application tochild development. This statement is put in a row with two other major principles: one arguing that learningprecedes development and the other referring to the zone of proximal development. The paper outlines a mul�tivector model of the zone of proximal development as one of the conceptual tools of the reflective and activi�ty approach to helping children overcome learning difficulties and promoting their development. The paperalso describes a case study in which an orphan child with a disability received psychological and educationalsupport that obviously contributed to the child's development. It is argued that L.S. Vygotsky's idea of the spe�cific relationship between learning and development has fundamental theoretical and practical implications, inparticular, for working with children with special needs.

Keywords: Vygotsky, cultural�historical psychology, history of psychology, developmental psychology,learning and development, steps of development, zone of proximal development, multivector model of the zoneof proximal development, reflective and activity approach, subjectness, reflection, child/adult collaborativeactivity, children with special needs, psychological and educational support, overcoming learning difficulties.

References

1. Alekseev N.G. Proektirovanie uslovii razvitiya reflek�sivnogo myshleniya. Diss. dokt. psikhol. nauk. [Design condi�tions for the development of reflective thinking. Dr. Sci.(Psychology) diss.]. Moscow, 2002. 41 p.

2. Akhutina T.V., Pylaeva N.M. Preodolenie trudnosteiucheniya: neiropsikhologicheskii podkhod [Overcoming theeducational difficulties: neuropsychological approach]. Saint�Petersburg, 2008, 320 p.

3. Belopol'skaya N.L. Otsenka kognitivnykh i emotsion�al'nykh komponentov zony blizhaishego razvitiya u detei szaderzhkoi psikhicheskogo razvitiya [Assessment of cognitiveand emotional components of zone of proximal development ofchildren with impaired mental function]. Voprosy psikhologii[Questions of psychology], 1997, no. 1, pp. 19—25.

4. Vygodskaya G.L., Lifanova T.M. Lev SemenovichVygotsky [Lev Semenovich Vygotsky]. Moscow: Smysl, 1996.420 p.

5. Vasilyuk F.E. Metodologicheskii smysl psikhologich�eskogo skhizisa [Methodological sense of psychological schi�sis]. Voprosy psikhologii [Questions of psychology], 1996, no. 6,pp. 25—40.

6. Veresov N.N. Eksperimental'no�geneticheskii metod ipsikhologiya soznaniya: v poiskakh utrachennogo (stat'ya

vtoraya). [ Experimental genetic method and psychology ofconsciousness: raiders of the lost (second article). Kul'turno/istoricheskaya psikhologiya [Сultural/historical psychology],2015. Vol. 11, no. 1, pp. 117—126. (In Russ., abstr. in Engl.).

7. Vygotskii L.S. K psikhologii i pedagogike detskoidefektivnosti V 6 t. T.5. [Psychology and pedagogy of chil�dren's defectiveness]. In Vlasova T.A. Osnovy defektologii[Foundations of defectology]. Moscow: Pedagogika, 1983,pp. 62—84.

8. Vygotskii L.S. Soznanie kak problema psikhologii pove�deniya [Сonsciousness as the problem of the psychology ofbehavior]. Moscow: Pedagogika, 1982, Vol. 1, pp. 78—98.

9. Vygotskii L.S. Pedagogicheskaya psikhologiya[Educational psychology]. Moscow: Pedagogika�Press, 1999.536 p.

10. Vygotskii L.S. Istoricheskii smysl psikhologicheskogokrizisa T.1. [Historical meaning of psychological crisis]. InLuriya A.R. (eds.) Voprosy teorii i istorii psikhologii [Questionsof theory and history of psychology]. Moscow: Pedagogika,1982, pp. 291—436.

11. Vygotskii L.S. Myshlenie i rech' [Thinking andspeech]. Moscow: Pedagogika, 1982. Vol. 2, pp. 5—361.

12. Vygotskii L.S. Istoriya razvitiya vysshikh psikhich�eskikh funktsii [Genesis of higher mental functions]. Moscow:Pedagogika, 1983. Vol. 3, pp. 5—328.

* Zaretsky Viktor Kirillovich, PhD in Psychology, associate professor, professor at the Chair of Individual and Group Psycho�therapy, Department of Counseling and Clinical Psychology, Moscow State University of Psychology & Education, Moscow,Russia. E�mail: zar�[email protected]

For citation:Zaretsky V.K. L.S. Vygotsky's Principle "One Step in Learning — A Hundred Steps in Development": In Search of Evidence.Кul'turno/istoricheskaya psikhologiya = Cultural/historical psychology, 2015. Vol. 11, no. 3, pp. 44—63. (In Russ., abstr. inEngl.). doi: 10.17759/chp.2015110305

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 62: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

13. Vygotskii L.S. Problemy detskoi psikhologii [Problem ofchild's psychology]. Moscow: Pedagogika, 1984, pp. 243—432.

14. Vygotskii L.S. Dinamika umstvennogo razvitiyashkol'nika v svyazi s obucheniem [Dynamics of mental devel�opment of schoolchildren in connection with education]. InVygotskii L.S. Pedagogicheskaya psikhologiya [Educationalpsychology]. Moscow: Pedagogika�Press, 1999, pp. 336—354.

15. Vygotskii L.S. T.5. Osnovy defektologii [Fundamentalproblem of defectology]. Moscow: Pedagogika, 1983. 369 p.

16. Gal'perin P.Ya. Obuchenie i umstvennoe razvitie v det�skom vozraste [Education and mental development in children].In Gal'perin P.Ya. Psikhologiya kak ob"ektivnaya nauka[Psychology as objective science]. Moscow: Institut prakticheskoipsikhologii, Voronezh NPO "MODEK", 1998, pp. 357—388.

17. Davydov V.V. Teoriya razvivayushchego obucheniya [The�ory of developmental education]. Moscow: INTOR, 1996. 544 p.

18. Zaretskii V.K. Ergonomika v sisteme nauchnogoznaniya i inzhenernoi deyatel'nosti . Metodologicheskie prob�lemy proektnoi deyatel'nosti v ergonomike [Ergonomics in thesystem of scientific knowledge and engineering activities.Methodological problems of project activity in ergonomics].Moscow: VNIITE, 1989, pp. 8—20.

19. Zaretskii V.K. Iskhodnye metodologicheskie pred�stavleniya o dvizhushchikh silakh samorazvitiya lichnosti vobrazovatel'nykh sistemakh (Razrabotka priemov razvitiyatvorcheskogo potentsiala lichnosti studenta) [Originalmethodological idea of the driving forces of the self�develop�ment in educational systems (Development of techniques ofthe creative potential of the student)]. Psikhologo/pedagogich/eskie voprosy prodvizheniya lichnosti v mnogourovnevoi sistemeobucheniya. Obzornaya informatsiya. Problemy nepreryvnogoobrazovaniya Vyp. 2. [Psychological and pedagogical issues ofpromotion of the individual in a multi/level system of education.Overview. Problems of continuous education]. Moscow: NIIVO,1993, pp. 6—16.

20. Zaretskii V.K. Ob opyte refleksivno�deyatel'nostnogopodkhoda k organizatsii korrektsionnykh zanyatii po russko�mu yazyku [The experience of reflective�active approach tothe organization of remedial classes in Russian language].Metody i sredstva reabilitatsii detei s osobennostyami razvitiya iinvalidnost'yu [Methods and tools for rehabilitation of childrenwith special needs and disabilities]. Moscow: IPI RAO, 1998,pp. 86—90.

21. Zaretskii V.K. Pomoshch' detyam s trudnostyami vobuchenii v opore na zonu blizhaishego razvitiya [Helpingchildren with learning difficulties in relying on the zone ofproximal development]. Materialy mezhdunarodnoi konfer�entsii "Kul'turno/istoricheskaya psikhologiya: sovremennoe sos/toyanie i perspektivy razvitiya" (g. Moscow, 3—4 oktyabrya2006 g.) [Cultural/historical psychology: current situation andprospects of development. Proceedings of the internationalconference]. Moscow: OOO "ALVIAN", 2007, pp. 111—119.

22. Zaretskii V.K. O chem ne uspel napisat' L.S.Vygotskii[What Vygotsky didn't have time to write]. Kul'turno/istoricheskaya psikhologiya [Сultural/historical psychology],2007, no. 3, pp. 96—104. (In Russ., abstr. in Engl.).

23. Zaretskii V.K. Evristicheskii potentsial ponyatiya"zona blizhaishego razvitiya" [Heuristic potential of the con�cept of "zone of proximal development"]. Voprosy psikhologii[Questions of psychology], 2008, no. 6, pp. 13—25.

24. Zaretskii V.K. Dumaya o Petre YakovlevicheGal'perine [Thinking about Peter Yakovlevich Galperin].Kul'turno/istoricheskaya psikhologiya [Cultural/historical psy/chology], 2012, no. 1, pp. 73—85. (In Russ., abstr. in Engl.).

25. Zaretskii V.K. Stanovlenie i sushchnost' refleksivno�deyatel'nostnogo podkhoda v okazanii konsul'tativnoi psi�

khologo�pedagogicheskoi pomoshchi [The formation andnature of reflective�active approach to the provision of adviso�ry psychological and educational assistance]. Konsul'tativnayapsikhologiya i psikhoterapiya [Counseling psychology and psy/chotherapy], 2013, no. 2, pp. 8—37. (In Russ., abstr. in Engl.).

26. Zaretskii V.K., Gordon M.M. O vozmozhnosti individ�ualizatsii obrazovatel'nogo protsessa na osnove refleksivno�deyatel'nostnogo podkhoda v inklyuzivnoi praktike [The pos�sibility of individualization of the educational process on thebasis of reflective�active approach in the inclusive practice].Psikhologicheskaya nauka i obrazovanie [Psychology scienceand education], 2011, no. 3, pp.19—26. (In Russ., abstr. inEngl.).

27. Zaretskii V.K., Smirnova N.S., Zaretskii Yu.V.,Evlashkina N.M., Kholmogorova A.B. Tri glavnye problemypodrostka s deviantnym povedeniem. Pochemu voznikayut?Kak pomoch'? [Three major problems with adolescent deviantbehavior. Why there? how to help?]. Moscow: Forum, 2011.208 p.

28. Zaretskii V.K., Zaretskii Yu.V. Sluchai Denisa G [Caseof Denis G.]. Zhurnal konsul'tativnoi psikhologii i psikhoterapii[Journal of counseling psychology and psychotherapy], 2015,no. 2, pp. 166—180.

29. Zaretskii Yu.V. Sub"ektnaya pozitsiya po otnosheniyu kuchebnoi deyatel'nosti kak resurs razvitiya i predmet issledovaniya[Subject position in relation to educational activities as a develop�ment resource, and the subject of study]. Konsul'tativnayapsikhologiya i psikhoterapiya [Counseling psychology and psy/chotherapy], 2013, no. 2, pp. 110—128. (In Russ., abstr. in Engl.).

30. Zinchenko V.P. Lev Semenovich Vygotskii: zhizn' ideyatel'nost' [L.S. Vygotsky: life and activity]. In ShchedrinaT.G. (ed.). Stil' myshleniya: problema istoricheskogo edinstvanauchnogo znaniya. K 80/letiyu Vladimira PetrovichaZinchenko. Kollektivnaya monografiya [Way of thinking: theproblem of the historical unity of scientific knowledge. EightiethV.P. Zinchenko]. Moscow: Rossiiskaya politicheskaya entsiklo�pediya (ROSSPEN), 2011, pp. 294—299.

31. Korobeinikov I.A. Narusheniya razvitiya i sotsial'nayaadaptatsiya [Developmental disorders and social adaptation].Moscow: PER SE, 2001. 192 p.

32. Kravtsova E.E. Kul'turno�istoricheskie osnovy zonyblizhaishego razvitiya [cultural�historical foundations of thezone of proximal development]. Psikhologicheskii zhurnal[Psychology journal], 2001, no. 4. Vol. 22, pp. 42—50.

33. Leont'ev A.A. L.S. Vygotskii [L.S. Vygotsky]. Moscow:Prosveshchenie, 1990. 158 p.

34. Meshcheryakov B.G. Vzglyady Vygotskogo na nauku odetskom razvitii [Vygotsky's views on the science of childdevelopment]. Kul'turno/istoricheskaya psikhologiya [Cultural/historical psychology], 2008, no. 3, pp. 103—112. (In Russ.,abstr. in Engl.).

35. Morozov S.M. Dialektika Vygotskogo: vnechuvstven�naya real'nost' deyatel'nosti [Vygotsky's dialectic: the realityof extrasensory activity]. Moscow: Smysl, 2002. 118 p.

36. Obukhova L.F. Detskaya psikhologiya: teoriya, fakty,problem [Child psychology: theories, facts, problems].Moscow: Trivola, 1995. 360 p.

37. Obukhova L.F., Korepanova I.A. Prostranstvenno�vre�mennaya skhema zony blizhaishego razvitiya [Space�time dia�gram of the zone of proximal development]. Voprosy psikho/logii [Questions of psychology], 2005, no. 5, pp. 13—26.

38. Puzyrei A.A. Psikhologiya. Psikhotekhnika. Psikha�gogika [Psychology. Psychotechnics. Psihohogiya]. Moscow:Smysl, 2005. 488 p.

39. Rubtsov V.V. Sotsial'no�geneticheskaya psikhologiyarazvivayushchego obrazovaniya: deyatel'nostnyi podkhod

62

Зарецкий В.К. Теорема Л.С. Выготского «Один шаг...Zaretsky V.K. L.S. Vygotsky's Principle "One Step...

Page 63: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

63

[Social�genetic psychology of developing education: the activ�ity approach]. Moscow: MGPPU, 2008. 416 p.

40. Kholmogorova A.B. Integrativnaya psikhoterapiyarasstroistv affektivnogo spectra [Integrative psychotherapyaffective spectrum disorders]. Moscow: ID "MEDPRAKTI�KA�M", 2011. 480 p.

41. Kholmogorova A.B. Rol' idei L.S. Vygotskogo dlyastanovleniya paradigmy sotsial'nogo poznaniya v sovremennoipsikhologii: obzor zarubezhnykh issledovanii i obsuzhdenieperspektiv [The role of ideas L.S. Vygotsky's paradigm for thedevelopment of social cognition in modern psychology: areview of foreign studies and discussion of prospects].Kul'turno/istoricheskaya psikhologiya [Cultural/historical psy/chology], 2015, no. 3 (in press.)

42. Kholmogorova A.B., Zaretskii V.K. Mozhet li kul'�turno�istoricheskaya kontseptsiya L.S. Vygotskogo pomoch'nam luchshe ponyat', chto my delaem kak psikhoterapevty[Can the cultural�historical psychology of Vygotsky help usbetter understand what we are doing as a psychotherapist].Kul'turno/istoricheskaya psikhologiya [Cultural/historical psy/chology], 2011, no. 1, pp. 108—118. (In Russ., abstr. in Engl.).

43. Tsukerman G.A. Vzaimodeistvie rebenka i vzroslogo,tvoryashchee zonu blizhaishego razvitiya [Child�AdultInteraction: The Creation of Zone of Proximal Development].Kul'turno�istoricheskaya psikhologiya [Cultural�historicalpsychology], 2006, no.4, pp.61—73. (In Russ., abstr. in Engl.).

44. Tsukerman G.A., Venger A.L. Razvitie uchebnoisamostoyatel'nosti [The development of educational inde�pendence]. Moscow: OIRO, 2010. 432 p.

45. El'konin B.D. Pedagogicheskaya ideya razvi�vayushchego obucheniya [Pedagogical idea of developingtraining]. In El'konin B.D. (eds.) Sovremennost' i vozrast[Modernity and age]. Moscow: Nekommercheskoe partnerst�vo "Avtorskii klub", 2015, pp. 26—28.

46. El'konin D.B. Detskaya psikhologiya [Child psycholo�gy]. 5�e izd. Moscow: Moskovskii tsentr "Akademiya", 2008.384 p.

47. Etkind A.M. Psikhologiya prakticheskaya i akademich�eskaya: raskhozhdeniya kognitivnykh struktur vnutri profes�sional'nogo soznaniya [Practical and academic psychology:differences of cognitive structures within professional con�sciousness]. Voprosy psikhologii [Questions of psychology],1987, no. 6, pp. 20—30.

48. Bandura A.A. Self�efficacy: Toward a unifying theoryof behavior change. Psychological Review, 1977. Vol. 84,pp. 191—215.

49. Daniels H. (eds.) The Cambridge Companion toVygotsky. Cambridge University Press, 2007, 462 p.

50. R. van der Veer, J. Valsiner. Understanding Vygotsky:a quest for synthesis. BLACKWELL. Oxford, UK&Camb�ridge, USA, 1991. 450 p.

51. Seligman, M.E.P. Power and powerlessness: Commentson "cognates of personal control". Applied and PreventivePsychology, 1992, pp.119—120.

52. Zaretskii V.K. Zone of proximal development: whatVygotsky didn't have time to write. Journal of Russian andEast European Psychology. November�December 2009. Vol. 47,no. 6, pp. 70—93.

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 64: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

64

Актуальность проблемы саморегуляции для со�временной психологии не вызывает сомнения.

Это подтверждается значительным интересом состороны отечественных и зарубежных исследовате�лей к изучению различных аспектов данного фено�мена, а также востребованностью полученных ре�зультатов практикой.

Зарождение психологии саморегуляции можноотнести к 50—60�м гг. ХХ столетия, когда в рамкахинформационного подхода начала изучаться актив�ность человека как субъекта, осуществляющего це�

лесообразные воздействия на объект в системе уп�равления. Однако некоторые идеи саморегуляциибыли сформулированы в концепциях отечественныхи зарубежных психологов на несколько десятилетийраньше. Причем развитие этих идей на Западе и в на�шей стране шло относительно независимо друг отдруга.

В отечественной психологии, в первую очередь,следует обратить внимание на культурно�историчес�кую теорию Л.С. Выготского. В последние годы иотечественные, и зарубежные исследователи все ча�

Развитие идей саморегуляциив исторической ретроспективе

А.К. Болотова*,НИУ Высшая школа экономики, Москва, Россия,

[email protected]

М.М. Пурецкий**,НИУ Высшая школа экономики, Москва, Россия,

[email protected]

Культурно�историческая психология2015. Т. 11. № 3. С. 64—74doi: 10.17759/chp.2015110306ISSN: 1816�5435 (печатный)ISSN: 2224�8935 (online)© 2015 ГБОУ ВПО МГППУ

Cultural�Historical Psychology 2015. Vol. 11, no. 3, рр. 64—74doi: 10.17759/chp.2015110306

ISSN: 1816�5435 (print)ISSN: 2224�8935 (online)

© 2015 Moscow State University of Psychology & Education

Для цитаты:Болотова А.К., Пурецкий М.М. Развитие идей саморегуляции в исторической ретроспективе // Культурно�историчес�кая психология. 2015. Т. 11. № 3. С. 64—74. doi: 10.17759/chp.2015110306

* Болотова Алла Константиновна, доктор психологических наук, профессор, заведующая кафедрой общей и эксперимен�тальной психологии, НИУ Высшая школа экономики, Москва, Россия. E�mail: [email protected]** Пурецкий Михаил Михайлович, аспирант, НИУ Высшая школа экономики, Москва, Россия. E�mail: [email protected]

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯTHEORY AND METHODOLOGY

Психология саморегуляции — относительно молодая и интенсивно развивающаяся ветвь психологи�ческой науки. Она интегрировала многие идеи, зародившиеся в рамках физиологии и кибернетики. По�нимание механизмов саморегуляции связано с общими принципами функционирования динамическихсистем на основе обратных связей. Эти принципы были сформулированы в трудах русских физиологовН.А. Бернштейна и П.К. Анохина и кибернетических моделях западных ученых. Большое влияние наразвитие современных представлений о саморегуляции оказали идеи Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштей�на, А.Н. Леонтьева, П. Жане, Ж. Пиаже и других ученых. В статье дается исторический анализ возник�новения идей саморегуляции. Показана динамика взглядов от понимания саморегуляции как адаптациик представлениям о целесообразных изменениях, субъектной активности, осознанной саморегуляции,самодетерминации и самоэффективности, индивидуальных стилях саморегулирования.

Ключевые слова: саморегуляция, функциональная система, обратная связь, активность, самодетер�минация, время жизни.

Page 65: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

65

ще обращаются к этой теории именно в связи с кон�структом саморегуляции [19]. По мнению Б.В. Зей�гарник, Л.С. Выготский первым принципиально свя�зал процесс регуляции с опосредованием, благодарякоторому поведение человека становится более осо�знанным и произвольным [12].

Ретроспективный анализ идей саморегуляциипоказывает, что они пришли в психологию из другихнаук — физиологии, кибернетики, общей теории си�стем. Принципы регуляции в живых системах на ос�нове отрицательных обратных связей, сформулиро�ванные в трудах отечественных физиологов, быливосприняты кибернетикой и стали рассматриватьсякак общие принципы функционирования динамиче�ских систем.

Становление психологии саморегуляции связано,в первую очередь, с пониманием регулирующей ролипсихического отражения. В процессе становлениянеклассической психологии стал происходить отходот понимания саморегуляции как непроизвольногопсихического процесса, и саморегуляция стала всеактивнее связываться с проблемами сознательногоуправления собственным поведением [15]. На перед�ний план вышли представления об активности, овозможности осознанного саморегулирования на ос�нове рефлексивных представлений о цели, способахи средствах саморегуляции, о самодетерминации какспособности и потребности самостоятельно выби�рать направления собственного развития.

В нашей работе мы предполагаем проследить за�рождение и развитие идей саморегуляции в рамкахфизиологии, кибернетики и психологии.

Среди физиологов, чьи идеи легли в основу со�временных представлений о саморегуляции в биоло�гических системах, особое место принадлежитИ.М. Сеченову, который еще в ХIХ в. разработал ес�тественнонаучную теорию психической регуляцииповедения.

В 1863 г. в журнале «Медицинский вестник» вы�шла статья «Рефлексы головного мозга», в которойИ.М. Сеченов писал, что, будучи плохо знакомым спсихологической литературой, в данной работе онставил перед собой задачу лишь показать возмож�ность «…приложения физиологических знаний к яв�лениям психической жизни» [33, c. 126]. Однако зна�чение этой работы трудно переоценить. В ней впер�вые был поставлен вопрос о рефлекторном характе�ре психической деятельности.

И.М. Сеченов экспериментально доказал, чтопсихическая деятельность стимулируется раздражи�телями, воздействующими на «чувствующие нер�вы». Рефлексы зависят не только от действующих внастоящий момент раздражителей, но и от прежнихвоздействий. И.М. Сеченов выдвинул гипотезу о на�личии «…у человека трех механизмов, управляющихявлениями сознательной и бессознательной психи�ческой жизни (чисто отражательного аппарата, ме�ханизма, задерживающего и усиливающего рефлек�сы)» [33, c. 124]. Мысль, по И.М. Сеченову, есть«первые две трети психического рефлекса» [33,

c. 101]. «Искусство задерживать конечный член ре�флекса» [33, c. 101] зависит от умения мыслить, ду�мать, рассуждать, т. е. речь идет об избирательнойнаправленности поведения. Главный вывод, к кото�рому приходит И.М. Сеченов в данной работе: «Всеакты сознательной и бессознательной жизни по спо�собу происхождения суть рефлексы» [33, c. 124].

Позднее, в 1866 г., в книге «Физиология нервнойсистемы» И.М. Сеченов более подробно разобралмеханизм центрального торможения и понятие фи�зиологического состояния нервного центра. Меха�низм центрального торможения связан с активнымпротиводействием организма внешним раздражите�лям. Таким образом, сначала в физиологию, а потоми в психологию пришло представление об активнос�ти нервной системы. А физиологическое состояниенервного центра непосредственно связывалось с по�требностями.

Идеи И.М. Сеченова явились отправными присоздании И.П. Павловым учения о высшей нервнойдеятельности.

В 1903 г. в докладе «Экспериментальная психо�логия и психопатология на животных» И.П. Павлов,называвший себя психологом�эмпириком, подчер�кивал, что организмы могут сохранять свою целост�ность только до тех пор, пока все их составляющиеуравновешены между собой и с окружающими усло�виями [28].

Позднее, в начале 30�х гг., в статье «Ответ физио�лога психологам» он писал, что человек есть система«…в высочайшей степени саморегулирующаяся, самасебя поддерживающая, восстановляющая, поправля�ющая и даже совершенствующая» [27, c. 395].

И.П. Павлов отмечал пластичность нервной сис�темы, ее огромный динамический потенциал для са�морегуляции как внутри организма, так и в отноше�ниях с окружающей средой. В качестве универсаль�ного принципа организации работы и анализа нерв�ной системы И.П. Павлов рассматривал рефлектор�ную дугу. Принцип рефлекторной дуги был законо�мерным этапом в развитии этих представлений, ус�тупившим в дальнейшем место принципу рефлек�торного кольца.

На развитие представлений о саморегуляции по�влияли идеи многих биологов и физиологов началаХХ в. Но, пожалуй, наиболее существенный вклад вразвитие идеи саморегуляции внесли отечественныефизиологи Н.А. Бернштейн и П.К. Анохин.

Н.А. Бернштейн (1929) исследовал физиологиюдвигательной активности человека. Двигательнуюдеятельность организмов он рассматривал как фор�му «...осуществления не только взаимодействия с ок�ружающей средой, но и активного воздействия наэту среду, изменяющего ее с небезразличными дляособи результатами» [6, c. 373].

В 30�е гг. ХХ столетия в физиологии господство�вало мнение, что двигательный акт организуется попринципу рефлекторной дуги, введенному И.П. Пав�ловым. Н.А. Бернштейн считал, что по механизмурефлекторной дуги может осуществляться только

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 66: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

66

очень простое движение, а для выполнения болеесложных движений требуются постоянные сенсор�ные коррекции. Он считал необходимым заменитьпонятие «…рефлекторной дуги, незамкнутой на пе�риферии, понятием рефлекторного кольца, с непре�рывным соучаствующим потоком афферентной сиг�нализации контрольного или коррекционного значе�ния» [6, c. 433—434].

Важными понятиями в теории Н.А. Бернштейнаявляются «координация» и «управление». «Коорди�нация движений есть преодоление избыточных сте�пеней свободы движущегося органа, иными словами,превращение его в управляемую систему. Короче,координация есть организация управляемости дви�гательного аппарата» [6, c. 382].

Будучи физиологом, Н.А. Бернштейн выделял дванаиболее перспективных, с его точки зрения, направ�ления теоретической физиологии: физиологию регу�ляций и физиологию активности [6]. Понятие актив�ности он связывал с понятием целенаправленности.Он подчеркивал, что любое живое существо в окру�жающей среде «…ведет активный поиск того, что емупотребно» [5, c. 211], намечает и реализует план дей�ствий «сообразуясь» не только с внешними сигнала�ми, но, в первую очередь, с собственными целями.

Другой отечественный физиолог П.К. Анохин(1934) исследовал «…системы, обладающие способ�ностью экстренной самоорганизации, динамически иадекватно приспосабливающие организм к измене�нию внешней обстановки» [2, c. 54], т. е. функцио�нальные системы. В качестве системообразующегофактора функционирования систем он рассматривалконечный приспособительный результат.

Благодаря импульсам, циркулирующим от центрак периферии и обратно (обратная афферентация),центральная нервная система получает непрерывнуюинформацию о достигнутых на периферии результа�тах. Эта информация воспринимается с помощью ак�цептора результатов действия и сравнивается с темипараметрами результатов, которые сложились еще вмомент действия условного раздражителя [2]. Как иН.А. Бернштейн, П.К. Анохин считал, что ограниче�ние избыточных степеней свободы, способствует по�вышению внутренней регулятивности системы.

Саморегуляцию он рассматривал как всеобщийзакон деятельности организма, которому подчиня�ются процессы циркуляции информации в организ�ме, в том числе и обратной афферентации. Им былосформулировано «золотое правило саморегуляции»,согласно которому само отклонение системы от ко�нечного приспособительного эффекта стимулируетсистему возвращаться к этому эффекту [3].

В 1929 г. идеи о постоянстве состава и свойствкрови и тканевой жидкости и механизмах их обеспе�чения были сформулированы российским физиоло�гом Л.С. Штерн. Однако наибольшую известностьполучила теория американского ученого У. Кеннона.Опираясь на идеи К. Бернара о постоянстве составаи свойств внутренней среды и адаптации к внешнейсреде он ввел понятие гомеостаза (1932). Под гомео�

стазом он понимал устойчивость живых организмов,которая достигается за счет постоянно изменяющих�ся процессов внутри организма в определенных пре�делах. В дальнейшем представления о гомеостазе ис�пользовались в различных направлениях психоло�гии для объяснения взаимодействия индивида с ок�ружающей средой.

Биолог Э.С. Бауэр в книге «Теоретическая био�логия» (1935) охарактеризовал живые существа каксистемы, способные самопроизвольно изменять своесостояние. Активность живых систем может прояв�ляться в их избирательном реагировании (или от�сутствии реакции) на внешние воздействия, а такжев изменениях самой системы без внешних воздейст�вий. Он писал: «Работа живых систем направленапри всякой окружающей среде против равновесия,которое должно было бы наступить при данной ок�ружающей среде и при данном первоначальном со�стоянии системы» [4, c. 30].

Э.С. Бауэр сформулировал всеобщий закон био�логии, согласно которому: «Только живые системыникогда не бывают в равновесии и исполняют за счетсвоей свободной энергии постоянно работу противравновесия, требуемого законами физики и химиипри существующих внешних условиях» [4, c. 32].Эту идею нарушения равновесия в контексте само�регуляции живых систем использовали и развилибихевиористы.

Известный советский биолог�эволюционистИ.И. Шмальгаузен (1938) считал, что развитие ифункционирование живого организма как единогоцелого осуществляется благодаря наличию сложнойсистемы связей, и подчеркивал их выраженный регу�ляторный характер [35].

Многие идеи саморегуляции, сформулированныев рамках физиологии и биологии, оказались созвучныидеям, развивавшимся в западной науке в серединеХХ в. в рамках системно�кибернетического подхода.

В 1943 г. была опубликована статья А. Розенблю�та, Н. Винера и Д. Бигелоу «Поведение, целенаправ�ленность и телеология». В этой статье анализ пове�дения проводился в рамках функционального подхо�да, который авторы обозначали как альтернативный«бихевиористическому». Согласно бихевиоризму,поведение — это любое преобразование объекта, за�метное извне. А. Розенблют и соавторы анализируютповедение по изменению энергии на входе и выходесистемы, делая акцент на внутренней организацииизучаемого образования. Активным поведением онисчитают такое, «…при котором объект служит источ�ником выходной энергии» [30, c. 298], т. е. высвобож�даются внутренние источники энергии. Пассивноеповедение не является источником энергии.

Активное поведение делится на целенаправленное(произвольное) и случайное [30]. «Всякое целена�правленное действие требует отрицательной обрат�ной связи» [30, c. 300]. Положительные обратные свя�зи подкрепляют текущее направление процесса. Авто�ры статьи отмечают важность телеологического под�хода для изучения некоторых способов поведения.

Болотова А.К., Пурецкий М.М. Развитие идей саморегуляции...Bolotova A.K., Puretsky M.M. Concepts of Self/Regulation: A Historical Retrospective

Page 67: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

67

У.Р. Эшби в книге «Введение в кибернетику»также подчеркивает значение обратных связей:«Свойства обратной связи дают важную и полезнуюинформацию о свойствах целого» [36, c. 83—84]. Су�щественной функцией регулятора, по мнениюУ.Р. Эшби, является то, что он «…блокирует потокразнообразия от возмущений к существенным пере�менным» [36, c. 285] и тем самым уменьшает переда�ваемое разнообразие. Блокировка информации мо�жет осуществляться в форме «пассивной защиты» ихарактерной для высших организмов «сложной иподвижной» [36, c. 286], «активной защиты», или«защиты посредством искусного противодействия»[36, c. 285].

У.Р. Эшби объясняет, каким образом живое су�щество может изменяться, повышая эффективностьсвоего функционирования, и сохранять при этом ди�намическую устойчивость своей основной структу�ры. «Хотя система в целом претерпевает последова�тельные изменения, некоторые ее свойства (“инва�рианты”) сохраняются неизменными. Таким обра�зом, некоторое высказывание о системе, несмотря набеспрерывное изменение, будет неизменно истин�ным» [36, c. 109].

Поиск идей, развитие которых легло в основусовременных представлений о саморегуляции впсихологии, предполагает обращение к культурно�исторической концепции. Л.С. Выготский считал,что «регулятивный принцип условного рефлекса»,предложенный И.П. Павловым, «…вполне соответ�ствует пассивному типу приспособления животно�го» [10, с. 81]. Активное приспособление к природене может основываться на пассивном отраженииприродных связей. Только низшие формы поведе�ния определяются стимуляцией, для высших формповедения характерна автостимуляция, т. е. созда�ние и использование условных стимулов (знаков),служащих средством овладения поведением. Воз�можность возникновения «нового регулятивногопринципа поведения» — принципа сигнифика�ции — Л.С. Выготский видит «…в социальной де�терминации поведения, осуществляющейся с помо�щью знаков» [10, с. 82], в первую очередь, с помо�щью речи. Как уже упоминалось ранее, опосредова�ние делает поведение человека осознанным и про�извольным [12]. Воля в теории Л.С. Выготскогорассматривается не как «внутренняя сила», способ�ная придать действию дополнительное побужде�ние, а как психологическая техника «…сознательно�го сочетания человеком различных побудительныхсил и стимулов, чтобы использовать их непроиз�вольное действие нужным ему образом» [21].

Вслед за Л.С. Выготским, С.Л. Рубинштейн так�же связывал регуляцию с понятием воли. Он писал:«Изучение волевого акта — это и есть изучение дей�ствия в отношении способа его регуляции» [32,с. 588]. Возникновение воли предполагает измене�ние во взаимоотношениях индивида с окружающиммиром. Объективная организация общественнойжизни и деятельности людей обусловливает специ�

фику внутренней регуляции их деятельности. В про�цессе общественной практики у человека вырабаты�вается «…подчинение непроизвольной импульсив�ности сознательному регулированию» [32, с. 590],формируется специфическое отношение человекакак субъекта к миру. Волевое действие опосредуетсячерез сознание личности. Индивид превращается в«самоопределяющего субъекта», который свободнои произвольно определяет свое поведение и отвечаетза него [32].

В работе «Бытие и сознание» (1957) С.Л. Рубин�штейн выделяет два вида регуляции — побудитель�ную (произвольную) и исполнительскую (непроиз�вольную). Волю, относящуюся к побудительной ре�гуляции, он рассматривает как переход от непосред�ственно действующих потребностей к осознанныммотивам, оцененным с точки зрения общественныхнорм и принятым человеком [31].

Волевое действие С.Л. Рубинштейн называет спе�цифически человеческим действием, которым чело�век сознательно изменяет мир. «Волевой акт предпо�лагает сознательное регулирование, предвидение ре�зультатов своих действий, учет последствий своихпоступков, подыскание надлежащих средств, обду�мывание, взвешивание» [32, с. 602]. В волевых про�цессах аффект находится под контролем интеллекта.

С.Л. Рубинштейн, так же как и Н.А. Бернштейн,П.К. Анохин, А. Розенблют, У.Р. Эшби и другие, свя�зывает саморегуляцию с ограничением избыточныхстепеней свободы. Он считает, что волевой акт — этоактивность, которая заключает в себе «самоограни�чение». «Сила воли заключается не только в уменииосуществлять свои желания, но и в умении подав�лять некоторые из них» [32, с. 596].

Автор теории деятельности А.Н. Леонтьев рас�сматривал две системы связи человека с окружаю�щей действительностью — познавательную и смыс�ловую. В процессе жизнедеятельности человекасмысловые образования включаются в деятельностьи начинают осуществлять функцию контроля.Смысловые образования выполняют регулирующуюфункцию при постановке целей, при осознании сво�их поступков [12].

Б.В. Зейгарник определяла саморегуляцию каксознательный процесс управления собственным по�ведением. Она выделяла два уровня саморегуляции.Операционально�технический уровень связан с со�знательной организацией действия с помощьюсредств оптимизации. На мотивационном уровне ор�ганизуется общая направленность деятельности спомощью сознательного управления мотивационно�потребностной сферой. В рамках мотивационногоуровня рассматриваются две формы саморегуляции:волевая регуляция и саморегуляция, в основе кото�рой лежит перестройка смысловой сферы и форми�рование новых смыслов. Вторая форма, в отличие отволевой регуляции, оказывается эффективной вкритических ситуациях, когда достижение жизненноважных для личности целей невозможно в силу объ�ективных причин [14].

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 68: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

68

Анализируя и развивая идеи П.К. Анохина иС.Л. Рубинштейна, А.В. Брушлинский пришел к вы�воду, что механизмы саморегуляции на основе обрат�ных связей необходимы, но недостаточны для объяс�нения поведения и деятельности субъекта. Механизмобратных связей основан на изначальной заданностиэталона и непосредственном соотнесении желаемых ифактически достигнутых результатов. В случае науч�ного теоретического мышления искомое решение втечение длительного времени остается неизвестным иплохо определенным, т. е. отсутствует эталон. В физи�ологии и психологии по�разному трактуется понятиецели. Цель, подчеркивает А.В. Брушлинский, в стро�гом смысле слова специфична только для людей, таккак она всегда осознанна, а сознание присуще лишьчеловеку. В соответствии со своими целями субъектсоздает новый, более сложный уровень саморегуля�ции, включающий теоретическое мышление, нравст�венные ценности и т. д. [9].

Д.А. Ошанин, исследовавший регуляцию пред�метных действий, разработал концепцию оператив�ности психического отражения. Он предложил поня�тие оперативного образа, под которым понималсяспецифический образ объекта, формирующийся впроцессе выполнения конкретного действия и вы�полняющий регулирующую функцию. Оператив�ность — это свойство человеческой психики отра�жать действительность, в основе которого лежитгибкое переключение с отражения одних свойствобъекта на другие в соответствии с конкретной зада�чей [25].

Один из основоположников системного подходав психологии Б.Ф. Ломов отмечал, что именно вмногообразии взаимосвязанных свойств образа вы�ражается его системный характер. Поэтому образдолжен изучаться как системный объект, а его от�дельные свойства как проявления системных ка�честв. В основе системного подхода лежат представ�ления о целостной природе психических явлений.Б.Ф. Ломов выделил три основных уровня психиче�ского отражения: сенсорно�перцептивный, представ�лений и вербально�логический. Образ, регулирую�щий сознательную целенаправленную деятельностьчеловека, включает все три уровня психического от�ражения. Б.Ф. Ломов подчеркивал принципиальноезначение неразрывной связи внешней и внутреннейдетерминации в формировании и развитии образа, атакже других психических явлений [11].

Ученик Д.А. Ошанина О.А. Конопкин в 70�е гг.ХХ в. первым поставил вопрос о необходимости от�деления проблемы саморегуляции от проблемы дея�тельности.

В едином процессе саморегуляции О.А. Коноп�кин выделял две основные составляющие: структур�но�функциональную и содержательно�психологиче�скую [18]. «Саморегуляция в ее структурно�функци�ональном аспекте является прежде всего процессомснятия субъектом деятельности многообразной ис�ходной информационной неопределенности до уров�ня, позволяющего ему эффективно осуществлять эту

деятельность» [18, c. 31—32]. Содержательно психо�логическая составляющая обеспечивает соответст�вие процесса регуляции условиям и требованиямразличных конкретных видов деятельности и отра�жает широкий спектр психических особенностейсубъекта (иными словами, доступных ему психичес�ких средств) [18].

О.А. Конопкин обосновал роль осознанной само�регуляции как критерия становления субъектности.«Субъектность проявляется, в первую очередь, в са�модетерминации, в самостоятельной организации иуправлении, т. е., по существу, в осознанной саморе�гуляции своей деятельности во всех ее содержатель�ных и структурных моментах. Таким образом, имен�но способность к осознанной саморегуляции и явля�ется психологическим критерием человека как субъ�екта» [16, c. 22].

В 80—90�е гг. оформились представления о цело�стной многоуровневой системе осознанной саморе�гуляции произвольной активности человека. Поня�тие «осознанной саморегуляции» не подразумеваетнепрерывную и полную представленность в созна�нии регулятивных процессов. В своих работахО.А. Конопкин отмечал: «…имеется в виду не посто�янно актуальная и развернутая осознанность субъек�том всех моментов своей регуляторной активности(что, вообще�то, и невозможно), а их принципиаль�ная “подотчетность” сознанию субъекта, доступ�ность сознательному управлению» [17, c. 236].

Способность к осознанному саморегулированиюрассматривается как высший уровень психическойсаморегуляции. Речь идет о «…регуляции на основерефлексивных представлений о цели, способах исредствах саморегуляции» [26, c. 13].

О.А. Конопкин определил личность как целост�ную замкнутую и, в то же время, открытую систему.Такая характеристика, по мнению К.А. Абульхано�вой, выражает диалектику замкнутости личностикак целостной структуры и открытости, связанной сфункционированием в деятельности.

Вместе с тем, К.А. Абульханова, рассматриваетличность как открытую интерактивную систему, аактивность — как механизм деятельности, общения,познания и самореализации личности в жизни. Са�морегуляция осуществляет координацию взаимо�действия системы и особенностей личности с други�ми пространствами и системами. Первой задачей,которую решает саморегуляция, является самоорга�низация личности как целостной системы.К.А. Абульханова называет это саморегуляцией пер�вого порядка. Сочетание самоорганизации с органи�зацией интерактивного пространства превращает са�морегуляцию в способность личности как субъекта.Это саморегуляция второго порядка. И, наконец, са�морегуляция, которая осуществляется в масштабахжизненного времени�пространства, — саморегуля�ция третьего, высшего порядка. Стратегия жизни —это обобщенная жизненная саморегуляция. Она про�является в стремлении и способности личности«…приводить в максимально доступное соответствие

Болотова А.К., Пурецкий М.М. Развитие идей саморегуляции...Bolotova A.K., Puretsky M.M. Concepts of Self/Regulation: A Historical Retrospective

Page 69: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

69

свои личные возможности, способности, притязанияс жизненными условиями и требованиями, в томчисле созданными (произвольно или непроизволь�но) самой личностью, способность разрешать жиз�ненные противоречия, приобретающие форму жиз�ненных проблем» [1, с. 72].

В работах А.К. Болотовой указывается, что вре�менной фактор выступает определяющим в выделе�нии уровней развития и регуляции самосознанияличности. Самосознание в онтогенетическом пла�не — сложное образование, понимаемое как посте�пенно развертывающийся во времени интегратив�ный процесс, в основе которого лежит сложная дея�тельность самопознания и способность к саморегу�ляции поведения [8].

Содержанием самосознания является не толькофактическая сторона достижений личности, ее про�шлого опыта, но и осознание настоящего, а также еебудущего, что отражает временную динамику само�сознания, непрерывное расширение временной сфе�ры самосознания через построение временных пер�спектив и регуляцию деятельности в пространстве�времени жизни [7].

О.К. Тихомиров полагал, что отличительной чер�той человека является его способность приспособли�вать мир к своим развивающимся потребностям. Ре�гуляцию мыслительной деятельности нельзя объяс�нить, исходя из морфологической парадигмы, пред�ставив в виде иерархизированной системы регулято�ров. В ходе экспериментальных исследований былопоказано, что регуляторы — это подвижные, дина�мичные, формирующиеся по ходу деятельности но�вообразования, продукты деятельности. Динамикарегуляторов высшего уровня может определятьсяособенностями функционирования регуляторов низ�шего уровня. Между регуляторами существуют раз�ные типы отношений, обеспечивающие системе регу�ляции гибкость и в то же время устойчивость [34].

Развивая идеи О.К. Тихомирова, Т.В. Корниловарассматривает саморегуляцию как интеграционнуюоценку реализуемых человеком «пиков» функцио�нального развития новообразований — подготовки иреализации — выбора. В качестве единиц саморегу�ляции Т.В. Корнилова рассматривает динамическиерегулятивные системы — многоуровневые динами�ческие иерархические структуры, включающие ин�теллектуальные процессы и личностные компонен�ты, отражающие ориентировку в ситуации, возмож�ных целях и последствиях выбора, а также обращен�ных на себя, свое личностное Я, процессы самосозна�вания и самостановления [19].

Под руководством В.И. Моросановой продолжи�лись исследования осознанной саморегуляции про�извольной активности, начатые Д.А. Ошаниным иО.А. Конопкиным. В рамках дифференциальногоподхода изучались индивидуальные особенности са�морегуляции. Были описаны различия в осуществ�лении регуляторных психических функций, а такжеоперативные и инструментальные регуляторно�лич�ностные свойства, такие как адекватность, осознан�

ность, гибкость, надежность; уверенность, инициа�тивность, критичность самостоятельность, ответст�венность и другие [26, c. 74].

Личностные особенности влияют на поведение идеятельность не непосредственно, а через сложив�шиеся индивидуальные способы саморегуляции ак�тивности [24]. Типичные для человека индивидуаль�ные способы саморегуляции, устойчиво проявляю�щиеся в различных видах психической активности ив различных ситуациях легли в основу представле�ний о стилевых особенностях саморегуляции.

Системообразующим фактором в подходеО.А. Конопкина—В.И. Моросановой является цель.Д.А. Леонтьев в работе «Личностный потенциал:структура и диагностика» обосновывает несводи�мость саморегуляции к достижению целей и подчер�кивает необходимость рассмотрения проблемы са�морегуляции в более широком контексте взаимодей�ствия субъекта с миром. В рамках предлагаемой иммодели выделяются три функции саморегуляции:самоопределения и реализации в ситуациях дости�жения и сохранения в стрессовых ситуациях. Благо�даря развитию личностного потенциала, рассматри�ваемого в качестве потенциала саморегуляции, субъ�ект обретает способность к формированию адекват�ного поведения на основе гибкого ситуационногоприспособления, учитывающего множественныекритерии [22].

Исследования А.Б. Леоновой направлены на изу�чение индивидуальных возможностей человекаадекватно адаптироваться и эффективно действо�вать в сложных и экстремальных ситуациях. Инди�видуальная устойчивость к стрессу — стресс�резис�тентность — рассматривается как системная характе�ристика и предполагает «…интегрирование представ�лений о взаимодействии устойчивых детерминант испецифичных для человека динамичных особеннос�тей процесса саморегуляции, обусловливающих туили иную степень эффективности адаптации к на�пряженным условиям» [20, с. 359].

На Западе психология саморегуляции развива�лась в рамках представлений о самоэффективностии самодетерминации, которым приходилось пре�одолевать стереотипы, сформированные бихевио�ристской теорией научения и психоаналитическойтеорией.

Представитель французской социологическойшколы, создатель психологии образа действияП. Жане одним из первых указал на роль психичес�ких процессов в регуляции поведения человека. По�ведение в теории П. Жане не сводилось к внешне на�блюдаемой активности, а наполнялось внутреннимпсихическим содержанием, выполняющим регули�рующую функцию. Он выделил три этапа поведен�ческого акта (внутренняя подготовка к действию,усилие, направленное на выполнение действия, и за�вершение действия), а также создал иерархическуюсистему поведения, высшим уровнем в которой вы�ступает созидательная, трудовая деятельность чело�века. По мнению П. Жане, именно в процессе трудо�

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 70: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

70

вой деятельности формируется произвольность вни�мания и волевое усилие. Поведение, составляющееоснову развития личности, это результат взаимодей�ствия биологического фактора, социального окруже�ния и собственной активности индивида. Большуюроль в регуляции поведения играют мышление, чув�ства и речь. Как отмечает Б.В. Зейгарник, способ�ность к саморегуляции и опосредованию своего по�ведения П. Жане рассматривал как наивысший кри�терий развития личности [13].

Интересный взгляд на поведение и взаимодейст�вие организма со средой развил швейцарский психо�лог Ж. Пиаже. В своей теории интеллектуальногоразвития он определяет поведение как адаптацию(реадаптацию). Индивид действует только тогда,когда происходит нарушение равновесия организмасо средой. Любое поведение направлено на восста�новление равновесия между внешним миром и субъ�ектом. Действие организма на окружающие объектыЖ. Пиаже называет ассимиляцией. Он подчеркива�ет, что живое существо «…вместо того, чтобы пассив�но подчиняться среде, само активно ее преобразует,налагая на нее свою определенную структуру» [29,с. 11]. Среда оказывает на организм обратное дейст�вие, называемое аккомодацией и заключающееся визменении ассимилятивного цикла. С появлениемпсихической жизни ассимиляция не изменяет асси�милируемые объекты физико�химическим образом,а включает их в формы собственной деятельности, иаккомодация влияет только на эту деятельность. Та�ким образом, на прямое взаимопроникновение орга�низма и среды налагаются опосредствованные взаи�модействия субъекта и объектов.

В поведении Ж. Пиаже выделяет два связанныхаспекта: аффективный (энергетический) и когни�тивный (структурный), которые зависят «…не толь�ко от существующего в данный момент “поля”, нотакже от всей предшествующей истории действую�щего субъекта» [29, с. 8].

Характеризуя аффективный аспект поведения,Ж. Пиаже подчеркивает, что взаимодействие орга�низма со средой должно осуществляться регуляция�ми, «...которые обусловливали бы финальность пове�дения, устанавливали бы его ценности» [29, с. 7].

В рамках необихевиоризма были сформулирова�ны версии «мягкого детерминизма», «…связываю�щие присущую человеку определенную степень сво�боды с независимостью от текущей ситуации или сцелями, спроецированными в будущее» [23]. К та�ким теориям можно отнести теорию самоэффектив�ности А. Бандуры, согласно которой человеческоеповедение детерминируется не только средовымифакторами, но и самим индивидом.

Саморегуляция выступает одной из важнейшиххарактеристик человеческой личности, определяю�щих поведение. А. Бандура считал, что люди управ�ляют собственными действиями, ставя перед собойцели, нарушающие равновесие. Стремясь уменьшитьрасхождение между реальными достижениями и по�ставленными целями, они мобилизуют свои способ�

ности и усилия на основе предварительных оценоктого, что требуется для достижения целей, а затемставят перед собой новые, более высокие цели [38].

Представления человека относительно собствен�ных способностей управлять событиями, влияющи�ми на его жизнь, менять ситуацию в лучшую сторонуА. Бандура назвал самоэффективностью. Вера чело�века в собственную эффективность укрепляет его ре�шимость действовать. Субъектность проявляется вспособности сопротивляться внешним факторам ипринуждению. А. Бандура считал, что убеждения че�ловека относительно его личной эффективностивлияют на выбор способа действия, прилагаемыеусилия, пластичность и то, как долго он сможет про�тивостоять трудностям [37].

Социально�когнитивная парадигма, разработан�ная на основе теории социального научения А. Банду�ры, рассматривает саморегуляцию как взаимодейст�вие триады факторов: личности, среды и поведения.

Б. Циммерман выдвинул положение о том, чторегуляторные навыки являются источником субъ�ектности, лежащей в основе самоощущения челове�ка. Он описал структуру саморегуляции, влияние нанее социальных и средовых факторов, дисфункциисаморегуляции и направления ее развития.

Саморегуляция определяется возникающими уличности мыслями, чувствами и действиями, кото�рые планируются и циклически адаптируются к до�стижению личных целей. Циклическая модель,включающая три фазы (планирование, выполнениеи саморефлексию), позволила продемонстрироватьэффективность проактивных методов в саморегуля�ции по сравнению с реактивными, ведущими к дис�функциям саморегуляции [26].

Теория самодетерминации Э. Деси и Р. Райанаориентирована на изучение факторов, способствую�щих здоровому развитию и эффективному функцио�нированию отдельных личностей и групп. При нали�чии способностей и возможностей, в том числе фи�зических, отсутствии излишних ограничений, предо�ставлении свободы и возможности выбора ребенок сдетства учится быть активным, самостоятельным,способным противостоять внешним и внутреннимнегативным факторам развития. Большое вниманиеуделяется проблеме собственной активности челове�ка. Самодетерминация понимается как способностьи потребность самостоятельно выбирать направле�ния собственного развития. Критерием развития де�терминации является гибкое взаимодействие инди�вида с социальной средой.

В процессе развития меняется способ регуляцииповедения: от полной определяемости внешнимифакторами к внутренней автономной саморегуля�ции. Быть автономным значит быть самоинициируе�мым и саморегулируемым субъектом, способнымосуществлять выбор, принимать решения и действо�вать исходя из глубинного ощущения себя [40].

Авторы теории контроля Ч. Карвер и М. Шейеррассматривают саморегуляцию как систему управле�ния с контролируемой обратной связью. Процессы

Болотова А.К., Пурецкий М.М. Развитие идей саморегуляции...Bolotova A.K., Puretsky M.M. Concepts of Self/Regulation: A Historical Retrospective

Page 71: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

71

саморегуляции всегда направлены на цель. Цели, каки петли обратной связи, образуют иерархическуюсистему. Негативная обратная связь минимизируетрасхождение между входящими сигналами и стан�дартами. Согласно данной теории, саморегуляциязависит не только от обратной связи, но и от того,как люди оценивают собственные способности до�стижения результата, а также от скорости происхо�дящих изменений. Человек испытывает положи�тельные эмоции, если скорость этих изменений соот�ветствует его стандартам, и наоборот. Достоинствомданной теории является демонстрация иерархичес�ких отношений между стандартами и целями [39].Говоря об ограниченности целевых моделей саморе�гуляции, Д.А. Леонтьев подчеркивает, что не вся че�ловеческая активность направлена на достижение

осознаваемых целей. Временный отказ от цели илицеленаправленной деятельности может свидетельст�вовать не о нарушении саморегуляции, а о переходек принципиально другому типу саморегуляции — ав�торегуляции [22].

В заключение хочется еще раз подчеркнуть, чтосовременные представления о саморегуляции явля�ются синтезом научных идей, зародившихся в не�драх разных наук — физиологии, психофизиологии,кибернетики, психологии. Развитие этих идей шлопо пути преодоления представлений об устойчивос�ти и неизменности живых систем, приспособитель�ном характере их поведения к пониманию необходи�мости целесообразных изменений, регулирующейроли психического отражения, сознательного управ�ления собственным поведением.

Литература

1. Абульханова К.А. Субъектно�личностные проблемысаморегуляции // Психология саморегуляции в XXI ве�ке / Отв. ред. В.И. Моросанова. СПб.; М.: Нестор�История,2011. С. 56—73.

2. Анохин П.К. Избранные труды. Философские аспек�ты теории функциональной системы / Отв. ред.: Ф.В. Кон�стантинов, Б.Ф. Ломов, В.Б. Швырков. М.: Наука, 1978.400 с.

3. Анохин П.К. Избранные труды: Кибернетика функ�циональных систем / Под ред. К.В. Судакова; сост.В.А. Макаров. М.: Медицина, 1998. 400 с.

4. Бауэр Э.С. Теоретическая биология / Под ред. С. Ра�фалькес. М., Ленинград: ВИЭМ, 1935. 151 с.

5. Бернштейн Н.А. Из предисловия к брошюре А.В. На�палкова и Н.А. Чичвариной «Мозг и кибернетика»: прило�жение// И.М. Фейгенберг. Николай Бернштейн: от ре�флекса к модели будущего. М.: Смысл, 2004. С. 209—212.

6. Бернштейн Н.А. Физиология движений и актив�ность / Под ред. академика О.Г. Газенко. М.: Наука, 1990.496 с.

7. Болотова А.К. Психология организации времени. М.:Аспект�Пресс, 2006. 254 с.

8. Болотова А.К. Человек и время в познании, деятельно�сти, общении. М.: Издательский дом ГУ ВШЭ, 2007. 283 с.

9. Брушлинский А.В. Субъектно�деятельностная кон�цепция и теория функциональных систем // Вопросы пси�хологии. 1999. № 5. С. 110—121.

10. Выготский Л.С. Собрание сочинений: в 6 т. Т. 3.Проблемы развития психики / Под ред. А.М. Матюшкина.М.: Педагогика, 1983. 368 с.

11. Завалова Н.Н., Ломов Б.Ф., Пономаренко В.А. Образв системе психической регуляции деятельности / Отв. ред.Ю.М. Забродин. М.: Наука, 1986. 169 c.

12. Зейгарник Б.В. Патопсихология. М.: ИздательствоМосковского университета, 1986. 287 с.

13. Зейгарник Б.В. Теории личности в зарубежной пси�хологии. М.: Издательство Московского университета,1982. 128 с.

14. Зейгарник Б.В., Холмогорова А.Б., Мазур Е.С. Само�регуляция поведения в норме и патологии // Психологи�ческий журнал. 1989. Т. 10. № 2. С. 122—132.

15. Клочко В.Е. Категория саморегуляции в контексте па�радигмальных изменений современной психологии // Пси�

хология саморегуляции в XXI веке / Отв. ред. В.И. Мороса�нова. СПб.; М.: Нестор�История, 2011. С. 38—55.

16. Конопкин О.А. Осознанная саморегуляция как кри�терий субъектности // Вопросы психологии. 2008. № 3.С. 22—34.

17. Конопкин О.А. Психологические механизмы регуля�ции деятельности. М.: Наука, 1980. 256 с.

18. Конопкин О.А. Структурно�функциональный и со�держательно�психологический аспекты осознанной само�регуляции // Психология. Журнал Высшей школы эконо�мики. 2005. Т. 2. № 1. С. 27—42.

19. Корнилова Т.В. Неопределенность, выбор и интел�лектуально�личностный потенциал человека (в развитиисмысловой теории мышления) // Методология и историяпсихологии. 2009. Т. 4. Вып. 4. С. 47—59.

20. Леонова А.Б. Стресс�резистентность и структурнаяорганизация процессов саморегуляции деятельности //Психология саморегуляции в XXI веке / Отв. ред. В.И. Мо�росанова. СПб.; М.: Нестор�История, 2011. С. 354—374.

21. Леонтьев Д.А. Воля (в психологии) // БольшаяРоссийская Энциклопедия. Т. 5. М.: Большая Российскаяэнциклопедия, 2006. С. 698.

22. Леонтьев Д.А. Личностный потенциал как потенци�ал саморегуляции // Личностный потенциал: структура идиагностика / Под ред. Д.А. Леонтьева. М.: Смысл, 2011.679 с.

23. Леонтьев Д.А. Психология свободы: к постановкепроблемы самодетерминации личности // Психологичес�кий журнал. 2000. Т. 21. № 1. С. 15—25.

24. Моросанова В.И. Личностные аспекты саморегуля�ции произвольной активности человека // Психологичес�кий журнал. 2002. Т. 23. № 6. С. 5—17.

25. Моросанова В.И. Проблема образа и действия в на�учном творчестве Д.А. Ошанина // Психологический жур�нал. 1998. Т. 19. № 2. С. 134—143.

26. Моросанова В.И. Саморегуляция и индивидуаль�ность человека. М.: Наука, 2012. 519 с.

27. Павлов И.П. Ответ физиолога психологам //И.П. Павлов Двадцатилетний опыт объективного изуче�ния высшей нервной деятельности (поведения) животных:сб. статей / Редакция, послесловие и примечания члена�корр. АН СССР Э.А. Асратяна. М.: Наука, 1973. 661 с.

28. Павлов И.П. Экспериментальная психология и пси�хопатология на животных // Павлов И.П. Двадцатилет�ний опыт объективного изучения высшей нервной дея�

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 72: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

72

тельности (поведения) животных: сб. статей / Редакция,послесловие и примечания члена�корр. АН СССР Э.А. Ас�ратяна. М.: Наука, 1973. 661 с.

29. Пиаже Ж. Психология интеллекта. СПб.: Питер,2004. 192 с.

30. Розенблют А., Винер Н., Бигелоу Д. Поведение, целе�направленность и телеология // Н. Винер Кибернетика,или управление и связь в животном и машине. 2�е изд. /Под ред. Г.Н. Поварова. М.: Наука, 1983. С. 297—307.

31. Рубинштейн Л.С. Бытие и сознание. СПб.: Питер,2012. 590 с.

32. Рубинштейн Л.С. Основы общей психологии. СПБ.:Питер, 2008. 713 с.

33. Сеченов И.М. Рефлексы головного мозга //И.М. Сеченов. Избранные произведения: в 2 т. Т. 1 / Ре�дакция и послесловие Х.С. Коштоянца. М.: Изд�во Акаде�мии Наук СССР, 1952. С. 7—127.

34. Тихомиров О.К., Клочко В.Е. Эмоциональная регуля�ция мыслительной деятельности // Вопросы психологии.1980. № 5. С. 23—31.

35. Шмальгаузен И.И. Избранные труды. Организм какцелое в индивидуальном и историческом развитии. М.:Наука, 1982. 324 с.

36. Эшби У.Р. Введение в кибернетику / Под ред.В.А. Успенского. М.: Изд�во иностранной литературы,1959. 432 с.

37. Bandura A. Self�efficacy: the exercise of control. N.Y.:W.H. Freeman & Co, 1997. 604 р.

38. Bandura A. Social cognitive theory of mass communi�cation // J. Bryant & D. Zillmann (Eds.). Media effects:Advances in theory and research. Hillsdale. NJ: Erlbaum,1994. P. 61—90.

39. Carver C.S., Scheier M.F. On the self�regulation ofbehavior. N.Y.: Cambridge Univ. Press, 1998. 438 p.

40. Ryan R.M., Deci E.L. Self�determination theory and thefacilitation of intrinsic motivation, social development andwell�being // American psychologist, 2000. Vol. 55. № 1.P. 68—78.

Болотова А.К., Пурецкий М.М. Развитие идей саморегуляции...Bolotova A.K., Puretsky M.M. Concepts of Self/Regulation: A Historical Retrospective

Page 73: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

73

Concepts of SelfRegulation: A Historical RetrospectiveA.K. Bolotova*,

National Research University Higher School of Economics, Moscow, Russia,[email protected]

M.M. Puretsky**,National Research University Higher School of Economics, Moscow, Russia,

[email protected]

Psychology of self�regulation is a relatively new but rapidly developing branch of psychological science.It has integrated many of the ideas that were initially born within the framework of physiology and cybernet�ics. Interpretations of mechanisms underlying self�regulation are closely related to the general principles ofdynamic systems' functioning on the basis of feedback. These principles were defined in the works of theRussian physiologists N.A. Bernstein and P.K. Anokhin and in the cybernetic models of Western scientists.Ideas of L.S. Vygotsky, S.L. Rubinstein, A.N. Leontiev, P. Janet, J. Piaget and others have also had a significantimpact on the development of modern concepts of self�regulation. The paper provides a historical insight intothe origins of ideas of self�regulation and shows how they have evolved from the concept of self�regulation asadaptation to the concepts of reasonable changes, subjective activity, conscious self�regulation, self�determi�nation and self�efficacy, and individual styles of self�regulation.

Keywords: self�regulation, functional system, feedback, activity, self�determination, time of life.

References

1. Abul'khanova K.A. Sub"ektno�lichnostnye problemysamoregulyatsii [Subjective�personal problems of self�regula�tion]. Psikhologiya samoregulyatsii v XXI veke [The psychologyof self/regulation in the XXI century]. Morosanova V.I. (ed.).Saint�Petersburg; Moscow. Publ.: Nestor�Istoriya, 2011,pp. 56—73.

2. Anokhin P.K. Izbrannye trudy. Filosofskie aspektyteorii funktsional'noi sistemy [Selected works. Philosophicalaspects of the theory of functional systems]. KonstantinovF.V. (eds.). Moscow. Publ.: Nauka, 1978. 400 p.

3. Anokhin P.K. Izbrannye trudy: Kibernetika funktsion�al'nykh system [Selected works: the Cybernetics of functionalsystems]. Sudakov K.V. (eds.). Moscow:Publ. Meditsina,1998. 400 p.

4. Bauer E.S. Teoreticheskaya biologiya [Theoretical biol�ogy]. Rafal'kes S. (ed.). Moscow, Leningrad: Publ. VIEM,1935. 151 p.

5. Bernshtein N.A. Iz predisloviya k broshyure A.V. Na�palkova i N.A. Chichvarinoi "Mozg i kibernetika" [From thepreface to the pamphlet by A.V. Napalkov and N.A. Chi�chva�rina "the Brain and Cybernetics"]. In Feigenberg I.M. NikolaiBernshtein: ot refleksa k modeli budushchego [NikolajBernshtejn: from reflex to the model of the future]. Moscow:Publ. Smysl, 2004, pp. 209—212.

6. Bernshtein N.A. Fiziologiya dvizhenii i aktivnost'[Physiology of movements and activity]. Gazenko O.G. (ed.).Moscow: Publ. Nauka, 1990. 496 p.

7. Bolotova A.K. Psikhologiya organizatsii vremeni [Thepsychology of time management]. Moscow: Publ. AspektPress, 2006. 254 p.

8. Bolotova A.K. Chelovek i vremya v poznanii, deyatel'nos�ti, obshchenii [People and time in cognition, activities, commu�nication]. Moscow: Izdatel'skii dom GU VShE, 2007. 283 p.

9. Brushlinskii A.V. Sub"ektno�deyatel'nostnaya kon�tseptsiya i teoriya funktsional'nykh system [Subject�activityconcept and theory of functional systems]. Voprosy psikhologii[Questions of psychology], 1999, no. 5, pp. 110—121.

10. Vygotskii L.S. Sobranie sochinenii: V 6 t. T. 3.Problemy razvitiya psikhiki [Collected Works: in 6 vol. Vol.3.Problems of development of the mind]. Matyushkin A.M.(ed.). Moscow. Publ.: Pedagogika, 1983. 368 p.

11. Zavalova N.N., Lomov B.F., Ponomarenko V.A. Obrazv sisteme psikhicheskoi regulyatsii deyatel'nosti [The image inthe system of mental regulation activity]. Zabrodin Yu.M.(ed.) Moscow: Nauka, 1986. 169 p.

12. Zeigarnik B.V. Patopsikhologiya [Pathopsychology].Moscow: Publ. Moskovskogo universiteta, 1986. 287 p.

13. Zeigarnik B.V. Teorii lichnosti v zarubezhnoipsikhologii [Theories of Personality in foreign psychology].Moscow: Publ. Moskovskogo universiteta, 1982. 128 p.

* Bolotova Alla Konstantinovna, PhD in Psychology, professor, head of the Department of General and Experimental Psychology,National Research University Higher School of Economics, Moscow, Russia. E�mail: [email protected]** Puretsky Mikhail Mikhailovich, PhD student, National Research University Higher School of Economics, Moscow, Russia. E�mail: [email protected]

For citation:Bolotova A.K., Puretsky M.M. Concepts of Self�Regulation: A Historical Retrospective. Кul'turno/istoricheskayapsikhologiya = Cultural/historical psychology, 2015. Vol. 11, no. 3, pp. 64—74. (In Russ., abstr. in Engl.). doi: 10.17759/chp.2015110306

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 74: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

74

14. Zeigarnik B.V., Kholmogorova A.B., Mazur E.S.Samoregulyatsiya povedeniya v norme i patologii [Self�regula�tion of behavior in health and disease]. Psikhologicheskii zhur/nal [Psychological Journal], 1989. Vol. 10, no. 2, pp. 122—132.

15. Klochko V.E. Kategoriya samoregulyatsii v konteksteparadigmal'nykh izmenenii sovremennoi psikhologii[Category of self�regulation in the context of the paradigmat�ic changes of modern psychology]. In Morosanova V.I. (ed.)Psikhologiya samoregulyatsii v XXI veke [The psychology ofself/regulation in the XXI century]. Saint�Petersburg; Moscow:Nestor�Istoriya, 2011, pp. 38—55.

16. Konopkin O.A. Osoznannaya samoregulyatsiya kakkriterii sub"ektnosti [Conscious self�regulation as a criterionof subjectivity]. Voprosy psikhologii [Questions of psychology],2008, no. 3. pp. 22—34.

17. Konopkin O.A. Psikhologicheskie mekhanizmy reguly�atsii deyatel'nosti [Psychological mechanisms of activity reg�ulation]. Moscow: Nauka, 1980. 256 p.

18. Konopkin O.A. Strukturno�funktsional'nyi isoderzhatel'no�psikhologicheskii aspekty osoznannoisamoregulyatsii [Structural�functional and content�psycho�logical aspects of self�regulation]. Psikhologiya. ZhurnalVysshei shkoly ekonomiki [Psychology. Journal of the HigherSchool of Economics], 2005. Vol. 2, no. 1, pp. 27—42.

19. Kornilova T.V. Neopredelennost', vybor i intellektu�al'no�lichnostnyi potentsial cheloveka (v razvitii smyslovoiteorii myshleniya) [Uncertainty, choice and personal�intellec�tual potential (in the development of the semantic theory ofmind)]. Metodologiya i istoriya psikhologii [Methodology andhistory of psychology], 2009. Vol. 4. Vyp. 4, pp. 47—59.

20. Leonova A.B. Stress�rezistentnost' i strukturnayaorganizatsiya protsessov samoregulyatsii deyatel'nosti [Stressresistance and structural organization of the processes of self�regulation activities]. In Morosanova V.I. (ed.) Psikhologiyasamoregulyatsii v XXI veke [The psychology of self/regulationin the XXI century]. Saint�Petersburg; Moscow: Nestor�Istoriya, 2011, pp. 354—374.

21. Leont'ev D.A. Volya (v psikhologii) [Will (in psychol�ogy)]. Bol'shaya Rossiiskaya Entsiklopediya. T. 5. [GreatRussian Encyclopedia]. Moscow: Bol'shaya RossiiskayaEntsiklopediya, 2006, pp. 698.

22. Leont'ev D.A. Lichnostnyi potentsial kak potentsialsamoregulyatsii [Personal potential as the potential of self�regulation]. In Leont'ev D.A. Lichnostnyi potentsial: struktura idiagnostika [Personal potential: structure and diagnostics].Moscow: Smysl, 2011. 679 p.

23. Leont'ev D.A. Psikhologiya svobody: k postanovkeproblemy samodeterminatsii lichnosti [The psychology offreedom: the formulation of the problem of personality self�determination]. Psikhologicheskii zhurnal [PsychologicalJournal], 2000. Vol. 21, no. 1, pp. 15—25.

24. Morosanova V.I. Lichnostnye aspekty samoregulyatsiiproizvol'noi aktivnosti cheloveka [Personality aspects of self�regulation of voluntary human activity]. Psikhologicheskiizhurnal [Psychological Journal], 2002. Vol. 23, no 6, pp. 5—17.

25. Morosanova V.I. Problema obraza i deistviya v nauch�nom tvorchestve D.A. Oshanina [The problem of the imageand operation in scientific work of D.A. Oshanin].

Psikhologicheskii zhurnal [Psychological Journal], 1998. Vol. 19,no. 2, pp. 134—143.

26. Morosanova V.I. Samoregulyatsiya i individual'nost'cheloveka [Self�regulation and individuality of the person].Moscow: Nauka, 2012. 519 p.

27. Pavlov I.P. Otvet fiziologa psikhologam [The reply ofphysiologist to psychologists]. In Pavlov I.P. Dvadtsatiletniiopyt ob"ektivnogo izucheniya vysshei nervnoi deyatel'nosti(povedeniya) zhivotnykh [Twenty years of objective study ofhigher nervous activity (behavior) of animals]. Moscow: Nauka,1973. 661 p.

28. Pavlov I.P. Eksperimental'naya psikhologiya ipsikhopatologiya na zhivotnykh [Experimental psychologyand psychopathology at animals]. In Pavlov I.P.Dvadtsatiletnii opyt ob"ektivnogo izucheniya vysshei nervnoideyatel'nosti (povedeniya) zhivotnykh [Twenty years ofobjective study of higher nervous activity (behavior) of ani�mals]. Moscow: Nauka, 1973. 661 p.

29. Piazhe Zh. Psikhologiya intellekta [Psychology ofintelligence]. Saint�Petersburg: Piter, 2004. 192 p. (In Russ.).

30. Rozenblyut A., Viner N., Bigelou D. Povedenie, tsele�napravlennost' i teleologiya [Behavior, purpose and teleolo�gy]. In Viner N. Kibernetika, ili upravlenie i svyaz' v zhivotnomi mashine [Cybernetics, or control and communication in the ani/mal and the machine]. Povarov G.N. (ed.) 2�e izd. Moscow:Nauka; Glavnaya redaktsiya izdanii dlya zarubezhnykh stran,1983, pp. 297—307.

31. Rubinshtein L.S. Bytie i soznanie [Being and con�sciousness]. Saint�Petersburg: Piter, 2012. 590 p.

32. Rubinshtein L.S. Osnovy obshchei psikhologii[Fundamentals of general psychology]. Saint�Petersburg:Piter, 2008. 713 p.

33. Sechenov I.M. Refleksy golovnogo mozga [Reflexes ofthe brain]. In Sechenov I.M. Izbrannye proizvedeniya: V 2 t.T. 1. [Selected works. In 2 vol. Vol. 1]. Moscow: Publ. AkademiiNauk SSSR, 1952, pp. 7—127.

34. Tikhomirov O.K., Klochko V.E. Emotsional'naya reg�ulyatsiya myslitel'noi deyatel'nosti [Emotional regulation ofcognitive activity]. Voprosy psikhologii [Questions of psycholo/gy], 1980, no. 5, pp. 23—31.

35. Shmal'gauzen I.I. Izbrannye trudy. Organizm kaktseloe v individual'nom i istoricheskom razvitii [Selectedworks. Organism as a whole in individual and historical devel�opment]. Moscow: Nauka, 1982. 324 p.

36. Eshbi U.R. Vvedenie v kibernetiku [Introduction tocybernetics]. Pod red. V.A. Uspenskogo Moscow:Publ. inos�trannoi literatury, 1959. 432 p.

37. Bandura A. Self�efficacy: the exercise of control. N.Y.:W.H.Freeman & Co, 1997. 604 р.

38. Bandura A. Social cognitive theory of mass communi�cation. In J. Bryant & D. Zillmann (Eds.) Media effects:Advances in theory and research. Hillsdale. NJ: Erlbaum, 1994,pp. 61—90.

39. Carver C.S., Scheier M.F. On the self�regulation ofbehavior. N.Y. Cambridge Univ. Press, 1998. 438 p.

40. Ryan R.M., Deci E.L. Self�determination theory and thefacilitation of intrinsic motivation, social development and well�being. American psychologist, 2000. Vol. 55, no. 1, pp. 68—78.

Болотова А.К., Пурецкий М.М. Развитие идей саморегуляции...Bolotova A.K., Puretsky M.M. Concepts of Self/Regulation: A Historical Retrospective

Page 75: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

75

Lenses and Lessons: Using three different researchperspectives in early childhood education research

S. Irvine*,Queensland University of Technology, Australia,

[email protected]

C. Davidson**,Charles Sturt University, Australia,

[email protected]

N. Veresov***,Monash University, Australia,

[email protected]

M. Adams****,Monash University, Australia,

[email protected]

A. Devi*****,Monash University, Australia,

[email protected]

Культурно�историческая психология2015. Т. 11. № 3. С. 75—85doi: 10.17759/chp.2015110307ISSN: 1816�5435 (печатный)ISSN: 2224�8935 (online)© 2015 ГБОУ ВПО МГППУ

Cultural�Historical Psychology 2015. Vol. 11, no. 3, рр. 75—85doi: 10.17759/chp.2015110307

ISSN: 1816�5435 (print)ISSN: 2224�8935 (online)

© 2015 Moscow State University of Psychology & Education

For citation:Irvine S., Davidson C., Veresov N., Adams M., Devi A. Lenses and Lessons: Using Three Different Research Perspectives inEarly Childhood Education Research. Кul'turno/istoricheskaya psikhologiya = Cultural/historical psychology, 2015. Vol. 11,no. 3, pp. 75—85. (In Russ., abstr. in Engl.). doi: 10.17759/chp.2015110307

* Susan Irvine, PhD, School of Early Childhood, Faculty of Education, Queensland University of Technology, Brisbane, Australia.E�mail: [email protected] ** Christina Davidson, PhD, Senior lecturer, School of Education, Faculty of Education, Charles Sturt University, Albury,Australia. E�mail: [email protected] *** Veresov Nikolay Nikolayevich, PhD, Associate Professor in Early Childhood at the Faculty of Education, Monash University,Melbourne, Australia. E�mail: [email protected]**** Megan Adams, PhD student, Monash University, Melbourne, Australia. E�mail: [email protected] ***** Anamika Devi, PhD student, Faculty of Education, Monash University, Melbourne, Australia. E�mail: [email protected]

In contemporary Western research, collaboration is held in high esteem. This developing practice is chal�lenging particularly for researchers who follow varying theoretical approaches. However although a challeng�ing endeavour, when viewing the one data set with different lenses, there are various lessons that can be shared.A key aspect of this paper is involved researchers' different analytical perspectives in one data set to learn moreabout each other's research insights, rather than become instant expert in other's approaches. The interviewdata reported in this paper originates from a larger study researching parents' experience of using early child�hood education and care (ECEC) in Australia. Here we analyse and report on two shared interview excerptsand use three different research lenses for analysis; phenomenographic study, conversational analysis and cul�tural�historical theory. The finding of this paper demonstrates that applying different lenses provide differentinterpretations, including strengths, limitations and opportunities. In this paper we argue that collaborativeresearch practices enhance our understanding of varying research approaches and the scope, quality, transla�tion of research and the researchers' capacity are enhanced.

Key words: early childhood, research perspectives, phenomenography, conversation analysis, cultural�his�torical theory

Page 76: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

76

Introduction

There is increasing interest amongst qualitativeresearchers in exploring the prospects and impacts ofapplying different research perspectives to the one dataset to enhance understanding of the selected researchtopic. This enables strengths and limitations of diverseresearch perspectives to be examined. There is no doubtthat using different methodological approaches with thesame data often allows for a rich in depth interpretationfrom differing perspectives [11; 6]. However, the choiceof research perspective, singular or multiple, will alsoinfluence and shape the research findings and how thesemay be used. As Honan et al., [11] concluded, the appli�cation of different theoretical and analytical approachescan constitute the subjects quite differently and "radi�cally influence" (p. 9) findings from one data set, anobservation supported by others who have examinedmultiple research perspectives [1; 30].

While the benefits are clear, it is generally recognisedthat the application of multiple research perspectivesadds complexity to the research process. As Collier et al.,[6] argue, using different lenses, the one piece of data canbe interpreted in diverse ways, which may lead to differ�ent conclusions and create additional challenges forresearchers working together to understand the phe�nomenon. However, there is also potential to learn moreabout the phenomenon under investigation. Abes pro�vokes us to look beyond the differences found in analysisto source the limitations inherent within theoretical per�spectives reminding us "all theoretical perspectives thatguide research are incomplete" [1, p. 141]. She also sug�gests that by bringing together several perspectives thatare conflicting, novel ways of understanding the datamay be presented "leading to rich new research resultsand possibilities" [p. 141]. Applying this to researchtraining, Slaughter et al., [24] suggest interpretivelyusing a variety of methodological traditions might alsobe useful to novice researchers and their mentors.

In Australia, a key driver for exploring multipleresearch perspectives is the emphasis on collaboration ineducational and social research to address nationalresearch priorities. This is underpinned by the beliefthat inter�disciplinary and multiple methodologicalapproaches can enhance the scope, quality and transla�tion of research while also building researcher capacity.This is, in fact, the context for this paper. All of theresearchers involved in this paper are members of theExcellence in Research Early Years EducationCollaborative Research Network (CRN). The CRN is athree�year initiative, funded by the AustralianGovernment, drawing together a mix of researchers anddoctoral students from Charles Sturt University,Queensland University of Technology and MonashUniversity, to form Australia's largest network ofresearchers in early years education. The aim of theCRN is to build the capacity of early years educationresearchers at all career stages, while progressing acumulative national evidence base to inform policy andpractice in Australia and internationally.

This collaborative paper is the result of a small groupof CRN researchers, coming together to learn moreabout each other's research perspectives. The main pur�pose of this paper is to explore the practical applicationof three qualitative research perspectives to a single dataset, to consider what each perspective offers and howthese different perspectives might work together or notas the case may be. We seek to achieve this purpose byapplying three different research perspectives to twoshared interview excerpts; the research perspectives are:Phenomenography [14; 17]; Conversation analysis [20]and Cultural�Historical theory [26; 27; 28].

Three different research perspectives

1. Phenomenography: The sum of the partsPhenomenography is most frequently described as a

research specialisation aimed at the "mapping of thequalitatively different ways in which people experience,conceptualise, perceive and understand various aspectsof, and various phenomena in, the world around them"[15, p. 31]. Developed by Swedish educationalresearchers in the seventies, phenomenography adoptswhat is known as a 'second�order perspective' and isconcerned with the world as it appears to people.However, distinguishing phenomenography from otherqualitative research methods, the research aim istwofold: (i) to identify the different meanings that peo�ple ascribe to the same object or experience and (ii) tomake visible how different conceptions, meanings orways of experiencing relate to each other and the phe�nomenon of interest [2; 17].

While the phenomenographic knowledge interest isa conception or way of experiencing something, the objec�tive is to look at "collective human experience of thephenomena holistically" [2, p. 323]; this is another dis�tinguishing feature of this research approach. The foun�dation for this is the assumption that a phenomenon isgenerally experienced in a limited number of differentways [4; 14] and that the different ways of experiencingwill be logically related through the phenomenon beingexperienced [2]. To explain further, individuals are seento be bearers of different ways of experiencing a phe�nomenon (i.e., fragments of the phenomenon) that canbe drawn together to constitute the phenomenon ofinterest. The phenomenographer's task is to discernvariation in ways of experiencing the phenomenon,across a selected sample group, and to construct cate�gories of description to make visible all of the differentways of experiencing that phenomenon [17].

The data set analysed in this paper using differentresearch perspectives has been taken from a phenom�enographic study [12]. As with all research, the aim andcontext of the original study influenced the selection ofphenomenography as the research approach, which, inturn, influenced the study design, methods and out�comes. For this reason, it is important to include a littleabout the original study. The aim of this study was toidentify and describe variation in the ways that a group

Irvine S., Davidson C., Veresov N., Adams M., Devi A. Lenses and Lessons: Using...Ирвин С., Дэвидсон К., Вересов Н., Адамс М., Деви А. Призмы концепций: опыт анализа...

Page 77: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

77

of parents viewed and experienced their role in earlychildhood education and care (ECEC1). The researchsite was an integrated ECEC service located in a lowsocio�economic community. Purposeful sampling wasemployed to recruit twenty�six parents (mothers andfathers) with recent and varied experience using anECEC service. Data was collected through semi�struc�tured interviews that were audio�recorded, transcribedin full and verified by participating parents. In thisstudy, the interview transcripts were analysed usingPatrick's [19] six steps of analysis, with the added stepof a phenomenographic group discussion to explore andrefine the emerging categories of description and toexplicate the logical relationship between these [4].Throughout this process, analysis concentrated on iden�tifying what parents conceived their role to be and thecombination of features that parents focused on whenexpressing a particular conception or way of experienc�ing this role [16].

Phenomenographic analysis

The outcome of the study was the identification offive qualitatively different ways of experiencing the roleof parents in ECEC services (see Table 1). As is generalpractice in phenomenographic research, each categoryhas been assigned a descriptive label and includes a briefstatement to highlight similarities and critical differ�ences between the conceptions or ways of experiencing.Each of these conceptions differs in terms of what wasfocal for parents (i.e. referential aspect or global mean�

ing assigned by parents to the role) and through thestructural aspects that framed and delimited this role.(i.e. how parents enacted the role). To illustrate thenature and outcome of phenomenographic research, thetable is followed by a summary of Category 1: Serviceuser conception and Category 5: Member of a servicecommunity conception, which represent the least andmost complex conceptions expressed by parents partici�pating in the study. When compared, these make visiblecritical differences in the ways this group of parentsexperienced their role in ECEC.

• Category 1: Service user conception. In Category 1,parents constituted their role as selecting the best servicefor their child, based on a range of criteria (e.g. word ofmouth, visiting the service, parent preferences; cost andavailability) and then using that service (referentialaspect). The role of parents was defined in quite narrowterms and their focus was confined to their child in theservice. This was evidenced in the structural aspects of thisconception that included: selecting the best service; takingtheir child to and from the service; receiving information;and leaving the service if a problem arises. Selecting theservice was arguably the most proactive aspect of the roleof parents here, whereas other role aspects may be viewedas passive and reactive — receiving rather than providinginformation, and leaving the service if a problem arisesrather than raising any problems with the service provider.Focal in the awareness of these parents was their need touse an ECEC service. Perhaps, not surprisingly, all of theparents interviewed fit within this category — as serviceusers. However, for some, this was the full extent of theirexperience of this role. Consequently, this is presented asthe base conception (i.e., the conception from which allother conceptions emerge). This said, the majority of theparents interviewed expressed a broader perspective onthe role of parents in ECEC.

• Category 5: The member of a service community con/ception. In Category 5, parents constituted their role asworking as a member of the ECEC service communityfor the benefit of all concerned (referential aspect). Thiswas the most complex conception, and, as such, it incor�porated similar role aspects to those identified in theother four categories (e. g., parents selected the bestservice and used the service, wanted to know what washappening for their child, monitored and supportedtheir ECEC service). However, what makes this con�ception distinctive is that these parents saw themselvesas a member of a service community. Parents expressingthis conception talked about working together and thebenefits of a sense of community and social connected�ness. Parents looked for opportunities to be involved,were proactive in seeking information and sharing theirviews, and expected to be included in service decision�making, particularly where this was likely to impact ontheir child and family. This category reflects a shift inemphasis from self (i.e. own child and family) to a widersocial context and the shared benefits of parent involve�

1 In this paper, early childhood education and care (ECEC) is used to refer to formal education and care services prior to school entry (e.g.centre�based long day care, preschool, home�based family day care) and includes outside school hours care services.

No Category label What is focal for parents(referential aspect)?

1 The service The role of parents is seen as selectinguser concep� and using the best service for their childtion (illustrated by excerpts from interview

with Parent 1)2 The informed The role of parents is seen as knowing

user concep� what's happening for their child in thetion service

3 The consumer The role of parents is seen as paying forconception a service, and, thereby, enacting certain

consumer rights4 The partnership The role of parents is seen as supporting

conception the service they have selected for theirchild and having some say in what hap�pens for their child in the service

5 The member of The role of parents is seen as working asa service com� a member of the service community formunity ECEC the benefit of all concerned which

includes participating in service deci�sion�making (illustrated by excerptsfrom interview with Parent 2)

T a b l e 1Categories of description denoting different ways

of experiencing the role of parents in ECEC

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 78: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

78

ment in ECEC for all concerned — children, families,educators and the broader community.

In the following two sections, the same data set isanalysed, firstly through the lens of Conversation analy�sis [20], and then, through the lens of cultural�historicaltheory [26; 27; 28].

2. Conversation analysis: zooming inConversation analysis (CA) originated through the

work of Harvey Sacks [20] and his colleagues EmanuelSchegloff and Gail Jefferson [21] in the field of sociolo�gy. The intellectual roots of CA include phenomenolog�ical sociology [23], ordinary language philosophy [29]and ethnomethodology [8]. Ethnomethodology wasparticularly influential; Garfinkel argued that sociologymust attend to the competent ways people bring abouttheir social worlds and CA provided a means for sys�tematically explicating how this is accomplishedthrough talk in interaction.

CA requires sequential analysis. This involves "proofprocedure" [22] whereby a single turn in a sequence is con�sidered to accomplish a social action frequently made rele�vant by a prior action and, in turn, to provide for some nextrelevant action. Analysis is of the individual turn, how itresponds to a prior turn and how it occasions some nextpreferred turn (that will display an interpretation of theprevious turn). Talk is normative; constructions of turnsdisplay orientations to preferred next turns or provide dis�plays that indicate a dispreferred response will follow.

Conversation analysts approach recordings andtranscripts in specific ways. Jefferson notation system[3] was developed for the purpose of making features oftalk "visible". The system enables transcripts to encodeparticularities of talk such intonation and silences with�in and between turns. Transcription of such details areessential for explicating how people accomplish socialactions through talk.

Transcription is regarded as part of analysis andrequires movement between a recording and the devel�oping transcript. Analysts return to recordings duringanalysis, unlike in some methodological approacheswhere analysis is of a transcript once it is developed.Transcripts are cited extensively. Accordingly, theanalysis that follows draws on the transcripts, althoughaccess to the original recordings would be necessary todevelop detailed CA transcripts.

AnalysisThe interviewer's initial question (line 1) orients to

the role of Parent 1 as a user of services. This causesinteractional trouble [20].

1 I: Okay, you've used a few services �FDC andOSHC.

2 What is your role as a parent using thoseservices?

3 P: What do you mean, my role

The parent doesn't provide an answer but seeks clar�ification through asking a question (2). Conversation

analysts refer to this as the insertion of a question[22] — necessary here for the parent to be able to pro�vide an answer once the meaning of "my role" is sorted.

The interviewer responds to the question as a prob�lem of not understanding the reference to "role" so pro�vides an alternative question ("Well, what do you do?").She specifies selection of services as something the par�ent did, thus provides a concrete example and requeststhat the parent talk about that.

4 I: Well, what do you do? You've selected these5 services. Can you start by talking to me about6 that?7 P: Yeah, I'm just trying to remember how I actually8 got on to FDC in the first place. Someone did9 mention it to me. Anyhow. It was like that, and I10 always had a bit of a thing with child care11 centres. I'm not real keen on them. So, it just12 seemed a better alternative at the time, and13 it seems to have worked out.

A requst makes agreement relevant as a preferredresponse. The parent provides this ("yeah") and thentakes an extended turn to describe how a particularservice was initially selected. He glosses over unremem�bered details while confirming that someone told himabout it. The parent adds additional information thatwas part of the consideration �a personal issue withchild care centres. Again, "bit of a thing" (10) glosses theproblem and avoids providing details other than notbeing "keen on them" (11). So talk introduces a person�al consideration as to why family day care was a betteralternative. The use of "just" downplays the selectionprocess and then two assessments are provided; onemade in the past ("a better alternative at the time") andthe second in hindsight (13).

The interviewer accepts the parent's account formu�lating it as making a choice "in terms of that" (14—15)with "that" indexing the parent's issue. She then shiftsher talk to the related topic of "ongoing role" (15). Thisdisplays her understanding that what "role" means hasbeen clarified through discussion of the service selectionand she can pursue further talk about the parent's role.

14 I: So you selected FDC and made a choice in terms of15 that. Do you have an ongoing role?16 P: Um. Oh, not really. I just pick him up and drop17 him off and say how are you going to whoever it18 is and that's probably really the end of it.

The question about ongoing role makes a yes/noresponse relevant. The parent shows his hearing thatagreement is the preferred response. Rather than pro�viding that, the response "not really" is preceded by"um" and "oh" (16) — harbingers of a dispreferredresponse since they delay the final provision of hisanswer and the words "not really" mitigate a 'bald�faced'negative response ("no"). The description that followsprovides a matter�of�fact account — picking up, drop�ping off and polite greetings. The final comment again

Irvine S., Davidson C., Veresov N., Adams M., Devi A. Lenses and Lessons: Using...Ирвин С., Дэвидсон К., Вересов Н., Адамс М., Деви А. Призмы концепций: опыт анализа...

Page 79: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

79

delays that this is "the end of it" by prefacing it with"probably really".

The researcher's next question (19) topicalizes whathappens during the day. Thus it raises something notconsidered in the parent's response. It's a direct ques�tion requiring a yes/no answer. The response "oh yeah"(21) indicates a realization, and acceptance, that theinterviewer is suggesting that what happens during theday is of relevance.

19 I: Do you want to know anything about what happens20 during the day?21 P: Oh, yeah. Well, if something happens, the lady22 who runs it down there would tell me anyway. So,23 if I don't hear anything, I assume everything25 is okay.26 I: Can I ask you why not? (Discussing why parent

does not complete service surveys)27 P Like I said, I'm looking after my little space and28 unless there's a great problem with that29 I do not see need to do anything about it.

The substance of the parent's response places theresponsibility for what happens in the day onto a staffmember who "runs it" and implies his own right toassume that everything is okay unless he is told other�wise. In this way, the parent makes clear that the hand�ing over of his child passes responsibility to staff.Therefore, the parent's talk indicates what happens inthe day is an aspect of the ongoing role of providers ofthe service rather than of his ongoing role as user of thatservice.

Overall, the sometimes matter�of� fact responses ofParent 1 can be understood in relation to the interac�tional accomplishment of the interview itself. The par�ent is "heard" to engage with the interviewer's question�ing about role, not understood initially, and to resistattempts to cast "role" as encompassing what happensduring the day. In this sense, the parent answers the ini�tial question (1) over a number of turns and presents hisuse of the service as involving a clear delineationbetween his role and that of staff.

In the second interview, the interviewer indicates"selecting the service" as the topic and probes for infor�mation with a "how" question (1�2). The answerdescribes what Parent 2 thought the selected servicewould provide (4�6).

1 I: Let's start with selecting the service. How did2 you go about that?3 P: ... And, so, I chose one that I thought would4 provide the best care, like the best experiences5 for him, and he's in the optimal learning6 experience...Yeah. Like mostly, wherever I've7 gone, it seems I become good friends. Like I get8 to know them (staff) really well, and sit down9 and talk to them.

Expressions provide assessment of services soughtalthough gloss what makes for the "best experiences" or

"optimal learning experiences". The parent projects her�self as a good parent who knows and wants what is bestfor her child and a parent who goes out of her way to getto know staff.

The interviewer shifts the talk to another aspect ofservice use — being able to have a say about its opera�tion. Her yes/no interrogative results in a confirmation.

10 I: In the services that you've used, have you11 ever had opportunity to have a say on how the12 service operated.13 P: Yes.14 I: Can you tell me about some of those opportu�

nities?15 P: When they were going to introduce the um, put the16 video cameras in, and getting parent's point17 of view.::20 They sent you out a survey sheet.21 But, it actually did not give you any opportunity

to say whether you did or did not want it inthe centre.

22 We approached all the staff and let them know.::24 And then we had a meeting…::26 And then they had a meeting and put that to the

people who owned the centre.::

::33 ...And I've also attended, they used to have34 parent nights and also like, P&C meeting type35 things, and I've also gone to those. But hardly36 any parents ever turn up.

The interviewer requests specific information andParent 2 provides this with a detailed description of theinstallation of video cameras (omitted here for brevity'ssake) and then reference to parent nights. In describingher attendance she produces a comparison with other par�ents categorising herself with the minority who turn up.

The interviewer asks for further information aboutthe meetings — the part of the parent's talk that was lessdetailed� and the parent elaborates on her own qualitiesas a parent and user of services. Central to the interviewis talk by Parent 2 that produces her as a particular kindof parent.

37 I: Why did you go to those meetings?38 P: Because I like to know what's happening, and39 I like to be involved. Because, I think if40 you're involved, you have some sort of say in41 how your kids...what's happening to them. And,42 if there are problems with your kid, then, I43 don't know. They're more likely to treat your44 children differently if you're involved, than45 a parent that never comes along, and I don't

know,46 just drops her kid off and picks them up.

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 80: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

80

::49 I believe that public schools can be just as good

as private schools.50 It's the amount of interaction that parents have

with those schools.::52 I think a really good P&C makes a really good

school53 because it involves all the parents and54 it provides a sense of community for people.55 And I think that community then helps kids56 I: How?57 P: Like back in the olden days, like you had your

extended family.58 But a lot of people don't have extended family

these days.59 They have to rely on next�door neighbours or

friends they've met to provide that…::60: And kids grow up with the sense of belonging.62 I: And you think that parents can provide that by

working with schools?63: P: That's right. Because it shows to the kids that

their parents are interested in school and64: interested in what they're doing::72 Summing up… Like I said, I am a parent73 and I am trying to watch out for my kids.74 So I want to be able to shape their world

The parent not only describes her own qualities —likes being informed and being involved — she explainstheir importance by linking being involved to having"some sort of say". She poses the scenario of how staffwill react to problems and, although twice claiming notto know, she asserts that staff treat children differently if"you're involved" (44). She then provides a descriptionof another kind of parent — who doesn't come along,drops her "kid" off and picks them up (45�46). Thisdescription, and use of comparison, implies that it is of aparent who is not involved. Her description of beinginvolved takes account of how that involvement is inter�preted by the staff. Thus, she invokes perceptions of par�ents by staff as directly impacting on the provision ofcare, and constructs herself as a particular kind of parent.

3. Culturalhistorical theory: Zooming outIn the following section the data sets have been

analysed using a cultural�historical methodology as sug�gested by Hedegaard and Fleer [10]. This methodologyhas its origins with Vygotsky [26; 27; 28], and Leontiev[13]. Theoretical concepts developed within a cultural�historical framework are not pure abstractions. They areanalytical lenses utilised as tools which allow recon�struction of the process of cultural development in itsdynamic and complex form within socio�cultural con�texts. Through utilising Cultural�historical analyticallenses we are provided with opportunities to analyse thedata collected from a developmental perspective andhave selected the concept of the "social situation of

development" (SSD) [28, p. 198] as the most appropri�ate analytical tool for the data provided.

The SSD is not a concrete empirical situation inwhich the child exists and acts; the content of this theo�retical concept is much more complex and related todevelopment.

• It is a unique relation between the child and theirsocial reality. This means that different children in thesame social situation have different social situations ofdevelopment dependent upon the social interactionsthat the child is involved with.

• It represents the initial moment of all dynamicchanges that occur in the child's development. Thismeans that the child's individual developmental trajec�tory depends on social contexts that the child activelyparticipates in and interacts with.

• It determines wholly and completely the forms andthe path along which the child will acquire ever newerpersonal characteristics, drawing them from the social,the path along which the social becomes the individual.This means that the social situation is the source of indi�vidual development as a dialectical process of interrela�tions of the social and the individual.

The task here is not to provide a complete analysisusing a cultural�historical theoretical lens; an example isprovided to showcase how only one theoretical concept(SSD) is potentially used as an analytical tool to sup�port better understanding of the positions of these twoparents as portrayed in the data provided. This presentsa zooming out from the analysis and allows an openingof new layers and dimensions of data. In this particularcase the concept of SSD potentially allows viewing ofthe child's perspective followed by the socio�cultural,socio�economic and political contexts where the posi�tion of parents exist and finally the dialectics of changein the social role and the position of the parents.

Culturalhistorical analysis

Hedegaard and Fleer [10] propose three levels ofanalysis. The initial analysis is termed common senseinterpretation, based on the researcher's understandingof the interactions in the specific activity settings. Thesecond level of analysis is situated practice where "dom�inating motives, patterns of interaction, and problemscan be explicated" [10, p. 58]. The final level is the the�matic analysis, which includes the theoretical analysisand presupposes special analytical tools. In relation tothe data presented, the most appropriate tool for thisanalysis is the concept of the SSD.

Thematic analysis

According to Hedegaard and Fleer [10] the child'sperspective is set in the social situation which includesthe setting of the ECEC service, the demands from theeducator and the intention of the child focusing onmotives, realised through conflicts. Therefore, as an ana�

Irvine S., Davidson C., Veresov N., Adams M., Devi A. Lenses and Lessons: Using...Ирвин С., Дэвидсон К., Вересов Н., Адамс М., Деви А. Призмы концепций: опыт анализа...

Page 81: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

81

lytical tool, educators, parents and the child's data cometogether to present the child's perspective. The dataprovides some indication of the parent's perspective,which potentially supports our understanding of thesignificant differences between two SSD. As the SSD isa relation of the child and social reality, this providesthe possibility to infer the type of social situation thechild lives in. Parent 1 does not show an interest in thechild's life at the ECEC service ("pick him up and drophim off"); the child's voice is not heard ("So, if I don'thear anything, I assume everything is okay"); the parentis not interested in completing a service survey ("I don'tsee the need to do anything about it"). So, the data pro�vides some evidence of a particular type of SSD for thechild of Parent 1. In contrast, Parent 2's interview pro�vides some evidence different type of social situation.This parent is actively involved in activities in theECEC service ("if you're involved, you have some sortof say in how your kids...what's happening to them")and the parent believes it is beneficial to the child("They're more likely to treat your children different�ly"). So, the SSD of Parent 2's child is different; what ispotentially beneficial for the child is taken into account("I want to be able to shape their world").

Second, the concept of SSD allows the possibility toconsider the socio�cultural, socio�economic and politi�cal contexts. Analysing the data from this perspective, itbecomes clear that the position of the parent depends onthe context of their individual social situation, values,beliefs and previous experiences. While there is notenough data reflecting Parent 1's social context, it canbe inferred that this parent has difficulties in identifyinghis role as a parent using the service ("What do youmean, my role?"). The child's everyday life in the ECECservice is not his area of interest ("I'm looking after mylittle space"). Cooperation and consistent relations withthe service and educators is not the main interest ("I'mnot real keen on them"). Parent 1's vocabulary consistsof 'I' and reference to himself; it is inferred that this par�ent is basing his choice of service on what suits him,with little mention of the child.

With Parent 2, the data provides some indication ofa different context defining the role of the parent.Parent 2 takes responsibility for the child's learning anddevelopment in selecting the ECEC service ("one that Ithought would provide the best care, … the optimallearning experience"). Long�term relations with theeducators are an important component of the SSD ofthe child ("I get to know them (staff) really well, and sitdown and talk to them"). It is inferred that this may bethe result of a wider context of beliefs and responsibili�ties of parenthood ("Because it shows the kids that theirparents are interested in school and interested in whatthey're doing"). The importance and value of belongingto the community as a component of the cultural andsocial context is clearly indicated ("It involves all theparents and it provides a sense of community for peo�ple… community then helps kids"). The data provides anindication of a strong family context that informs theposition of Parent 2 ("…like you had your extended fam�

ily…. [today] they have to rely on next�door neighboursor friends … And kids grow up with the sense of belong�ing"). And finally, the data shows some indication of thesocio�economic context and beliefs of Parent 2("I believe that public schools can be just as good as pri�vate schools. It's the amount of interaction that parentshave with those schools").

The parent's position as a component of the SSD isnot stable, it has a history; it changes over time depend�ing on the changing context of the situation. The datadoes not provide any individual/family histories ofParent 1 and 2; however, there are some pieces, whichindicate the dynamics of the relationships betweenthese parents and their ECEC services. Thus, Parent 1describes briefly ("I always had a bit of a thing withchild care centres"). On the other hand, Parent 2's inter�view reflects some history of the relationship ("Weapproached all the staff and let them know. …And thenwe had a meeting… they had a meeting and put that tothe people who owned the centre"). Parent 2's vocabu�lary included the use of a "sense of community", "thechild's sense of belonging", "extended family", "next�door neighbours" which represents the collective "we"instead of individual "I". Participant 2 values parentalparticipation suggesting it will help the children to feelthe importance of attending school and respect it moreallowing the shaping of the child's world.

Findings and Discussion: LensesPhenomenography lens

Applying a phenomongraphic lens to the data illumi�nated five qualitatively different ways of experiencingthe role of parents in ECEC that are logically, and inthis case, hierarchically related. The categories ofdescription make visible all of the ways of experiencingthe role of parents in ECEC amongst this group of par�ents and similarities and critical differences between dif�ferent ways of experiencing this role. Critical differenceswere related to:

• whether parents perceived an ongoing role;• the motivation for parent participation (i.e. indi�

vidualistic or collective benefits);• the nature of the role of parents (i.e. passive, reac�

tive, proactive);• perceptions of personal responsibility and the

responsibilities of others;• perceptions of what constitutes parent participa�

tion.In phenomenography, the focus is on collective expe�

rience and the sum of the parts is seen to provide deep�er insight into the whole phenomenon of interest. Interms of practical application, the discernment of varia�tion and critical differences between ways of experienc�ing the same thing offers a foundation for learning [17].In this instance, this could be supporting parents tolearn more about the different roles they can play intheir child's ECEC service. In addition, teacher reflec�tion on the different ways of experiencing this role may

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 82: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

82

provide the basis for diverse strategies to optimiseparental participation while respecting variation inneeds and expectations.

Conversation analysis lens

The CA perspective highlights the ways that viewsprovided by research participants cannot be separatedfrom the interactional accomplishment of the researchinterview itself. That is, aspects of the interview orient�ed to by interviewer and research participant are inte�grally related to the topic under discussion. In this case,how parents talked with the interviewer about their roleas users of early childhood services produced differingaccounts of what counts as achieving quality child careservices. For one parent it was being able to take�for�granted that suitable care was being provided and forthe other it was interacting purposefully to bring aboutappropriate and differentiated care for her child.

Although an analysis has been provided from the CAperspective, to bring CA to bear more fully on datarequires closer attention to the original recordings. Thishighlights then that within qualitative research,researcher have very different ways of "working with"recorded data to develop transcripts, and hold differingperspectives on what are data and how to approach theiranalysis [7].

Culturalhistorical lens

The first finding from the data sets shows that thereare two different parental perspectives, which providevaried social situations for the children. Parent 1 usesthe term "I" consistently and analysis supports Irvine's[12] finding that he is an individual consumer. Parent 2consistently uses the term "we" and "community" andanalysis suggests she is a social activist. These differentparental perspectives afford different paths of develop�ment for each child. According to Vygotsky [26], thesetwo situations provide different developmental trajecto�ries where development is a dialectical process, as thesocial becomes the individual. However, it is not possi�ble to provide a conclusion concerning all of the dynam�ic changes that occur in the child's development, as thedata set is limited.

The second finding provides information regardingdifferent parental perspectives and their personal under�standing of roles in relation to using ECEC services.Drawing on the concept of the SSD allows considera�tion of the context of the parent's role and their positionwithin socio�cultural, socio�economic and political con�texts. Although the data does not provide a history ofthe changing positions for each parent, taking a culturalhistorical lens, it can be seen that the parent's positionas a component of the SSD changes over time depend�ing on the changing context. A cultural�historical theo�retical framework allows the researcher to look at thedata as dynamic in order to identify the changes, turn�

ing points and dramatic collisions in social relations andbetween social relations [25]. Instead of the classical"objects under study", cultural�historical theory pro�vides the system of analytical tools as "processes understudy" [27, p. 43]. Every social position has a history ofits becoming, the dialectics of present, past and thefuture.

Overall the SSD is an important concept in cultural�historical theory to analyse data in different socio�cul�tural, socio�economic contexts. The concept analysedtwo parents' different social positions in order to showtheir role and perspective in the same social context.

Conclusion: Lessons

The primary purpose of our research collaborationwas to learn more about each other's preferred researchperspective, while considering the benefits and chal�lenges of working with multiple research perspectiveson any given research project. So, what have welearned? Reflective of the findings of others [11; 24], ourwork together emphasises the idiosyncratic nature ofthe selected research perspectives, and how each per�spective shapes and influences the research process andoutcomes. The original application of a phenomeno�graphic perspective naturally influenced the questionsasked, the nature of the data collected and the analysesproduced. The challenge and limitations of 'retro�fit�ting' different research perspectives to an existing dataset became clear early in the collaboration and high�lighted the need for collaborative researchers to have ageneral appreciation of each other's approach. Forexample, while all of the research perspectives can workwith interview data, the lack of access to the originalaudio�recorded interviews and absence of more contex�tual information impeded the application ofConversation analysis and Cultural historical analysis.

As suggested by Abes [1], our collaboration has alsoenhanced our understanding of own research perspec�tives, including strengths, limitations and opportunitiesto improve our research. As Slaughter et al., [24] con�tend, collaborations such as this provide opportunity tobuild researcher capacity, that is, not to become instantexperts in each other's approaches but to gain newinsights into our own. For example, the Conversationanalysis provided a fine�grained analysis of the inter�view talk in interaction, emphasising the dialectic rela�tionship between the researcher and participant, inter�view questions and responses. Such analysis highlightsthe way that views provided in any research intervieware influenced by the way questions are asked andanswers received — verbally and non�verbally — andidentifies opportunities for improved interview tech�niques. In addition, working with data where we werenot involved in conception of the research project andcollection of data means we do not obtain the fullnuance of what and how conversations are manifestedpurely from the written form and therefore differentinterpretations occur.

Irvine S., Davidson C., Veresov N., Adams M., Devi A. Lenses and Lessons: Using...Ирвин С., Дэвидсон К., Вересов Н., Адамс М., Деви А. Призмы концепций: опыт анализа...

Page 83: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

83

Finally, while the focus of this investigation hasbeen the research process rather than the researchtopic, findings here demonstrate how different researchperspectives can work together to strengthen researchand to enhance understanding of a phenomenon ofinterest, such as the role of parents in ECEC. Whileapplying different 'width' lenses, and looking into thedata in search of different things, our shared findingsmake visible two different parental perspectives andprovide insight into how these parents understandtheir roles, responsibilities and relationship with theirECEC service. At the same time, different perspectives

raised new questions, for example, the influence of thebroader socio�cultural context of these families on chil�dren's learning and parent participation within theECEC service. To realise these benefits, our experiencepoints to the critical need for advance planning, carefulattention to the selection of the different research per�spectives and collection of shared data that fulfils thedistinct requirements of each approach. A critical suc�cess factor here is that all researchers commence with ageneral appreciation of each research perspective, andagree to respect and preserve the distinctive aims andfeatures of each perspective.

References

1. Abes E. Theoretical Borderlands: Using multiple theo�retical perspectives to challenge inequitable power structuresin student development theory. Journal of College StudentDevelopment, 2009. Vol. 50 (2), pp. 141—156.

2. Akerlind G.S. Variation and commonality in phenom�enographic research methods. Higher Education Research andDevelopment, 2005. Vol. 24(4), pp. 321—334.

3. Atkinson J.M., Heritage J. Jefferson's transcript nota�tion. In: Jaworski A., Coupland N. (eds.) The Discourse Reader.Routledge, London; New York, 1999, pp. 158—166.

4. Bowden J.A. Experience of phenomenographic research:A personal account. In Bowden J. (eds.) Phenomenography,RMIT Melbourne, 2000, pp. 47—61.

5. Burck C. Comparing qualitative research methodologiesfor systematic research: the use of grounded theory, discourseanalysis and narrative analysis. Journal of Family Therapy,2005. Vol. 27, pp. 237—262.

6. Collier D.R., Moffat L. and Perry M. Talking, wrestling,and recycling: An investigation of three analytical approachesto qualitative data in education research. Qualitative Research,2014, pp. 1—16. DOI: 10.1177/1468794114538896

7. Davidson C. Transcription: Imperatives for qualitativeresearch. International Journal of Qualitative Methods, 2009.Vol. 88(2), pp. 35—62.

8. Garfinkel H. Studies in ethnomethodology. Toronto,Prentice�Hall. 1967. 304 p.

9. Green J., Harker J. Multiple perspective analyses ofclassroom discourse. Norwood, N.J: Ablex PublishingCorporation, 1988. 360 p.

10. Hedegaard M., Fleer M. Studying Children: A Cul�tural�Historical Approach. New York: McGaw Hill OpenUniversity Press, 2008. 232 p.

11. Honan E., Knobel M., Barker C., and Davis B. Pro�ducing possible Hannahs: theory and the subject of research.Qualitative Inquiry, 2000. Vol. 6(9), pp. 9—32.

12. Irvine S. Parent conceptions of their role in EarlyChildhood Education and Care: A phenomenographic studyfrom Queensland, Australia. Doctoral thesis, Brisbane:Queensland University of Technology, 2005. 316 p.

13. Leontev A.N. Problems in the development of themind. Moscow, Russia: Progress, 1981. 419 p.

14. Marton F. Phenomenography: Describing conceptionsof the world around us. Instructional Science, 1981. Vol. 10,pp. 177—200.

15. Marton F. Phenomenography: A research approach toinvestigating different understandings of reality. Journal ofThought, 1986. Vol. 21, pp. 28—49.

16. Marton F. The structure of awareness. In Bowden J.A.(eds.) Phenomenography. Melbourne, RMIT, 2000, pp. 102—116.

17. Marton, F. Necessary conditions of learning. NewYork: Routledge, 2015. 324 p.

18. Nardi B. A. Studying context: A comparison of activitytheory, situated action models, and distributed cognition. InNardi B. (ed.) Context and consciousness: Activity theory andhuman/computer interaction. United States of America:Massachusetts Institute of Technology, 1996, pp. 69—102.

19. Patrick K. Exploring conceptions: Phenomenographyand the object of study. In Bowden J.A. (eds.) Phenomenog/raphy. Melbourne, RMIT, 2000, pp. 117—136.

20. Sacks H. Lectures on conversation. Jefferson G. (eds.).Oxford: Blackwell, 1995. 1520 p.

21. Sacks H., Schegloff E. A., Jefferson G. A simplest sys�tematics for the organization of turn�taking for conversation.Language, 1974. Vol. 50, pp. 696—735.

22. Schegloff E. Sequence organization in interaction: Aprimer in conversation analysis. Cambridge: CambridgeUniversity Press, 2007. Vol. 1. 318 p.

23. Schutz A. On phenomenology and social relations:Selected writing. Chicago; London: The University of ChicagoPress, 1970. 366 p.

24. Slaughter S., Dean Y., Knigh H., Krieg B. The Inevi�table Pull of the River's Current: Interpretations DerivedFrom a Single Text Using Multiple Research Traditions.Qualitative Health Research, 2007. Vol. 17(4), pp. 548—561.

25. Veresov N. Refocusing the lens on development: Towardsgenetic research methodology. In Fleer M.(eds.) Visual Methodolo/gies and Digital Tools for Researching with Young Children: Trans/forming Visuality. Switzerland, Springer, 2014, pp. 129—149.

26. Vygotsky L.S. The problem of the environment. In. vander Veer R. (eds.) The Vygotsky reader. Oxford: Blackwell,1994, pp. 338—350.

27. Vygotsky L. S. The collected works. New York:Plenum Press, 1997. Vol. 4. 294 p.

28. Vygotsky L. S. The problem of age. In: Vygotsky L.S.The Collected Works. New York: Plenum Press, 1998. Vol. 5,pp. 187—207

29. Wittgenstein L. Philosophical Investigations. Oxford:Basil Blackwell, 1968. 250 p.

30. Zimmerman J., Shunk D. Self regulated learning andacademic achievement theory, research and practice. NewYork, Springer. 1989. 288 p.

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 84: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

84

Призмы концепций: опыт анализа исследованияв области дошкольного образования с точки зрения

трех различных подходовС. Ирвин*,

Квинслендский технологический университет, Австралия,[email protected]

К. Дэвидсон**,Университет Чарльза Стёрта, Австралия,

[email protected]

Н. Вересов***,Университет Монаш, Австралия,

[email protected]

М. Адамс****,Университет Монаш, Австралия

[email protected]

А. Деви*****,Университет Монаш, Австралия,

[email protected]

В современных западных исследованиях сотрудничество между учеными ценится очень высоко, одна�ко для ученых, придерживающихся различных теоретических подходов, использовать эту активно разви�вающуюся в последнее время практику бывает затруднительно. Тем не менее, несмотря на все сложности,попытка проанализировать данные одного и того же исследования сквозь призму нескольких концепцийможет оказаться весьма полезным опытом. Авторы настоящей статьи, работающие в рамках разных подхо�дов, предприняли подобную попытку с тем, чтобы узнать чуть больше о научном мировоззрении и интер�претациях друг друга, нежели для того, чтобы вмиг стать экспертами по другим подходам. Анализируемыеданные представляют собой несколько интервью с родителями дошкольников, проведенных в рамках бо�лее крупного исследования, посвященного дошкольному образованию в Австралии. В статье приводитсяанализ фрагментов двух интервью с точки зрения трех различных подходов: феноменографии, конверса�ционного анализа и культурно�исторической теории. Результаты настоящей работы показывают, что ис�пользование сразу нескольких концептуальных «линз» для анализа данных позволяет не только по�разно�му их проинтерпретировать, но и увидеть сильные и слабые стороны этих интерпретаций, а также откры�вающиеся возможности. В статье утверждается, что практика сотрудничества между учеными, придержи�вающимися разных научных взглядов, обогащает их представления о разнообразных принципах и методахработы, расширяя возможности и повышая уровень и качество исследования.

Ключевые слова: дошкольный возраст, исследовательские позиции, феноменография, конверсаци�онный анализ, культурно�историческая теория.

* Сьюзен Ирвин, кандидат наук (PhD), колледж дошкольного детства, факультет образования, Квинслендский техноло�гический университет, Австралия. E�mail: [email protected] ** Кристина Дэвидсон, кандидат наук (PhD), старший преподаватель, колледж образования, факультет образования,Университет Чарльза Стёрта, Австралия. E�mail: [email protected]*** Николай Вересов, кандидат психологических наук, доцент, факультет образования, Университет Монаш, Австралия.E�mail: [email protected]**** Меган Адамс, аспирантка, Университет Монаш, Австралия. E�mail: [email protected] ***** Анамика Деви, аспирантка, кафедра дошкольного образования, Университет Монаш, Австралия. E�mail: [email protected]

Для цитаты:Ирвин С., Дэвидсон К., Вересов Н., Адамс М., Деви А. Призмы концепций: опыт анализа исследования в области до�школьного образования с точки зрения трех различных подходов // Культурно�историческая психология. 2015. Т. 11.№ 3. С. 75—85. doi: 10.17759/chp.2015110307

Irvine S., Davidson C., Veresov N., Adams M., Devi A. Lenses and Lessons: Using...Ирвин С., Дэвидсон К., Вересов Н., Адамс М., Деви А. Призмы концепций: опыт анализа...

Page 85: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

85

Литература

1. Abes E. Theoretical Borderlands: Using multiple theo�retical perspectives to challenge inequitable power structuresin student development theory // Journal of College StudentDevelopment. 2009. Vol. 50 (2). P. 141—156.

2. Akerlind G.S. Variation and commonality in phenom�enographic research methods // Higher Education Researchand Development. 2005. Vol. 24(4). P. 321—334.

3. Atkinson J.M., Heritage J. Jefferson's transcript notation.In: Jaworski A., Coupland N.(eds.). The Discourse Reader.Routledge. London; New York, 1999. P. 158—166.

4. Bowden J.A. Experience of phenomenographic research:A personal account. In: Bowden J. and Walsh. E. (eds.).Phenomenography. Melbourne: RMIT, 2000. P. 47—61.

5. Burck C. Comparing qualitative research methodologiesfor systematic research: the use of grounded theory. discourseanalysis and narrative analysis // Journal of Family Therapy.2005. Vol. 27. P. 237—262.

6. Collier D.R., Moffat L. and Perry M. Talking. wrestling.and recycling: An investigation of three analytical aProachesto qualitative data in education research // QualitativeResearch. 2014. P. 1—16. DOI: 10.1177/1468794114538896.

7. Davidson C. Transcription: Imperatives for qualitativeresearch // International // Journal of Qualitative Methods.2009. Vol. 88(2). P. 35—62.

8. Garfinkel H. Studies in ethnomethodology. Toronto:Prentice�Hall, 1967. 304 p.

9. Green J., Harker J. Multiple perspective analyses of classroomdiscourse. Norwood; N.J: Ablex Publishing Corporation, 1988. 360 p.

10. Hedegaard M., Fleer M. Studying Children: A Cultural�Historical Aproach. New York: McGaw Hill Open UniversityPress, 2008. 232 p.

11. Honan E., Knobel M., Barker C. and Davis B. Producingpossible Hannahs: theory and the subject of research //Qualitative Inquiry. 2000. Vol. 6(9). P. 9—32.

12. Irvine S. Parent conceptions of their role in EarlyChildhood Education and Care: A phenomenographic studyfrom Queensland. Australia. Doctoral thesis. Brisbane:Queensland University of Technology, 2005. 316 p.

13. Leontev A.N. Problems in the development of the mind.Moscow. Russia: Progress, 1981. 419 p.

14. Marton F. Phenomenography: Describing conceptionsof the world around us // Instructional Science. 1981. Vol. 10.P. 177—200.

15. Marton F. Phenomenography: A research aProach toinvestigating different understandings of reality // Journal ofThought. 1986. Vol. 21. P. 28—49.

16. Marton F. The structure of awareness. In: Bowden J.A.and Walsh E. (eds.). Phenomenography. Melbourne: RMIT,2000. P. 102—116.

17. Marton F. Necessary conditions of learning. New York:Routledge, 2015. 324 p.

18. Nardi B.A. Studying context: A comparison of activitytheory. situated action models. and distributed cognition. In:Nardi B. (ed.). Context and consciousness: Activity theoryand human�computer interaction. United States of America:Massachusetts Institute of Technology, 1996. P. 69—102.

19. Patrick K. Exploring conceptions: Phenomenographyand the object of study. In: Bowden J.A. and Walsh E. (eds.).Phenomenography Melbourne: RMIT, 2000. P. 117—136.

20. Sacks H. Lectures on conversation / Harvey Sacks;edited by Gail Jefferson; with an introduction by Emanuel A.Schegloff. Oxford: Blackwell, 1995. 1520 p.

21. Sacks H., Schegloff E.A., Jefferson G. A simplest sys�tematics for the organization of turn�taking for conversa�tion // Language, 1974. Vol. 50. P. 696—735.

22. Schegloff E. Sequence organization in interaction: Aprimer in conversation analysis. Vol. 1. Cambridge: Camb�ridge University Press, 2007. 318 p.

23. Schutz A. On phenomenology and social relations:Selected writing. Chicago; London: The University of ChicagoPress, 1970. 366 p.

24. Slaughter S., Dean Y., Knigh H., Krieg B. The InevitablePull of the River's Current: Interpretations Derived From aSingle Text Using Multiple Research Traditions // Qualita�tive Health Research. 2007. Vol. 17(4). P. 548—561.

25. Veresov N. Refocusing the lens on development:Towards genetic research methodology. In Fleer M. and Rid�gway A. (eds.). Visual Methodologies and Digital Tools forResearching with Young Children: Transforming Visuality.Switzerland: Springer, 2014. P. 129—149.

26. Vygotsky L.S. The problem of the environment. In. vander Veer R and Valsiner J. (eds.). The Vygotsky reader. Ox�ford: Blackwell, 1994. P. 338—350.

27. Vygotsky L.S. The collected works. Vol. 4. New York:Plenum Press, 1997. 294 p.

28. Vygotsky L.S. The problem of age. In: Vygotsky L.S.The Collected Works. New York: Plenum Press, 1998. Vol. 5.P. 187—207.

29. Wittgenstein L. Philosophical Investigations. Oxford:Basil Blackwell, 1968. 250 p.

30. Zimmerman J. and Shunk D. Self regulated learning andacademic achievement theory. research and practice. NewYork: Springer. 1989. 288 p.

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 86: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

86

Всовременной психологической литературе жиз�ненные смыслы рассматриваются как сложив�

шиеся превращенные формы жизненных отноше�ний, кристаллизованные в смысловой структуреличности, обеспечивающей регуляцию жизнедея�тельности субъекта (А.Г. Асмолов [1], Д.А. Леонтьев[9]). В эмпирических исследованиях в большинствеслучаев они представляются либо как независимыеот сознания субъекта мотивационные регуляторыего жизнедеятельности, либо как ценностно�идеоло�гические предуготовленные конструкты, к которымсубъект обращается для обоснования своих дейст�вий и которые скорее отражают идеологическое полеобщественного сознания, чем действительные жиз�ненные смыслы личности. В обоих случаях методо�

логической основой исследований выступает субъ�ект�объектная онтология, приводящая к разрывудвух модусов существования жизненных смыслов:сознания и жизнедеятельности. В тени исследова�ний остаются феноменологический и событийныйаспекты проблемы, первый из которых связан с во�просом о том, каким образом субъект сознания по�средством рефлексивной деятельности конституи�рует для себя жизненные смыслы, решая «задачу насмысл» (А.Н. Леонтьев [8]), и делает их реальнымирегуляторами своей жизни, решая «задачу на жизнь»(М.Ш. Магомед�Эминов [11]). Второй аспект связанс вопросом «Каким образом человек может высту�пить не только как участник жизненных отношений,в которые он непосредственно включен, но как субъ�

Решение задачи на смысл сновидения как методисследования осознания жизненных смыслов

В.С. Кубарев*,Омский государственный технический университет (ОмГТУ), г. Омск, Россия,

[email protected]

Культурно�историческая психология2015. Т. 11. № 3. С. 86—99doi: 10.17759/chp.2015110308ISSN: 1816�5435 (печатный)ISSN: 2224�8935 (online)© 2015 ГБОУ ВПО МГППУ

Cultural�Historical Psychology 2015. Vol. 11, no. 3, рр. 86—99doi: 10.17759/chp.2015110308

ISSN: 1816�5435 (print)ISSN: 2224�8935 (online)

© 2015 Moscow State University of Psychology & Education

Для цитаты:Кубарев В.С. Решение задачи на смысл сновидения как метод исследования осознания жизненных смыслов // Куль�турно�историческая психология. 2015. Т. 11. № 3. С. 86—99. doi: 10.17759/chp.2015110308

* Кубарев Вячеслав Сергеевич, старший преподаватель, факультет гуманитарного образования, кафедра психологии труда иорганизационной психологии, Омский государственный технический университет (ОмГТУ), г. Омск, Россия. E�mail:[email protected]

ЭМПИРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯEMPIRICAL RESEARCH

В статье представлены результаты качественного психотехнического исследования процесса ос�мысления человеком своей жизни. Основное внимание в нем сосредоточивается на раскрытии рефлек�сивных механизмов осознания жизненных смыслов, что является конкретизацией и развитием иссле�дований смысловых образований личности в русле культурно�деятельностного подхода. Для этогоприменяется метод решения задачи на смысл сновидения, являющийся операционализацией методапродуктивной амплификации сознания. Он позволяет исследовать не сложившиеся содержания жиз�ненных смыслов, доступных для интроспективного описания, а конструктивную деятельность созна�ния, посредством которой жизненные смыслы конструируются. Результатом применения этого методаявляется построение эмпирической модели рефлексивной деятельности, осуществляемой в процессеосознания жизненных смыслов, и содержательная реконструкция рефлексивной деятельности по ос�мыслению человеком своей жизненной ситуации.

Ключевые слова: бессознательное, осознание, рефлексивная деятельность, жизненный смысл, сно�видения, первичные символы, решение задачи на смысл.

Page 87: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

87

ект личностного пути (Д.А. Леонтьев [10]), способ�ный занимать рефлексивную позицию к жизни в це�лом (С.Л. Рубинштейн [17]), переосмыслять ее, из�менять сложившуюся систему отношений с миром исмысловые структуры, в которых они преломляют�ся?». Проблема заключается в том, что авторы эмпи�рических исследований жизненных смыслов теоре�тически формулируя императив о том, что человексам созидает смысл, нераскрытым оставляют вопросо том, как это происходит, каким образом субъектпривносит в свою жизнь смысл. Вместе с этим обхо�дят стороной и смыслообразующую деятельность со�знания, превращая человека лишь в участника, но неактивного субъекта собственной жизни. Эти упуще�ния и подтолкнули нас к поиску нетрадиционныхметодов исследования жизненных смыслов.

Метод исследования

В большинстве современных исследований жиз�ненных смыслов, описанных как в отечественной, таки зарубежной литературе, применяются классичес�кие психодиагностические опросники, опирающиесяна наивные представления людей о себе и своей жиз�ни, получаемые с помощью интроспективных описа�ний. В одних из них имплицитно допускается, что че�ловека достаточно только спросить и он, так сказать,бесхитростно расскажет о своих жизненных смыслах,которые для этого уже предуготовлены. В результате,последние сводятся к содержанию предметной кар�тины сознания, которая ко всему прочему перемеша�на с современным идеологическим дискурсом о гума�нистических ценностях, свободе, демократии илипросто расхожими стереотипами. Таким образом, ис�следователи получают, скорее, обобщенное содержа�ние идеологического поля, чем реконструируют дей�ствительные жизненные смыслы человека. В других,стандартизированных тест�опросниках, исследуютсяструктуры жизненных смыслов в отрыве от их субъ�ективного содержания (личностного смысла и реше�ния задачи на смысл), что значительно уменьшает ихпрактическую ценность.

Мы предлагаем исследовать процесс осмысленияжизни посредством метода продуктивной амплифи�кации сознания (А.А. Пузырей [15]), конкретизаци�ей которого выступает феноменологическая работасо сновидениями. Метод предполагает следующиеключевые особенности, отличающие его от обычноприменяемых методов исследования жизненныхсмыслов.

1. Жизненные смыслы исследуются в процессе ихстановления. С точки зрения классиков отечествен�ной психологии (Л.С. Выготский [4], П.Я. Гальперин[6]), реальные психические механизмы, а не внеш�няя форма их проявления, доступны для исследова�ния только тогда, когда изучаемый психологическийфеномен находится в процессе развития.

2. Развитие носит искусственный, психотехниче�ский характер. В этой связи применяемый нами ме�

тод продуктивной амплификации сознания (вслед заЛ.Ф. Обуховой [14] его можно обозначить как «ме�тод экспериментально вызванного генезиса психиче�ских процессов») предполагает, что мы внутри наше�го исследования посредством работы со сновидения�ми инициируем смыслообразующую работу личнос�ти, ставя наших респондентов в ситуацию решениязадачи на смысл жизни, т. е. ситуацию осознания, на�правленного на переоценку значимости существую�щих жизненных отношений и актуализацию новыхсмысловых контекстов жизни. Говоря о психотехни�ке, важно подчеркнуть, что она основана не на интро�спекции, т. е. наивной рефлексии, а на феноменоло�гической рефлексии, опосредованной знаково�сим�волическими образованиями (в нашем случае снови�дениями). То есть наши респонденты реконструиру�ют для себя жизненные смыслы не через их непо�средственное описание, но опосредованно анализомсновидений и перенесением его результатов на жиз�ненную ситуацию.

3. Предметом исследования выступает сама дея�тельность осознания, а не ее результат. В этом планемы применяем принцип деятельностной опосредо�ванности содержаний сознания А.Н. Леонтьева с тойразницей, что нами берется не предметная, а рефлек�сивная деятельность. Мы исследуем не просто изме�нение содержания жизненных смыслов в процессеработы со сновидениями (или как это обычно дела�ется — в онтогенетическом срезе), но то, каким обра�зом человек посредством рефлексивной деятельнос�ти конституирует для себя жизненные смыслы, ре�шая задачу на смысл. Применяемый нами метод поз�воляет исследовать то, как субъект сознания осуще�ствляет эту конструктивную работу смыслообразо�вания.

Как мы сказали, операционализацией описанноговыше метода исследования является метод феноме�нологической работы со сновидениями, которыйпредполагает следующие особенности.

1. Основным «инструментом» работы является неинтерпретация, которая бы объясняла причину техили иных проблем человека, а «активное слушание»,проникновение в смысл переживания, возникающе�го в связи с теми или иными образами сновидения исновидением в целом. Образы рассматриваются какединицы переживания, высвечивающие его смысл.Под смыслом в данном случае понимается не некоеобъективное содержание, как бы заранее закреплен�ное за теми или иными образами сновидения, но «це�лостное видение проблемной ситуации» [3] и себякак ее субъекта, своего способа жизни. В этой связиосновной задачей феноменологической работы яв�ляется амплификация переживания. Отметим, чтоамплификация переживания содержит в себе, в томчисле, и интерпретацию, но она заключается не вприписывании причин тем или иным переживаниямчеловека, но в реконструкции целостной структурыпереживания, связывании ее отдельных элементов(например, смыслов отдельных образов сновидения)в целостную структуру (сюжет). Эта структура, пе�

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 88: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

88

ренесенная на жизненную ситуацию, и предстает вкачестве миропроекта (Л. Бинсвангер) человека,структуры жизненного смысла, способа его бытия.

2. Как отмечают Т.М. Буякас и С.А. Попов, «…фе�номенологический подход предполагает иной способпонимания сновидений, когда предполагается, чтосновидец — единственный, кто может понять свойсон, и психолог лишь помогает ему понять язык соб�ственного бессознательного» [3, с. 67]. В этом кон�тексте задачей психолога является не экспертнаяоценка содержания сновидения, но сопровождение иинициация рефлексивной работы сновидца, опосре�дованно которой он сам для себя, исходя из чувства«имманентной сознанию очевидности» [3], реконст�руирует действительную реальность своей «внут�ренней» жизни. Действительными являются те«языковые манифестации миропроектов» (Л. Бин�свангер [13]), которые вызывают у человека внут�ренний отклик, возникающий тогда, когда человекдля себя восстанавливает контексты и смысловыесвязи, позволяющие ему решить задачу на смысл.

3. Феноменологическая работа со сновидениямиосуществляется опосредованно и в пространстве диа�лога и представляет собой, говоря словами М.М. Бах�тина [2], диалогическую, а не монологическую формупознания (в нашем случае — самопознания). В этомконтексте мы можем сказать, что это совместная ра�бота психолога и клиента, в которой конституирует�ся целостное видение проблемной ситуации.

Используемый нами метод исследования следуетотличать от традиционного клинического исследова�ния. Последний предполагает постановку «диагноза»и проверку эффективности того или иного методавоздействия с использованием контрольных групп.В нашем случае мы не оцениваем эффективность ме�тода работы со сновидениями. Мы его применяем какметод исследования и одновременно инициированияпроцессов смыслообразования, как метод постановкизадачи на смысл, опираясь в данном случае на прин�цип развития Л.С. Выготского: исследование высшихпсихических функций возможно только тогда, когдаони находятся в процессе развития, но не в уже состо�явшейся форме. В этом контексте исследование раз�вития или трансформации жизненных смыслов ис�пользуется нами как метод общей психологии(П.Я. Гальперин [6]). Специфика нашего исследова�ния относительно классического понимания этогометода заключается в том, что развитие мы рассмат�риваем не как естественное событие, происходящее вжизненном мире и инициированное жизненной ситу�ацией человека, а как искусственное событие созна�ния, инициированное психотехникой феноменологи�ческой работы со сновидениями. Наше исследованиепо форме близко классическим исследованиям меха�низмов творческого мышления, в которых исследова�тель имел дело в первую очередь с живым опытом ре�шения творческих задач, опытом, опосредованнымдиалогом и феноменологическими описаниями. В от�личие от задач для мышления, в нашем случае мыимеем дело с решением задачи на смысл (А.Н. Леон�

тьев [8]). Нас интересует живой опыт осмысления че�ловеком своей жизни опосредованно анализом своихсновидений.

В чем, собственно, состоит «задача на смысл» вфеноменологической работе со сновидениями? Рес�пондентам необходимо, во�первых, на основе смыс�лового содержания отдельных образов сновиденияпостроить целостную картину и обобщить эти со�держания, выделив в них определенную структуру,выраженную сюжетом сновидения. Во�вторых, пе�ренести эту структуру на свою жизненную ситуа�цию, т. е. осмыслить последнюю. Два этих аспектавзаимосвязаны, так как «перенести» предполагает«обобщить и построить целостное видение», а по�нять смысл сновидения — перенести его на жизнен�ную ситуацию, объективировав определенные фор�мы жизнедеятельности субъекта, символизирован�ные этим сновидением. Как отмечает К.Г. Юнг,смысл и значение сновидения проявляется «…толь�ко в ходе интеграции их в личность как целое — т. е.в тот момент, когда человек задумывается не тольконад тем, что они значат, но и над их нравственнымитребованиями» [21, с. 14]. В пространстве полюсовобобщения/перенесения и разворачивается рефлек�сивная деятельность по решению задачи на жизнен�ный смысл.

Психотехническая процедура исследования

1. Респондент рассказывает сновидение, котороеон хотел бы проанализировать, а аналитик подробноего записывает, уточняя различные его аспекты с це�лью прояснения сюжета.

2. Аналитик ставит перед респондентом задачи,целью которых является феноменологическое описа�ние впечатления, возникшего в связи со сновидени�ем: а) описать впечатления, которые были вызванысновидением, так сказать, эмоциональный осадоксновидения, испытываемый при пробуждении рес�пондента; б) представить сновидение в целом как не�кую динамическую картинку, сконцентрироваться наней и описать те впечатления, которые возникают уреспондента в связи с этой «картиной»; в) попытать�ся выразить смысловую структуру впечатления и от�ветить на вопрос «О чем повествует сновидение?».

3. Психологом совместно с респондентом выделя�ются символические единицы сновидения (персонажи,предметы, топологические единицы и т. д.), осуществ�ляется фокусировка на переживаниях, вызываемыхэтими единицами (респондент описывает пережива�ния, возникающие в связи с тем или иным образом сно�видения), и производится речевая реконструкциясмыслового содержания этих переживаний (работа свпечатлениями). Реконструкция заключается, с однойстороны, в рассмотрении символических единиц какобразов, выражающих, «рассказывающих» некийсмысл, который, с другой стороны, выступает либоструктурой того или иного образа жизни (бытийногоакта), либо сторонами феноменального субъекта. Та�

Кубарев В.С. Решение задачи на смысл сновидения как метод исследования...Kubarev V.S. Solving the Task of Finding the Meaning of Dreams as a Method...

Page 89: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

89

кая форма реконструкции представляет собой вариант«синтетического толкования» К.Г. Юнга [20].

4. Построение респондентом внутренне связанно�го рассказа о происходящем жизненном процессе,выражаемом в сновидении, с опорой на извлеченныесмысловые единицы, и объединение их в соответст�вии с сюжетом сновидения (самостоятельная интер�претация респондента). В конечном счете, респон�дент должен построить рассказ о происходящем ипредложить ответ на следующий вопрос: «О чем по�вествует сновидение (т. е. реконструкция целостногосюжета), и какое это имеет отношение к происходя�щему в его жизни?».

5. Совместная работа аналитика и респондента попостроению смысла сновидения с учетом рассогла�сований, которые были обнаружены аналитиком напредыдущем этапе работы. Задачей психолога наэтом этапе является отображение для респондентавербализованной им смысловой структуры и обра�щение его внимания на несовпадения реконструиру�емого им смысла с сюжетом сновидения или выпаде�ние из интерпретации смыслового содержания техили иных образов сновидения.

Анализ и обсуждение результатовисследования осознания жизненных

смыслов методом решения задачина смысл сновидения

Итак, наше эмпирическое исследование предпо�лагает два взаимосвязанных аспекта: а) сновидения,в которых символизированы жизненные смыслы ин�дивида и их смыслообразующая динамика; б) дея�тельность осознания, посредством которой индивиддля себя реконструирует символизированные в сно�видениях жизненные смыслы, решая задачу насмысл. В связи с ограниченным объемом статьи у наснет возможности в полной мере изложить результа�ты исследования первого аспекта (подробное описа�ние его результатов см.: В.С. Кубарев [7]). Ограни�чимся лишь описанием результата, который непо�средственно касается исследования собственно ре�флексивной деятельности, осуществляемой респон�дентом для решения задачи на смысл. Исследованиесмыслообразующей динамики личности, выражен�ной в сюжетах сновидений, проводилось на материа�ле 125 сновидений, составляющих серии (сессии) по7—8 сновидений, последовательно приснившихсяучаствующим в исследовании респондентам (N=16,в возрасте 23—33 лет). Мы обнаружили, что измене�ние образно�символического содержания сновиде�ний в процессе феноменологической работы с ними(т. е. в процессе психотехнической сессии) имеет не�случайный, статистически�закономерный характер иможет быть представлено в виде последовательноразворачивающихся этапов смыслообразования.

1. Проблематизация (первое—третье сновидения),высвечивающая недостаточность наличной смысло�вой структуры жизни респондента: проблематизиру�

ющая структура сновидения заключается в том, чтопроисходящее в его сюжете приводит сновидца, какодного из персонажей сновидения, к неудовлетворяю�щему его результату или сам сюжет помещает сновид�ца в неприятные ситуации, из которых он бы хотелвыбраться, но у него не получается или получается несовсем то, чего бы он хотел; сновидение оставляет не�гативный эмоциональный осадок, а его образы выра�жают отрицательные смыслы, сталкивая человека сего проблемой, которую он предпочел бы не замечать.

Например, респонденту Рома снится (второе сно�видение сессии), что он проходит собеседование поустройству на работу. Собеседование проводят муж�чины пожилого возраста. Отвечая на их вопросы, Ро�ма обнаруживает, что его ответы им не интересны.В результате он испытывает замешательство и не�удовлетворенность, так как оказывается, что от негождут иных ответов, чем те, которые он дает.

2. Актуализация новой структуры (четвертое—шестое сновидения), компенсирующей недостаточ�ность старой и конституирующая внутреннее проти�воречие: актуализирующая структура сновиденияпредставлена в его сюжете в виде двух рядов обра�зов, один из которых помещает сновидца в неприят�ные ситуации и переживания, связанные с проблем�ным состоянием, от которого он хотел бы избавить�ся, а другой представлен новыми образами, которые,наоборот, вызывают положительные переживания исвязываются с полноценным состоянием, в которомсновидец хотел бы оказаться; сюжет сновидения раз�ворачивается как переход от одного ряда и его топо�логии к другому: от проблемного состояния к полно�ценному (возможно, с обратным возвращением).

Например, респондентке Ане (четвертое сновиде�ние сессии) снится следующее сновидение: «Я подо�шла к панельной девятитиэтажке, и там было два лиф�та. Я зашла и поднялась на девятый этаж в маленькомгрязном лифте. Мне было страшно, так как пол был не�устойчивым. Я поднялась и спустилась, но выхода немогла найти. Я увидела рядом в другом крыле другойлифт. Лифт очень просторный и комфортабельный.Он поднимается наверх, и я захожу к Саше (моей по�друге) в квартиру, в которой лежит черная, свернувша�яся в калач змея. Она ее растоптала и выбросила». Двалифта связывались Аней с двумя различными способа�ми жизни, первый из которых был характерен для неедо настоящего времени, а второй — тот более полно�ценный способ, который она ищет.

3) возникновение новой полноценной структурыжизненного смысла и ее присвоение (седьмое—вось�мое сновидения): выражается в сновидениях, которыенесут яркий положительный эмоциональный зарядили даже пиковое переживание; его образы представ�лены в виде праздничных событий, в которых участ�вует сновидец, ситуаций разрешения проблемы, при�носящего сновидцу чувство облегчения; очень частотакие сновидения заканчиваются тем, что сновидецнаходит какой�то свой путь и ступает на него; этотэтап отображает переход личности на новый уровеньсуществования, в новое более целостное состояние.

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 90: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

90

Например, респондентке Наталье снится (вось�мое, последнее, сновидение сессии), что она находит�ся в большом «очень развитом» городе, в котором«сконцентрированы все профессиональные деятель�ности» и хочет попасть на другую его часть. «Этоможно сделать только через водоем, который в са�мом городе и находится, буквально тут же, рядом снебоскребами. Водоем большой, круглый, скореевсего, озеро, но берегов не видно. Странно, что он какбудто не тронут цивилизацией, природный такой,нет по берегам никаких строений, нет рядом людей.Над водоемом есть мост, по которому можно пройти.Но он «…ненадежный, шаткий, нужно быть оченьумелым, чтобы пройти по нему и не упасть в воду. Помере движения я понимаю, что не смогу по этомумосту пройти, что мне нужен другой путь. И вдругвспоминаю, или открываю, что можно и по�другомупопасть на другую часть суши. По самой же суше.Почти вокруг озера. Это будет намного дольше, ноэто мой, выбранный мною путь. Мне так спокойнее,надежнее, увереннее. Я знаю, что дойду. И я ухожуот моста, отправляюсь по своему пути».

Выделенные этапы смыслообразования выступи�ли для нас одной из независимых переменных прианализе характера изменений рефлексивной активно�сти в процессе психотехнической сессии (другой пе�ременной является совместное понимание психоло�гом и респондентом смысла сновидения). Объектомисследования выступили письменные транскрипты,представляющие собой стенограммы, в которых отра�жено самостоятельное (4�й этап описанной выше пси�хотехнической процедуры) и совместное с психоло�гом (5�й этап описанной выше психотехнической про�цедуры) решение задачи на смысл сновидения.

Напомним, собственно задача для респондентовсостояла в том, чтобы на основании смыслового со�держания отдельных образов сновидения (полученына 3�м этапе психотехнической процедуры) постро�ить целостный смысл и посредством него осмыслить

свою жизненную ситуацию, т. е. ответить на вопрос«О чем повествует сновидение (т. е. реконструкцияцелостного смысла сюжета), и какое это имеет отно�шение к происходящему в жизни?». Общий объемисследовательского материала составил 289 фраг�ментов текста.

Для того чтобы исследовать собственно рефлек�сивную деятельность, посредством которой респон�денты решали задачу на смысл сновидения, нами былреализован следующий алгоритм: а) на основаниистенограмм, в которых фиксировалось понимание(вербальная реконструкция) респондентами смысласновидения, разрабатывалась эмпирическая модельрефлексивной деятельности, отображающая различ�ные формы рефлексивной активности, которые ис�пользовали респонденты в процессе решения задачина смысл сновидения (табл. 1); б) производиласьклассификация фрагментов текста каждого респон�дента в соответствии с разработанной моделью истроилась общая матрица рефлексивной активности(классификация проводилась с помощью метода экс�пертной оценки); в) проводился анализ характера ре�флексивной активности на разных этапах смыслооб�разования (т. е. характер ее изменения на протяжениипсихотехнической сессии); г) производился сравни�тельный анализ характера рефлексивной активностив письменных транскриптах (стенограммах), содер�жащих попытку самостоятельного понимания смысласновидения (4�й этап психотехнической процедуры)и письменных транскриптах, содержащих пониманиесмысла сновидения после совместного с психологомего обсуждения (5�й этап психотехнической процеду�ры). Отметим, что единицей исследования выступалине отдельные слова в письменных транскриптах рес�пондентов, но фрагменты текста, в которых выража�лась та или иная форма рефлексивной активности.В зависимости от объема фрагмента относительно об�щего объема текста ему приписывался тот или инойкоэффициент (табл. 2).

Субъекты рефлексии Рефлексивные действия Рефлексивные операции1. Субъект сновидения 1. Объективация смыс� 1. Реконструкция содержания смысловых единиц сновидения в

ловой структуры сюжета логике сюжетасновидения 2. Объективация ключевого содержания сновидения (идея сюжета)

3. Объективация содержания проблемной ситуации субъектасновидения

2. Символизация отно� 1. Введение контекста для символизациишений с Собой 2. Прямая проекция на жизненную ситуацию проблемной ситуа�

ции субъекта сновидения3. Объективация недостаточного способа бытия в контексте воз�можности его изменения4. Конституирование смыслового противоречия (переход недоста�точность—полноценность)5. Актуализация новой структуры личности и объективация еесмыслового содержания

2. Субъект самотранс� 3. Смысловая трансфор� 1. Смысловая переоценка (переоценка значимости существующихформации мация смысловых ориентиров)

2. Смысловая инверсия (выделение внешней мнимой и внутрен�ней действительной сторон смысловой структуры)

Т а б л и ц а 1Эмпирическая модель рефлексивной деятельности

Кубарев В.С. Решение задачи на смысл сновидения как метод исследования...Kubarev V.S. Solving the Task of Finding the Meaning of Dreams as a Method...

Page 91: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

91

Субъекты рефлексии Рефлексивные действия Рефлексивные операции4. Возникновение конф�ликта и сопротивлениеизменениям5. Проблематизация 1. Осознание недостаточного способа бытия как непреодоленногоспособа бытия прошлого (прошлое—настоящее)

2. Описание недостаточности существующего (наличного) способабытия индивида (настоящее)3. Разотождествление с проблемой и возможность перехода к но�вой форме (прошлое—будущее)

6. Переживание измене� 1. Описание изменения эмоционального состоянияния содержаний сознания 2. Экзистенциальное переживание происходящих изменений

3. Субъект осмысления 7. Рефлексия измененно� 1. Рефлексия произошедшего изменения содержания сознанияго содержания сознания 2. Соотнесение смыслового содержания различных сновидений8. Изменение смыслового 1. Обнаружение нового смыслового контекста жизненной ситуацииконтекста жизненного 2. Осмысление в новом смысловом контексте своего поведения имира содержания жизненных отношений

3. Чувство присутствия нового смыслового горизонта, нового го�ризонта опыта

4. Субъект жизни 9. Перенесение содержа� 1. Планирование способа реализации смысловой матрицыния в практику себя 2. Артикуляция смысловой матрицы10. Конституирование 1. Осознание необходимости жизненных перемен (новой практикисебя в качестве субъекта себя), но неспособность к их реализациижизни 2. Самоопределение на преодоление недостаточности

3. Осознание себя субъектом практики себя

Т а б л и ц а 2Пример классификации фрагментов текста в соответствии с эмпирической моделью рефлексивной активности

Классификационный параметр и его содержание КоэффициентСамостоятельное Символизация отношений с Собой: конституирование смыслового противоречия 0,5понимание смысла Основная тема — это отношение мужского и женского. Эти отношения, с однойсновидения стороны, рассматриваются как подчинение женского мужскому (и это мне нра�

вится в сновидении, есть в этом моя потребность в проявлении этого женского,я к этому тянусь), а с другой стороны, есть противоположные отношения, гденет социальных ролей и форм, а просто, не знаю, эротическая привязанность.Одна тема выделяется, что женское по отношению к мужскому выступает какреагирование мужчины на тебя как на женщину. Это и в приготовлении, и вофлирте. Это озлобленная и нереализованная женщина, с одной стороны, а сдругой стороны, капризная меленькая волюнтариста, это то, что не дает пол�ностью раскрыться. Старшего брата не могу понять. Он так присутствует, что яне могу понять какие с ним отношения. Что я от этого хочу. И он меня пригла�шает сесть в машинуСмысловая трансформация: смысловая переоценка 0,3Я не могу понять и мне не нравится позиция женщины с точки зрения внешнихее проявлений (например, бытовое). Но, с другой стороны, получается, что этои делает женщину женщиной. Я не понимаю, хочу я этого или не хочу. Вообще,«я этого никогда не хотела». Это для меня «пещерная женщина», «наложницагосподина». Я не так считаю, но я к этому тянусь. Как я могу поверить и по�думать, что…Возникновение конфликта между смысловой структурой сознания индивидаи смысловой структурой сновидения (сопротивление изменениям) 0,2Тогда я должна отмести все мужское и женское как таковое, если это есть забо�та о другом человеке, если это есть именно такие отношения. Я такого не хочу.Я хочу другое, третье. Получается, что если разделить мужчин и женщин и по�селить их на разные острова, то они окажутся и не раскрыты никогда!? Но я непонимаю, что он дает, мужчина! Это противоречит всему, что я до этого видела.Я практически не понимаю, как это...

Понимание смысла Возникновение конфликта между смысловой структурой сознания индивидасновидения после и смысловой структурой сновидения. Сопротивление изменениям 0,1его обсуждения с Ты знаешь, это совершенно другое видение. Я это не понимаю. Нет, я понимаю,психологом вспоминая все свои переживания, но у меня вот этот...

Перенесение измененного содержания сознания в практику себя: планирование способа реализации практики себя 0,3Ну я с удовольствием попробую, ведь этот вопрос всегда присутствовал, нопрактика показывает, что веду себя я совсем по�другому. Конечно, это очень

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 92: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

92

После того, как с помощью метода экспертнойоценки была проведена классификация фрагмен�тов, все письменные транскрипты были распределе�ны на три группы, соответствующие выделеннымвыше этапам смыслообразования (проблематиза�ции, актуализации и присвоения). Далее исследова�лось изменение характера рефлексивной активнос�

ти при переходе от одного этапа смыслообразова�ния к другому. Применение непараметрическогокритерия Крускала�Уоллиса показало статистичес�ки значимые изменения направленности рефлек�сивной деятельности на трех ее уровнях (уровне ре�флексивных операций, рефлексивных действий иуровне субъектов рефлексии).

Классификационный параметр и его содержание Коэффициентпривлекательно, но я это сразу же обрубаю. Я думала раньше обо всех смыслах(думала об этом, думала об этом, думала об этом), обнаруженных в этом снови�дении. Но о том, чтобы вообще попробовать — я никогда не думала. И я сейчасрада все это попробовать, была бы возможностьСмысловая трансформация: смысловая переоценка 0,5То есть обо всех этих элементах я так или иначе думала, и они все сводились ктому, что, во�первых, разница между мужчиной и женщиной сугубо анатомиче�ского плана, во�вторых, все эти проявления женского и мужского — это сугубосоциальные формы и не более (там нет ничего женственного и мужеского). И навсем этом я ставила точку, и ни разу не было варианта, что надо попробовать,почувствовать. Нет, варианты были, что это можно попробовать, но о том, чтоэто хорошо и что из этого можно извлекать пользу, пробовать и не парится па�раллельно, что это вопросы слабости, вопросы примитивного человека и вообщепо�другому это воспринимать, такого не было никогдаИзменение смыслового контекста жизненного мира индивида: осмысление вновом смысловом контексте своего поведения и содержания жизненныхотношений 0,07Как же я методично убеждала Женю, что не нужно ко мне относиться как кженщине. Прямо вообще...Переживание изменения содержания сознания: описание изменения эмоционального состояния 0,03Чувствую сейчас себя хорошо, аж плакать хочется

Т а б л и ц а 3Общая картина динамики осознания жизненных смыслов на протяжении

психотехнической сессии

Уровни рефлексии Параметры, имеющие в процессе Параметры, имеющие в процесседеятельности психотехнической работы статистически психотехнической работы статистически

осознания значимую тенденцию к снижению значимую тенденцию к увеличениюсвоих показателей своих показателей

1) Рефлексивные 1) прямая проекция содержания сновидения на 1) Актуализация новой структуры личности иоперации жизненную ситуацию (Н=10,7***); 2) смысло� объективация ее смыслового содержания

вая переоценка (Н=7,98*); 3) описание недоста� (Н=13,7***); 2) рефлексия произошедшего из�точности существующего (наличного) способа менения содержания сознания (Н=16,2***);бытия индивида (Н=18,5***); 4) описание из� 3) осознание себя субъектом практики себяменения эмоционального состояния (Н=9,07**) (Н=7,04*), 4) чувство присутствия нового гори�

зонта опыта (U=2,07*)Общая Объективация существующей смысловой струк� Рефлексия опыта самопознания и обращение кнаправленность туры жизни в контексте ее трансформации и возможности нового жизненного опыта, субъек�

проблематизации том которого человек себя осознает2) Рефлексивные 1) «смысловая трансформация» (Н=8,71**); 1) «рефлексия изменения содержаний созна�действия 2) «проблематизация способа бытия индивида» ния» (Н=12,74***); 2) конституирование себя в

(Н=12,39***) качестве субъекта жизни (Н=5,76*)Общая Критическое осмысление способа жизни и пе� Извлечение опыта самопознания (критическойнаправленность реоценка смысложизненных ориентаций переоценки существующих смысложизненных

структур) и готовность к изменению сложивше�гося способа жизни

3) Субъекты Субъект самотрансформации (Н=17,47***) Субъект осмысления (Н=11,65***)рефлексииОбщая 1. Переосмысление и переоценка смысложиз� Рефлексия изменения содержаний сознания инаправленность ненных ориентиров, вызывающие деятельность осмысление в новом смысловом контексте свое�

переживания го жизненного мира

Примечание: уровни значимости: «*» — p = 0,05; «**» — p = 0,01; «***» — p = 0,001.

Кубарев В.С. Решение задачи на смысл сновидения как метод исследования...Kubarev V.S. Solving the Task of Finding the Meaning of Dreams as a Method...

Page 93: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

93

Исходя из табл. 3, динамику осознания жизнен�ных смыслов, происходящую на протяжении психо�технической сессии можно представить как последо�вательное решение респондентом ряда следующихрефлексивных задач: 1) критическое переосмысле�ние способа жизни и переоценка существующихсмысложизненных ориентаций, инициирующие дея�тельность переживания по перестройке структурыжизненных отношений; 2) извлечение опыта само�познания: обобщение опыта критического пересмот�ра и переоценки смысложизненных ориентиров,произошедшего на предыдущем этапе психотехниче�ской работы; 3) осмысление жизненной ситуации,заключающееся в переносе измененной структурысознания (новых или измененных смысложизнен�ных ориентаций) на смысловую структуру жизнен�ного мира, что вносит в жизнь новый смысловойконтекст, позволяя видеть ее в новом свете и быть го�товым по�новому выстраивать свои жизненные от�ношения. Собственно, последовательность решенияэтих задач и отображает общую логику осмысленияреспондентами своей жизни в процессе раскрытиясмысла сновидения.

Далее, в соответствии с описанным выше алго�ритмом нами производился сравнительный анализхарактера рефлексивной активности в письменныхтранскриптах, содержащих попытку самостоятель�ного понимания смысла сновидения, и письменныхтранскриптах, содержащих понимание смысла сно�видения после его обсуждения совместно с психо�логом. Напомним, задача психолога состояла в том,чтобы, с одной стороны, отразить для респондентавербализованный им смысл и обратить его внима�ние на несовпадения реконструируемого им смыслас сюжетом сновидения или выпадение из интерпре�тации смыслового содержания тех или иных обра�зов сновидения, а с другой стороны, помочь респон�денту построить целостный смысл. В качестве неза�висимой переменной выступило индивидуаль�ное/совместное понимание респондентом и психо�логом смысла сновидения, а зависимой перемен�ной — характер рефлексивной активности в процес�се решения задачи на смысл со стороны респонден�та. Мы предположили, что характер рефлексивнойдеятельности при самостоятельном и совместном спсихологом понимании смысла сновидения разли�

чается. Для оценки значимости различий был ис�пользован непараметрический критерий Вилкоксо�на. Общие результаты на уровне субъектов рефлек�сии представлены в табл. 4.

Эти результаты свидетельствуют о том, что«взгляд» Другого: 1) делает существующую смысло�вую структуру жизни предметом для преобразова�ния, высвечивая ее недостаточную теневую сторонуи этим вызывая деятельность переживания (субъектсамотрансформации); 2) активизирует извлечениеопыта самопознания, опыта критического переос�мысления способа жизни, инициирует рефлексив�ную деятельность по привнесению в жизненную си�туацию новых смысловых контекстов (субъект ос�мысления); 3) позволяет человеку осмыслить ориен�тировочную основу нового способа жизни и помога�ет ему почувствовать себя способным и готовым креализации этого способа (осознание себя субъектомжизни).

Проанализируем, в чем, собственно, состоит из�менение характера рефлексивной активности послесовместного с психологом понимания смысла снови�дения (рис. 1).

На рис. 1 отчетливо видно, что в текстах само�стоятельной интерпретации превалирует субъектсновидения, т. е. при решении задачи на смысл рес�понденты идентифицируют себя с теми или инымиобразами сновидения, рассматривают само снови�дение как некое театральное действие, смысл кото�рого они пытаются понять, рассматривают образысновидения как метафоры своих внутриличност�ных отношений или как кальку, непосредственноотражающую содержание их жизненных отноше�ний. Говоря словами К.Г. Юнга, они находятся впространстве художественного переживания, нося�щего созерцательный и страдательный характер,при котором человек лишь пассивно включается всимволическую картину сновидения, оставаясь какбы зрителем, т. е. внешним, пусть и заинтересован�ным, наблюдателем. Действующими лицами в этомсимволическом спектакле остаются фигуры снови�дения и соответственно субъект сновидения, но несубъект жизни. Фактически здесь мы имеем дело синтенциональным пространством сознания, топо�логия которого представлена в форме символичес�ких единиц сновидения.

Т а б л и ц а 4Оценка значимости различий частоты распределения различных форм субъекта рефлексии

в текстах самостоятельной и совместной с психологом интерпретации

Примечание: уровни значимости: «*» — p = 0,05; «**» — p = 0,01; «***» — p = 0,001.

Средние значения Средние значенияТип феноменального в текстах в текстах Значение критерия

субъекта самостоятельной совместной с Вилкоксонаинтерпретации психологом

интерпретацииСубъект сновидения 0,71 0,07 �6,49***Субъект самотрансформации 0,16 0,54 �4,97***Субъект осмысления 0,09 0,18 �2,02*Субъект жизни 0,04 0,22 �4,61***

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 94: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

94

В свою очередь, после совместной с психологоминтерпретации смысла сновидения максимальнаядоля от общей рефлексивной активности принадле�жит субъекту самотрансформации, т. е. критическомупереосмыслению способа жизни и переоценке суще�ствующих смысложизненных ориентиров, пережива�нию их трансформации. Совокупность этих процес�сов мы называем событием сознания, подразумеваяпод этим термином переосмысление и трансформа�цию смысловых структур личности, происходящую вдеятельности переживания (Ф.Е. Василюк). В целом,говоря словами К.Г. Юнга, респонденты перед взгля�дом Другого оказываются в модусе человеческого пе�реживания (переживания своего бытия в мире), в ко�тором первостепенная роль принадлежит «противо�поставленной бессознательному сознательной точкезрения» или «философскому свершению», требую�щему познавательного усилия, преодолевающего со�зерцательность первичного видения. Подчеркнем,что это познавательное усилие является не актом со�зерцания, но актом преобразовательного действия,предметом которого являются способ бытия и смыс�ложизненные ориентации человека.

Ключевое рефлексивное действие в процессе пре�образования — это проблематизация способа жизнии осознание его деструктивного характера. Примене�ние критерия Вилкоксона показало статистическизначимое увеличение доли этого рефлексивного дей�ствия в текстах совместной с психологом интерпре�тации смысла сновидения по сравнению с текстамисамостоятельной интерпретации (Т = 2,81, р << 0,001). Проблематизация заключается в следую�щем: респондент объективирует то, каким образомон решает те или иные жизненные задачи (устанав�ливает отношения, подходит к решению проблемныхситуаций, добивается желаемого и т. д.) и одновре�менно обозначает деструктивный характер этогоспособа, например, отмечая, что он его не удовлетво�ряет, так как приводит к нежелательным последст�виям и не позволяет конструктивно решать жизнен�

ные задачи. Важно отметить, что проблематизациязаключается не просто в том, что человек неудовле�творен своей жизнью или каким�то своим конкрет�ным поведением. Она предполагает выделение неко�его образа и способа «жизнедействия», субъектомкоторого человек себя осознает и обозначение его не�достаточности, деструктивности.

Рассмотрим пример. Респондентка Наташа про�блематизирует: «… то есть я так поняла, что я сама на�строила для себя конструкцию, … типа какой�то образсоздала, который, по моему мнению, должен толкатьменя, ну типа снарядить и толкать, … но он не выпол�няет эту функцию… только чувство недовольства со�бой возникает. Значит. нужно, что�то по�другому де�лать. Ну, этот образ, несмотря на то что его еще нет, онвсе равно — определенный. Это опять к тому, чтострашно не определенность, и про боязнь нового, но�вое — это же неопределенность. А если возвращатьсядорабатывать старое, то это определенность…».

В этом письменном транскрипте видно, что Ната�ша обобщает определенный свой способ жизнедейст�вия, выделяя как бы принцип его действия («типакакой�то образ создала, который, по моему мнению,должен толкать меня, ну типа снарядить и толкать»),который не дает ожидаемый результат и приводит кнедовольству собой. Причем Наташа говорит не оконкретном поведении (конкретной его эмпиричес�кой форме), но об определенном обобщенном прин�ципе построения поведения, который она реализуетв различных ситуациях. Этот принцип и есть едини�ца смысловой матрицы и способа построения жиз�ненных отношений одновременно. Таким образом,проблематизация есть одновременно и отделе�ние/обобщение образа жизнедействия (способа жиз�ни, жизненного смысла) от содержания конкретныхжизненных ситуаций, и обозначение его недостаточ�ности, ущербности, т. е. проблемности. Собственно,позиция и взгляд Другого и выполняет функцию та�кого отделения и осознания недостаточности суще�ствующего способа жизни (жизненного смысла).

Рис. 1. Профили рефлексивной активности в текстах самостоятельной и совместной интерпретаций

Кубарев В.С. Решение задачи на смысл сновидения как метод исследования...Kubarev V.S. Solving the Task of Finding the Meaning of Dreams as a Method...

Page 95: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

95

Одновременно с проблематизацией происходитпереоценка существующих смысложизненных ори�ентаций. Переоценка осуществляется следующимобразом: респондент объективирует ту или инуюсвою смысложизненную ориентацию (узнает своюустановку в том или ином образе сюжета сновиде�ния) и переоценивает свое отношение к этой ориен�тации через соотнесение с ее значением, приобретае�мым в сюжете сновидения. Так, в жизни он видел всвоих убеждениях одно, а в сюжете сновидения этиубеждения, представшие в том или ином образе, при�обрели иную окраску, иной смысл.

Например, респондентка Саша следующим образомпереоценивает свое отношение к образу женщины�до�мохозяйки: «Я не могу понять и мне не нравится пози�ция женщины с точки зрения внешних ее проявлений(например, бытовое). Но с другой стороны получается,что это и делает женщину женщиной. Я не понимаю,хочу я этого или не хочу. Вообще, «я этого никогда нехотела». Это для меня «пещерная женщина», «налож�ница господина». Я не так считаю, но я к этому тянусь.Как я могу поверить и подумать, что…».

В жизни Саша считала, что классический образженщины�хранительницы очага — это образ, как онасказала, пещерной женщины, т. е. изживший себястереотип. Для современной же женщины характе�рен иной образ (с которым она и идентифицирова�лась) — свободной, равноправной с мужчиной и сек�суально привлекательной. В анализируемом снови�дении все предстало наоборот. В сюжете сновиденияпервый тип женщины был представлен в положи�тельном, а второй, наоборот, в негативном свете, чтокак бы столкнуло смысловую структуру сновиденияс разделяемой Сашей смысложизненной ориентаци�ей, что инициировало переоценку последней.

В концептуальном плане проблематизация исмысловая переоценка (объединенные в субъекте са�мотрансформации) направлены на объективацию ипереоценку смысловых структур личности с той раз�ницей, что проблематизация направлена на способ

жизни и, соответственно, смысловую матрицу бытиячеловека в мире (Л. Бинсвангер [13], Д.А. Леонтьев[9], В. Франкл [18]), а смысловая трансформация —на смысложизненные ориентации или установку со�знания (К.Г. Юнг [19]). Здесь мы имеем дело с жиз�ненным смыслом как превращенной формой, кото�рая может быть рассмотрена и в отношении к бытиюв мире — как объективная смысловая структура жиз�ненного мира, и в отношении к сознанию — как егосмысловая структура. Собственно, позиция и взглядДругого обнаруживают функцию объективации иотделения превращенных форм жизненных отноше�ний от содержания самих этих отношений и ситуа�ций, в которых они реализуются (К.Г. Юнг обозна�чал этот процесс как разотождествление сознания иобъекта). Наши результаты свидетельствуют о том,что объективация и одновременная проблематиза�ция этой формы осуществляется в диалогическомпространстве, на границе двух сознаний двух субъ�ектов. В целом можно сказать, что наблюдаемая всновидении символическая драма опосредованновзглядом Другого превращается в трагедию собст�венной жизни, инициируя деятельность пережива�ния, направленную на перестраивание смысловыхструктур жизни. Взгляд Другого как бы разрываетаутичную оболочку символического сознания итрансцендирует человека в «бытие в мире», иниции�руя деятельность переживания. Стоит отметить, чтофункция Другого не сводится только к проблемати�зации и смысловой трансформации превращенныхформ жизненных отношений, т. е. не сводится толь�ко к переосмыслению существующих жизненных от�ношений. По мере психотехнической работы Другойначинает выполнять и функцию привнесения в жиз�ненный мир новых смысловых контекстов.

Зададимся вопросом: насколько позиция Другогоявляется необходимым условием для «разрыва ау�тичной оболочки символического сознания»? Можетли быть так, что по мере работы со своими сновиде�ниями респонденты в конечном итоге смогут на�

Рис. 2. Доли рефлексивной активности в текстах самостоятельной интерпретации на разных этапах смыслообразования

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 96: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

96

учиться сами на себе осуществлять акт разрыва и об�наруживать за сновидением свою реальную жизнь?Чтобы ответить на этот вопрос рассмотрим измене�ние характера рефлексивной активности в индивиду�альных интерпретациях сновидений респондентов напротяжении психотехнической сессии. Для этого вкачестве объекта исследования возьмем только текс�ты самостоятельной интерпретации, полученные на4�м шаге психотехнической процедуры (см. выше).

Как видно на рис. 2 субъект сновидения на всехэтапах смыслообразования составляет более 60 % отобщей рефлексивной активности. Это свидетельст�вует о том, что вне зависимости от опыта совместно�го анализа сновидений и вообще от опыта анализапри отсутствии позиции Другого ведущим остаетсясимволическое (по К.Г. Юнгу, художественное) пе�реживание, носящее, как мы отмечали выше, созер�цательный характер. Другие формы активности го�раздо менее выражены. Получается, что сам человекне может разорвать «аутичную оболочку символиче�ского сознания» и обеспечить переход от созерцанияк внутреннему преобразованию, не может в интенци�ональном пространстве сознания трансформироватьпроблемный способ жизни. Для этого необходим,можно сказать, трансцендентальный акт, обеспечи�ваемый непосредственным присутствием позиции ивзгляда Другого, участвующего в понимании смысласновидения.

Выводы

1. Характер рефлексивной деятельности человекаизменяется в процессе психотехнической работы взависимости от этапа происходящего процесса смыс�лообразования. При этом общая динамика осозна�ния жизненных смыслов на протяжении психотех�нической сессии имеет следующие этапы: 1) крити�ческое переосмысление способа жизни и переоценкасуществующих смысложизненных ориентаций, ини�циирующие деятельность переживания по перест�ройке структуры жизненных отношений; 2) извлече�ние опыта самопознания: обобщение опыта критиче�ского пересмотра и переоценки смысложизненныхориентиров, произошедшего на предыдущем этапепсихотехнической работы; 3) осмысление жизнен�ной ситуации, заключающееся в переносе изменен�ной структуры сознания (новых или измененныхсмысложизненных ориентаций) на смысловуюструктуру жизненного мира, что вносит в жизнь но�вый смысловой контекст, позволяя видеть ее в новомсвете и быть готовым по�новому выстраивать своижизненные отношения.

2. Взгляд и позиция Другого оказывает сущест�венное влияние на общий характер рефлексивнойактивности. При самостоятельной интерпретациисмысла сновидения последнее видится респонден�там либо как наблюдаемый со стороны спектакль,смысл сюжета которого они пытаются реконструи�ровать, воспроизводя смысловое содержание отдель�

ных образов сновидений, либо производят символи�ческое замещение, рассматривая образы сновидениякак знаково�символические отображения компонен�тов смысловой структуры жизненных или внутри�личностных отношений, оставаясь при этом в полесимволического сознания. После совместного с пси�хологом обсуждения смысла сновидения респонден�ты сквозь призму этого смысла критически переоце�нивают и по�новому осмысливают свой способ жиз�ни (свое бытие в мире), вносят в нее новые смысло�вые контексты, осознают себя субъектом собствен�ной жизни, т. е. оказываются в поле переживания ре�альных жизненных отношений. В целом можно ска�зать, что наблюдаемая в сновидении символическаядрама опосредованно взглядом Другого превращает�ся в трагедию собственной жизни, инициируя дея�тельность переживания, направленную на перестра�ивание смысловых структур жизни.

3. На протяжении психотехнической сессии об�щий характер рефлексивной активности при само�стоятельной интерпретации смысла сновидения неизменяется. При этом основная ее доля (более60 %) приходится на субъект сновидения, иденти�фикация с которым помещает респондентов в полесимволического переживания. Самостоятельно онине могут использовать сновидение для критическо�го переосмысления своих жизненных отношений ине могут разорвать аутичное поле символическогосознания.

Заключение

Итак, применяемый нами метод решения задачина смысл сновидения позволил исследовать рефлек�сивную деятельность, посредством которой происхо�дит осмысление человеком своей жизненной ситуа�ции и жизни в целом. Еще раз подчеркнем, что насинтересовало не содержание жизненных смыслов,которое бы мы могли описать, спросив у респонден�тов, например, «что для них важно в жизни» или «ра�ди чего они живут», но рефлексивная деятельность,посредством которой решается задача на смысл, вы�ступающий в качестве искомого, а не уже известногосодержания. Нас интересовало, каким образом смыс�лы конструируются, а не берутся в готовом виде. Са�ми смыслы рассматривались нами как единицы ос�мысления человеком своего жизненного опыта и од�новременно как осмысливаемые структуры, опреде�лившие действительность этого опыта. Единстводвух этих аспектов видится нам в том, что человек непросто осмысливает свою жизненную ситуацию, но,в первую очередь, пере�осмысливает ее и этим преоб�разует существующие структуры опыта, открываягоризонты для нового жизненного опыта. Это под�твердили результаты нашего эмпирического иссле�дования, в котором первостепенную роль в процессеосознания жизненных смыслов сыграли рефлексив�ные действия проблематизации и смысловой транс�формации, связанные как раз с перестраиванием и

Кубарев В.С. Решение задачи на смысл сновидения как метод исследования...Kubarev V.S. Solving the Task of Finding the Meaning of Dreams as a Method...

Page 97: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

97

переоценкой существующих смысложизненныхструктур.

В понимании жизненного смысла как искомогоприсутствует еще один важный для нас методологиче�ский принцип, в свое время сформулированныйЛ.С. Выготским. Он гласит: психология должна изу�чать не явление бытия, а бытие, скрытое за явлением,т. е. должна «…выходить за пределы видимого и отыс�кивать его смысл, который нельзя наблюдать»[5, с. 58]. Это касается и данных интроспективногоописания жизненных смыслов со стороны респонден�тов. Понимая сновидения как символические образо�вания, выражающие экзистенциальные структурыжизни человека, мы рассматривали последние как не�осознаваемые формы бытия человека, определяющиесодержание его жизненного опыта, т е. выступающиепревращенными формами (М.К. Мамардашвили),смысловыми матрицами (Л. Бинсвангер), этот опыт

порождающими. В контексте методологических воз�зрений Л.С. Выготского, мы исходили из того, что этивнутренние формы бытия претворяются в сознании вформе знаково�символических образований, которыеодновременно выступают средствами рефлексивнойдеятельности, направленной на преобразование и раз�витие внутренних форм жизни. Отсюда исходит и пси�хотехнический характер исследования, и принцип раз�вития, в соответствии с которым познавать бытие,скрытое за явлением, можно лишь до тех пор, пока этобытие находится в процессе становления, причем ста�новления, опосредованного знаково�символическимиобразованиями. В этой связи сновидения для нас вы�ступили и как семиотические квазиобъекты, претворя�ющие в себе структуру жизненных смыслов человека,и как средство осмысления человеком своей жизнен�ной ситуации, осмысления в котором происходит пе�рестраивание смысловых структур жизни.

Литература

1. Асмолов А.Г. Психология личности. Принципы обще�психологического анализа. М: Смысл, 2001. 416 с.

2. Бахтин М.М. К философским основам гуманитар�ных наук // Собр. соч.: в 7 т. Т. 5. Работы 1940�х — начала1960�х гг. М.: Русские словари, 1996. С. 159—206.

3. Буякас Т.М., Попов С.А. Феноменологический подходк пониманию сновидений // Консультативная психологияи психотерапия. 2012. № 2. С. 66—110.

4. Выготский Л.С. История развития высших психиче�ских функций // Л.С. Выготский. Психология развитиячеловека. М.: Апрель�экспресс, Эксмо�Пресс, 2000.С. 191—532.

5. Выготский Л.С. Исторический смысл психологичес�кого кризиса // Л.С. Выготский. Психология развития че�ловека. М.: Апрель�экспресс, Эксмо�Пресс, 2000. С. 533—1009.

6. Гальперин П.Я. Психология как объективная наука /Под. ред. А.И. Подольского; вступ. статья А.И. Подольско�го. М.: Изд.во «Институт практической психологии», Во�ронеж; НПО «МОДЭК», 1998. 480 с.

7. Кубарев В.С. Исследование динамики смыслобразо�вания, выраженной в сюжетах сновидений // Омский на�учный вестник (The Omsk scientific bulletin). 2013. № 1(115). С. 116—122.

8. Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы и эмоции. М.:Изд�во Моск. ун�та, 1971. 40 с.

9. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строе�ние и динамика смысловой реальности. М.: Смысл, 2003.487 с.

10. Леонтьев Д.А. Стереометрия жизни // Человек —наука — гуманизм: К 80�летию со дня рождения академи�ка И.Т. Фролова / Отв. ред. А.А. Гусейнов. М. 2009.С. 668—676.

11. Магомед/Эминов М.Ш. Деятельностно�смысловойподход к психологической трансформации личности:дисс. … докт. психол. наук: 19.00.01. Москва, 2009.

12. Мамардашвили М.К., Пятигорский А.М. Сознание и сим�вол [Электронный ресурс] // Куб — электронная библиотека.М.: Школа «Языки русской культуры», 1997. URL: http://www.koob.ru/mamardashvili/ (дата обращения: 27.03.2013).

13. Нидлмен Дж. Критическое Введение в экзистенци�альный психоанализ Людвига Бинсвангера // Л. Бинсван�гер. Бытие�в�мире / Пер. с англ. Е. Сурпиной «КСП+»; М.:«Ювента»; СПб (при участии психологического центра«Ленато», СПб), 1999. 300 с.

14. Обухова Л.Ф. Психология развития в начале новоговека // Психологическая наука и образование. 2014. Т. 19.№ 4. С. 5—14.

15. Пузырей А.А. Психология. Психотехника. Психаго�гика. М.: Смысл, 2005. 488 с.

16. Рикер П. Конфликт интерпретаций. Очерки о герме�невтике / Пер. с фр. и вступ., ст. И. Вдовиной. М.: «КА�НОН�Пресс�Ц»; «Кучково поле», 2002. 624 с.

17. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. Человек и мир.СПб.: Питер, 2003. 512 с.

18. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс,1990. 367 с.

19. Юнг К.Г. Практическое использование анализа сно�видений [Электронный ресурс] // К.Г. Юнг. Психологияпереноса. К.: Рефл�Бук, Ваклер, 1998. 298 с. // Куб — эле�ктронная библиотека. URL: http://www.klex.ru/62t (датаобращения: 27.03.2013).

20. Юнг К.Г. Психология бессознательного / Пер. с нем.В. Бакусева, А. Кричевского, Т. Ребеко. М.: ООО «Изда�тельство АСТ�ЛТД»; «Канон+», 1998. 400 с. (Классики за�рубежной психологии).

21. Юнг К.Г. Трансцендентальная функция [Электрон�ный ресурс] // Куб — электронная библиотека. URL:http://www.klex.ru/32e (дата обращения: 27.03.2013).

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 98: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

98

Solving the Task of Finding the Meaning of Dreamsas a Method of Exploring Comprehension of Meanings of Life

V.S. Kubarev*,Omsk State Technical University, Omsk, Russia,

[email protected]

The paper presents outcomes of a quantitative psychotechnological research on the process of one's com�prehension of his/her own life. It focuses on the reflective mechanisms of realizing meanings of life, thus fur�ther developing research on meaning formations of personality within the cultural�activity approach. For thesepurposes a method of solving the task of finding the meaning of a dream was used in the study, which is in factan operationalization of the method of productive amplification of consciousness. Rather than examining thealready formed contents of meanings of life available for introspective descriptions, this method allows theexploration of the constructive activity of consciousness through which these meanings of life are formed. Themain outcome is the reconstruction and empirical model of reflective activity carried out by the individual inthe process of comprehending meanings of life and his/her life situation.

Keywords: unconscious, comprehension, reflective activity, meanings of life, dreams, primary symbols,finding meaning.

References

1. Asmolov A.G. Psikhologiya lichnosti. Printsipyobshchepsikhologicheskogo analiza [Psychology of personali�ty. Principles of General psychological analysis.]. Moscow:Smysl, 2001. 416 p.

2. Bakhtin M.M. K filosofskim osnovam gumanitarnykhnauk [To the philosophical foundations of the Humanities].Sobranie sochinenii v 7 t. T. 5. Raboty 1940/kh — nachala 1960/kh gg [Collected works]. Moscow: Russkie slovari, 1996.

3. Buyakas T.M., Popov S.A. Fenomenologicheskii pod�khod k ponimaniyu snovidenii [A phenomenological approachto understanding dreams]. Konsul'tativnaya psikhologiya ipsikhoterapiya [Cultural/historical psychology], 2012, no. 2,pp. 66—110.

4. Vygotskii L.S. Istoriya razvitiya vysshikh psikhich�eskikh funktsii [History of development of higher mentalfunctions]. Psikhologiya [Psychology]. Moscow: Aprel'�eks�press, EKSMO�PRESS, 2000. 1009 p.

5. Vygotskii L.S. Istoricheskii smysl psikhologicheskogokrizisa [The historical meaning of psychological crisis]. Psi/khologiya [Psychology]. Moscow: Aprel'�ekspress, EKSMO�PRESS, 2000. 1009 p.

6. Gal'perin P.Ya. Psikhologiya kak ob"ektivnaya nauka[Psychology as an objective science]. Podol'sky A.I. (eds.).Moscow: Publ. "Institut prakticheskoi psikhologii", Voronezh:NPO "MODEK", 1998. 480 p.

7. Kubarev V.S. Issledovanie dinamiki smyslobrazovaniya,vyrazhennoi v syuzhetakh snovidenii [The study of thedynamics of meaning expressed in the stories of dreams].

Omskii nauchnyi vestnik [The Omsk scientific bulletin], 2013,no. 1 (115), pp. 116—122.

8. Leont'ev A.N. Potrebnosti, motivy i emotsii [Needs,motives and emotions]. Moscow: Publ. Mosk. un�ta, 1971. 40 p.

9. Leont'ev D.A. Psikhologiya smysla: priroda, stroenie idinamika smyslovoi real'nosti [Psychology of meaning: nature,structure and dynamics of semantic reality]. Moscow: Smysl,2003. 487 p.

10. Leont'ev D.A. Stereometriya zhizni [Stereometry life].Chelovek — nauka — gumanizm: K 80/letiyu so dnya rozhdeniyaakademika I.T. Frolova [Man — science — humanism: the 80thanniversary of the birth of academician I.T. Frolov]. Moscow,2009, pp. 668—676.

11. Magomed�Eminov M.Sh. Deyatel'nostno�smyslovoipodkhod k psikhologicheskoi transformatsii lichnosti. Diss.dokt. psikhol. nauk. [Activity�semantic approach to the psy�chological transformation of the self. Dr. Sci. (Psychology)diss]. Moscow: 2004. 530 p.

12. Mamardashvili M.K., Pyatigorskii A.M. Soznanie isimvol [Elektronnyi resurs] [Consciousness and character].Moscow: Shkola "Yazyki russkoi kul'tury", 1997. Kub — elek�tronnaya biblioteka. URL: http://www.koob.ru/mamar�dashvili (Accessed: 27.03.2013).

13. Nidlmen Dzh. Kriticheskoe Vvedenie v ekzis�tentsial'nyi psikhoanaliz Lyudviga Binsvangera [A criticalIntroduction to existential psychoanalysis LudwigBinswanger]. Bytie�v�mire. "KSP+ ", Moscow: "Yuventa".1999. 300 p.

14. Obukhova L. F. Psikhologiya razvitiya v nachale novo�go veka [Developmental psychology in the beginning of the

* Kubarev Vyacheslav Sergeevich, Senior lecturer, Faculty of Humanitarian Education, Department of Work and OrganizationalPsychology, Omsk State Technical University, Omsk, Russia. E�mail: [email protected]

For citation:Kubarev V.S. Solving the Task of Finding the Meaning of Dreams as a Method of Exploring Comprehension of Meanings ofLife. Кul'turno/istoricheskaya psikhologiya = Cultural/historical psychology, 2015. Vol. 11, no. 3, pp. 86—99. (In Russ., abstr. inEngl.). doi: 10.17759/chp.2015110308

Кубарев В.С. Решение задачи на смысл сновидения как метод исследования...Kubarev V.S. Solving the Task of Finding the Meaning of Dreams as a Method...

Page 99: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

99

new century]. Psikhologicheskaya nauka i obrazovanie[Psychological science and education], 2014. Vol.19, no. 4,pp. 5—14. (In Russ., abstr. in Engl.).

15. Puzyrei A.A. Psikhologiya. Psikhotekhnika. Psikhago�gika [Elektronnyi resurs] [Psychology. Psychotechnics.Psychagogik]. Moscov: Smysl, 2005. 488 p. Bol'shaya elektron/naya biblioteka. URL: http://www.e�reading.by/bookbyau�thor.php?author=1005900 (Accessed 25.04.2014).

16. Riker P. Konflikt interpretatsii. Ocherki o germenev�tike [The conflict of interpretations. Essays on hermeneutics].Vdovina I. (ed.). Moscow: "KANON�press�Ts"; "Kuchkovopole", 2002. 624 p. (In Russ.).

17. Rubinshtein S.L. Bytie i soznanie. Chelovek i mir.[Being and consciousness. Man and world]. Saint�Petersburg:Piter, 2003. 512 p.

18. Frankl V. Chelovek v poiskakh smysla [Man's searchfor meaning]. Moscow: Progress, 1990. 367 p. (In Russ.).

19. Yung K.G. Prakticheskoe ispol'zovanie analiza snovi�denii [Elektronnyi resurs] [The practical use of dream analy�sis]. Psikhologiya perenosa [Psychology of transfer]. Kiev: Refl�Buk, Vakler — 298 p. Kub — elektronnaya biblioteka [Kub —electronic library]. URL: http://www.klex.ru/62t (Accessed27.03.2013).

20. Yung K.G. Psikhologiya bessoznatel'nogo [Psychologyof the unconscious]. Bakusev V. (eds.). Moscow: OOO "Publ.AST�LTD", "Kanon+", 1998. 400 p. (In Russ.).

21. Yung K.G. Transtsendental'naya funktsiya[Elektronnyi resurs] [Transcendental function]. Kub — elek/tronnaya biblioteka [Kub — electronic library]. URL: http://www.klex.ru/32e (Accessed 27.03.2013).

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 100: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

100

Время обучения в средней школе — крайне слож�ный и значимый период не только с точки зрения

интеллектуального развития и инструментальнойподготовки к будущей взрослой жизни. В это времязавершается эпоха детства (младший школьный воз�раст) и в переходный к зрелости период личность«рождается второй раз» (подростковый возраст). Наиндивидуальном жизненном пути каждого человекаэто важный этап социализации или, точнее, «вос�хождения к социальной зрелости» [23, с. 122]. В со�временных условиях процесс социализации ослож�няется, в частности, тем, что в обществе отсутствуютчеткие однозначные ориентиры на фоне имеющихсяразличных нормативно�ценностных конструктов,намечается приоритет запросов настоящего, засло�няющих ориентацию на «избыточную» культуру[38] и «проступают признаки начинающейся анти�культурной революции» [13, с. 19].

В то же время от педагогов, работающих в сред�ней общеобразовательной школе и осваивающих но�вый профессиональный стандарт, требуется знать«…законы развития личности» ребенка и овладетьтакими профессиональными действиями, как «раз�витие у обучающихся познавательной активности, …формирование гражданской позиции, способности ктруду и жизни в условиях современного мира»[27, с. 18]. В связи с этим представляется актуаль�ным изучение одной из линий личностного развитияшкольника — становление мотивации в изменяю�щихся социально�экономических условиях.

Теоретические предпосылки исследования

Как отмечал А.Н. Леонтьев, к основным парамет�рам личности относятся широта связей человека с

Доминирующая мотивация школьников:возрастные тенденции и условия развития

И.Ю. Кулагина*,ГБОУ ВПО МГППУ, Москва, Россия,

[email protected]

Культурно�историческая психология2015. Т. 11. № 3. С. 100—109doi: 10.17759/chp.2015110309ISSN: 1816�5435 (печатный)ISSN: 2224�8935 (online)© 2015 ГБОУ ВПО МГППУ

Cultural�Historical Psychology 2015. Vol. 11, no. 3, рр. 100—109

doi: 10.17759/chp.2015110309ISSN: 1816�5435 (print)

ISSN: 2224�8935 (online)© 2015 Moscow State University of Psychology & Education

Для цитаты:Кулагина И.Ю. Доминирующая мотивация школьников: возрастные тенденции и условия развития // Культурно�ис�торическая психология. 2015. Т. 11. № 3. С. 100—109. doi: 10.17759/chp.2015110309

* Кулагина Ирина Юрьевна, кандидат психологических наук, профессор кафедры возрастной психологии факультета пси�хологии образования, ГБОУ ВПО МГППУ, Москва, Россия. E�mail: [email protected]

В статье поставлена проблема развития доминирующей мотивации, или мотивации надситуативно�го уровня, понимаемой как общий вектор, определяющий основные линии поведения в различных си�туациях и при включении в различные виды деятельности; доминирующая мотивация соответствуетотношению личности к миру (людям и делу) и к себе, на онтогенетическом этапе личностной стабили�зации обусловливает направленность личности. Статья включает данные эмпирического исследова�ния, проведенного с помощью авторского опросника, в котором приняли участие 403 ребенка и подро�стка. Представлена популяционная динамика развития мотивации у детей и подростков школьноговозраста. Установлено, что духовно�нравственная мотивация интенсивно развивается в младшемшкольном возрасте, эгоцентрическая и гедонистическая — в подростковом. Описаны мотивационныепрофили, способствующие и не способствующие социализации подростков. Показано преобладаниедуховно�нравственной мотивации в благоприятных условиях воспитания и обучения (в СОШ у подро�стков с нормативным развитием интеллекта, в гимназии для одаренных детей у подростков с высокимуровнем интеллектуального развития), преобладание гедонистической мотивации при воспитании иобучении в детском доме, отсутствие дифференциации мотивов у бродяжничающих подростков.

Ключевые слова: духовно�нравственная мотивация, эгоцентрическая мотивация, гедонистическаямотивация, младший школьный возраст, подростковый возраст, гимназия для одаренных, средняя об�щеобразовательная школа, детский дом, бродяжничество.

Page 101: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

101

миром, степень иерархизированности и общаяструктура мотивации.

Богатство связей личности с миром предполагаетдействительные, а не отчужденные от человека отно�шения (сейчас нередко говорят «сущностные свя�зи»). Онтогенетическое развитие подразумевает«расширение действительности», как актуальной,так и предстающей в форме прошлого и предвосхи�щаемого будущего. Но связи с миром могут не толь�ко расширяться, но и сужаться, они могут такжебыть беднее тех, что задаются объективными услови�ями, или намного превосходить их.

Степень иерархизированности деятельностей иих мотивов определяется разъединенностью отдель�ных иерархий мотивов, образующих относительносамостоятельные единицы жизни личности, или ихобъединением в единую мотивационную систему,так что отдельные действия соотносятся с главныммотивом�целью.

«Структура личности представляет собой отно�сительно устойчивую конфигурацию главных, внут�ри себя иерархизированных мотивационных линий…Внутренние соотношения главных мотивационныхлиний в целокупности деятельностей человека обра�зуют как бы общий “психологический профиль” лич�ности» (А.Н. Леонтьев [14, с. 221—222]). «Психоло�гический профиль личности», по А.Н. Леонтьеву, со�относим с понятиями «направленность личности» и«доминирующие мотивы» (Л.И. Божович,М.С. Неймарк, В.Э. Чудновский и др. [11]).

Понятия «мотив» и «мотивация», таким образом,являются ключевыми при анализе личности и ее раз�вития в деятельностном подходе.

А.Н. Леонтьев подчеркивал, что под мотивом по�нимается «то объективное, что отвечает потребнос�ти, побуждает и направляет деятельность», причем«…предмет, отвечающий человеческим потребнос�тям, является продуктом производства, материаль�ного, равным образом и духовного» [15, с. 428, 432].Здесь важно отметить, что, во�первых, в определе�нии мотива как опредмеченной потребности «пред�мет» употребляется как философская категория, а нев обыденном смысле. Поэтому мотив — это отражае�мый предмет, образ некоторого предметного содер�жания, более или менее сложно организованного.Во�вторых, мотив в данной концепции — не простоотраженный, а пристрастно отраженный предмет [8].

Понимание мотива как объекта, в котором по�требность конкретизируется в определенных усло�виях, позволяет рассматривать не только динамиче�ский аспект мотивации, но и, прежде всего, содержа�тельный, отчетливо увидеть в мотивационных явле�ниях связь субъекта со средой, с миром. И основнойлинией развития мотивации становится развитие еепредметного содержания.

В контексте деятельностного подхода мы рассма�триваем два уровня мотивации: уровень деятельнос�ти и надситуативный уровень. Мотивация надситуа�тивного уровня, или доминирующая мотивация,представляет собой мотивационные тенденции, оп�

ределяющие основные линии поведения в различ�ных ситуациях и при включении в различные видыдеятельности; соответствующие отношению личнос�ти к миру (людям и делу) и себе; на онтогенетичес�ком этапе личностной стабилизации обусловливаю�щие направленность личности. Актуализация моти�вов надситуативного уровня происходит на фоне ре�ализации в разных видах деятельности разнообраз�ных мотивов и не исключает «зонального» [3] харак�тера структурного строения и механизмов мотива�ции. Значимы на надситуативном уровне духовно�нравственные, эгоцентрические и гедонистическиемотивы.

Гедонистическая мотивация (греч. Hedone — на�слаждение) подчинена принципу удовольствия.В соответствии с принципом удовольствия, сформу�лированным З. Фрейдом, человек стремится к удо�вольствию и достигает его при удовлетворении вле�чений и спаде психологического напряжения. «В ду�ше имеется сильная тенденция к господству принци�па удовольствия, которой, однако, противостоят раз�личные другие силы и условия… Принцип удоволь�ствия присущ первичному способу работы психиче�ского аппарата и… для самосохранения организмасреди трудностей внешнего мира он с самого началаоказывается непригодным и даже в значительнойстепени опасным. Под влиянием стремления орга�низма к самосохранению этот принцип сменяется«принципом реальности», который, не оставляя ко�нечной цели — достижения удовольствия, отклады�вает возможности удовлетворения и временно тер�пит неудовольствие на длинном окольном пути кудовольствию» (З. Фрейд) [36, с. 384].

Гедонистическая мотивация может быть как си�туативной, так и устойчивой, смыслообразующей.При преобладании гедонистических мотивов моти�вационная система проста и примитивна, посколькуони имеют ту же природу, что и мотивы, связанные свитальными потребностями. Гедонистические моти�вы могут представлять собой и выраженную мотива�ционную тенденцию при наличии смыслообразую�щих мотивов другого типа. На последних этапахжизненного пути — это, обычно, стремление к по�кою, эмоциональному комфорту, в детстве и отроче�стве — это, прежде всего, стремление к развлечени�ям. В любом возрастном периоде гедонистическаямотивация может приводить к перееданию или не�умеренности в потреблении сладкого; начиная с под�росткового возраста — к алкоголизации, наркома�нии, беспорядочным сексуальным связям. Дляшкольников с выраженной гедонистической мотива�цией характерна инфантильность, выражающаяся встремлении избежать ответственности или напряже�ния в деятельности, уйти от проблем, сохранить эмо�циональный комфорт вопреки реальности и т.п.

При сильной гедонистической мотивации пове�дение подчиняется логике удовлетворения прими�тивных потребностей, но, в то же время, и логике ре�агирования на стимул. В модели гедониста, предло�женной В.А. Петровским [24], «провокативным сти�

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 102: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

102

мулом» становится то, что обладает для человека по�тенциальной значимостью и способно на него воз�действовать извне — вещь, человек, текст, изображе�ние, событие и т.п. Провокативный стимул, в отли�чие от других стимулов, со стопроцентной вероятно�стью обусловливает определенную реакцию, если учеловека нет «силы противодействия провока�ции» — сильных ограничителей нравственного, ре�лигиозного, правового или медицинского порядка.Для школьника с выраженной гедонистической мо�тивацией провокативными стимулами могут статьзапах съестного (если он склонен к перееданию), видпрохожего в измененном состоянии сознания (еслиу него есть химическая зависимость) и т. п. Быстроеизменение первоначальных намерений и поведения,действия, «запущенные» провокативным стимулом,кажутся немотивированными и случайными. Но онимгновенно разворачиваются в благоприятной ситуа�ции, благодаря наличию гедонистической мотива�ции на надситуативном уровне.

Эгоцентрическая мотивация связана со стремле�нием к самоутверждению, личным достижениям ипостановкой соответствующих целей. В зрелости кэгоцентрическим мотивам относятся высокий статус,признание окружающих, авторитет, престиж, карье�ра, власть, слава, богатство и др. Эгоцентрические мо�тивы школьников близки личной направленности, поМ.С. Неймарк [11]. В младшем школьном и подрост�ковом возрасте эгоцентрическая мотивация можетвыражаться в стремлении к получению высоких оце�нок, к поддержанию статуса отличника, к обладаниюопределенными вещами, к завоеванию авторитета усверстников различными путями — благодаря дости�жениям в неучебных видах деятельности, высокомустатусу и материальному положению родителей, пре�стижному кругу знакомств вне школы и т. д.

Рассматривая эгоцентрическую мотивацию, не�возможно дать ей однозначную оценку. Необходимоучитывать конкретные личные цели, их содержа�тельную наполненность и средства их достижения.Эгоцентрическая мотивация в школьном возрастечасто способствует социализации. В то же время онавсегда ограниченна, а иногда относительно прими�тивна и не способствует личностному росту. В по�следнем случае этот вид мотивации соответствуетпервому, низшему, эгоцентрическому уровню разви�тия смысловой сферы, по Б.С. Братусю. «Эгоцентри�ческий уровень … обусловлен преимущественнымстремлением лишь к собственному удобству, выгоде,престижу. Отношение к себе здесь — как к единице,самоценности, а отношение к другим сугубо потре�бительское, лишь в зависимости от того, помогает лидругой моему успеху или нет» [6, с. 292].

Эгоцентрическая мотивация отвечает принципуреальности. При преобладании эгоцентрических мо�тивов гедонистическая мотивация, как и витальныепотребности, приобретает значимость только в от�дельных ситуациях. Если достаточно развиты сущ�ностные связи с миром, эгоцентрические мотивы со�четаются на надситуативном уровне значимости с

духовно�нравственными мотивами. Но при этом по�становка отдаленных целей, формирование жизнен�ных планов могут быть обусловлены более сильны�ми эгоцентрическими мотивами и трудностями ихреализации.

Духовно�нравственные мотивы выходят за рамкисобственных узколичных интересов и отражаютсущностные связи с миром или «открытость» чело�века миру. Они связаны с самотрансценденцией че�ловеческого существования как феноменом, фунда�ментальным для понимания сущности человека:«…быть человеком — значит всегда быть направлен�ным на что�то или на кого�то, отдаваться делу, кото�рому человек себя посвятил, человеку, которого онлюбит, или Богу, которому он служит», и само «…бы�тие неполноценно и неустойчиво, если не несет в се�бе стремление к чему�то, находящемуся за его преде�лами» (В. Франкл) [34, с. 51; 35, с. 21].

К духовно�нравственным следует отнести, преж�де всего, мотивы, за которыми стоят высшие, поА. Маслоу, потребности — потребности в любви, ува�жении, принадлежности к группе, познавательная иэстетическая потребности, потребность в самоактуа�лизации [18]. Мы будем рассматривать как духовно�нравственную мотивацию школьников глубокие ин�тересы, увлеченность делом, любовь, привязанностьк близким людям, домашним животным, к роднымместам и т. д. (не касаясь мотивов, связанных с рели�гиозными чувствами, требующих специального изу�чения). Здесь можно провести аналогию с коллекти�вистической (общественной) и деловой направлен�ностью личности, по М.С. Неймарк [11].

Такого рода мотивация не подчиняется принципугомеостаза, согласно которому человек сохраняетили восстанавливает внутреннее равновесие и нуж�дается в редукции напряжения, удовлетворяя своипотребности. Соответственно, духовно�нравствен�ная мотивация не подчиняется и принципу удоволь�ствия, сформулированному З. Фрейдом. Удовольст�вие не может быть особой целью, к нему нельзя стре�миться, абстрагируясь от того, чем это состояние бу�дет вызвано. Удовольствие, счастье становятся по�бочным эффектом при достижении иных, истинночеловеческих целей, возникают спонтанно. «Еслидуховные основания подменяются химическимипричинами, то следствия оказываются лишь арте�фактами. Прямой путь кончается тупиком»(В. Франкл ) [34, с. 60].

Так же как духовно�нравственная мотивация кар�динально отличается от гедонистической, высшиепереживания, ее сопровождающие, отличаются отудовольствия, достигаемого при реализации гедони�стических мотивов. Можно считать, что духовно�нравственная мотивация подчиняется принципуценности, описанному Ф.Е. Василюком [7].

Гедонистические, эгоцентрические и духовно�нравственные мотивы могут представлять собой яр�ко выраженные мотивационные тенденции, опреде�ляющие общий вектор поведения младшего школь�ника или подростка в различных (но не во всех) си�

Кулагина И.Ю. Доминирующая мотивация школьников: возрастные тенденции...Kulagina I.Yu. Dominant Motivation in Schoolchildren: Age Trends and Conditions...

Page 103: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

103

туациях. Становление определенной мотивацион�ной тенденции приводит к тому, что «…специфичес�кое мотивационное значение приобретают предметыи условия, … благоприятствующие или затрудняю�щие деятельность, служащие в ней сигналами, сред�ствами, … преградами и т. п.» [9, с. 13]. В связи с этимдаже в ситуативно обусловленном (импульсивномили, по К. Левину, полевом) поведении могут прояв�ляться доминирующие мотивационные тенденции.В то же время, как подчеркивает Б.С. Братусь [6],при определенных условиях возможно проявлениенетипичных для человека мотивационных тенден�ций и смысловых содержаний: «эгоцентрист» можетвозвыситься, а человек духовный — пасть.

Организация исследования

Эмпирическое исследование проведено с цельюуточнения особенностей развития мотивационно�потребностной сферы детей и подростков в разныхусловиях воспитания и обучения. Решались задачи:

— определить характер и уровень развития моти�вации надситуативного уровня (доминирующей мо�тивации) в младшем школьном, младшем подрост�ковом и старшем подростковом возрасте;

— сопоставить особенности мотивации подрост�ков, воспитывающихся в семьях и обучающихся всредней общеобразовательной школе (СОШ), и под�ростков группы риска — воспитанников детского до�ма и бродяжничающих;

— сравнить особенности мотивации подростков снормативным интеллектуальным развитием, обуча�ющихся в СОШ, и подростков с высоким уровнемразвития интеллекта, обучающихся в гимназии дляодаренных детей.

В исследовании приняли участие 403 ребенка иподростка 9—17 лет:

— младшие школьники, обучающиеся в IV классеСОШ (9—10 лет), 80 человек;

— младшие подростки, обучающиеся в V—VI классах СОШ (11—13 лет), 80 человек;

— старшие подростки, обучающиеся в IX—X классах СОШ (14—17 лет), 80 человек;

— подростки, воспитывающиеся в детском доме(11—17 лет), 60 человек;

— подростки, имеющие стаж социального сиротст�ва не менее двух лет, убегающие из детских домов иприютов, бродяжничающие (12—15 лет), 60 человек;

— младшие подростки с высоким уровнем интел�лектуального развития, обучающиеся в VI—VII классах гимназии для одаренных детей (11—13 лет), 43 человека.

Исследование проведено в 2009—2012 гг. на базечетырех средних общеобразовательных школ, двухдетских домов и одной гимназии г. Москвы, а такжеинфекционного отделения Тушинской детской го�родской больницы Департамента здравоохраненияг. Москвы (в которое доставляются полицией дети�беспризорники с улицы и изъятые из семей, находя�

щихся в социально опасном положении) совместно саспирантами С.В. Гани, А.А. Метелиной, Л.Ф. Сен�кевич и психологом Тушинской детской городскойбольницы Л.Н. Трутаевой.

Для решения поставленных задач использовалсяопросник «Доминирующая мотивация» В.Н. Колюц�кого, И.Ю. Кулагиной — варианты для младшегошкольного возраста [20] и подросткового возраста [22].

Обработка и анализ полученных результатовпроизводились с помощью пакета статистическихпрограмм PASW Statistics 18.

Результаты и обсуждение

Возрастные тенденции развития мотивацииРебенок, получая среднее образование, проживает

три возрастных периода: младший школьный, млад�ший подростковый и старший подростковый (стар�ший школьный) возраст, каждый из которых имеетособую социальную ситуацию развития и ведущую де�ятельность [41]. Поэтому можно предположить, что напротяжении этих трех возрастных этапов мотивациянадситуативного уровня усиливается и изменяется.

Как показали данные проведенного эмпирическо�го исследования, в младшем школьном возрасте пре�обладает духовно�нравственная мотивация (табл. 1).По сравнению с этим видом мотивации два других —гедонистическая и эгоцентрическая — выраженыслабо. Можно считать, что гедонистическая мотива�ция (на осознанном или произвольном уровне) длямладшего школьного возраста не характерна. Види�мо, интенсивное развитие духовно�нравственной мо�тивации на последнем этапе детства связано с сохра�няющейся ориентацией ребенка на взрослого, с вну�тренней позицией школьника [5], способствующейусвоению тех традиционных ценностей, имеющихдуховно�нравственный контекст, которые трансли�руются учителем — одним из наиболее значимых длямладшего школьника людей. Отметим, что выявлен�ные в последние годы особенности мотивации уча�щихся начальных классов сопоставимы с тенденци�ей развития коллективистической мотивации, обыч�но сочетающейся с деловой, в младшем школьномвозрасте в 70�е гг. прошлого века [10].

В младшем подростковом возрасте наблюдаетсяразвитие гедонистической и эгоцентрической мотива�ции, причем в определенной мере за счет духовно�нравственной (табл. 1). Различия между двумя возра�стными группами значимы (при р≤0,001). Рассматри�вая популяционную динамику, можно предположить,что усиление гедонистической мотивации, отвечаю�щей принципу удовольствия, и ослабление духовно�нравственной мотивации связано с эмансипацией отвзрослых [16] и усвоением подростками молодежнойсубкультуры или «контркультуры» [2; 30].

В старшем подростковом возрасте происходитразвитие всех видов мотивации (различия междугруппами младших школьников и младших подрост�ков, с одной стороны, и старших подростков, с дру�

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 104: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

104

гой стороны, статистически значимы при р≤0,001).У старшего школьника, находящегося на порогевзрослой жизни, усиливается выраженность эгоцент�рической мотивации, связанной с постановкой лич�ных целей, не только ближних, но и дальних, в соот�ветствии с расширяющейся временной перспективой.Развитие духовно�нравственной мотивации, вероят�но, согласуется с решением проблем профессиональ�ного и морального самоопределения, поскольку в этовремя «аффективным центром жизненной ситуации»становится выбор дальнейшего жизненного пути, воз�никает потребность найти свое место в обществе, оп�ределить смысл своего существования [5]. Развитиегедонистической мотивации можно отнести за счетвнешних факторов, преобладающей в последнее вре�мя культуры потребления, а также возрастания воз�можностей, самостоятельности подростков, хотяздесь нельзя исключить и защитные механизмы.

Если рассматривать изменения мотивации в под�ростковом возрасте в целом (включая младший истарший подростковые возраст), можно соотнестиэти результаты с данными о ценностях и пережива�ниях подростков. Мотивационные и ценностно�смысловые показатели не совпадают, но, тем не ме�нее, они близки [17]. Показано [25; 32], что, начиная с90�х гг., для подростков наиболее значимы такие цен�ности, как семья, любовь, друзья и свобода. И, хотя вэтой системе ценностных ориентаций не отдаетсяприоритет общечеловеческим ценностям (благопо�лучию общества, познанию, творчеству, красоте при�роды и искусства, как это было в 70—80�е гг.), она, бе�зусловно, имеет духовно�нравственный контекст.В системе переживаний подростков наиболее значи�мой проблемой становится будущее, в несколькоменьшей степени значимы школа, собственное Я идуховное становление [21]. Профили деятельностно�

ориентированных переживаний многомодальны, чтоотражает полиморфизм ведущих потребностей в под�ростковом возрасте, но среди «вершинных» устойчи�во представлены мировоззренческое (VI, VII, VIII, Xклассы) и профессиональное (VII, VIII, IX классы)самоопределение [29]. При этом современных подро�стков волнуют, наряду с преобладающими проблема�ми духовно�нравственного плана и проблемами лич�ных перспектив, достижений, статуса (школа, буду�щее), вопросы отношения к еде и аппетита [1], впи�сывающиеся в гедонистический контекст.

Полученные нами данные не противоречат дан�ным, имеющимся в современной литературе. Под�черкнем, что на всех возрастных этапах при обуче�нии в средней общеобразовательной школе происхо�дит становление одного и того же мотивационногопрофиля, в котором максимально представлена ду�ховно�нравственная мотивация и минимально — ге�донистическая.

Варианты развития мотивацииПомимо возрастных особенностей развития моти�

вации, существуют индивидуально�типические раз�личия. Не касаясь индивидуальных вариантов, оста�новимся на мотивационных показателях трех группподростков: социальных сирот, воспитывающихся вдетских домах и бродяжничающих, подростков, вос�питывающихся в семьях и обучающихся в СОШ, иодаренных подростков, обучающихся в гимназии.

Для подростков — воспитанников детского домахарактерен мотивационный профиль, отличный отмотивационного профиля их сверстников,. Различиямежду группами подростков из семей и закрытыхдетских учреждений статистически значимы (приp<0,001) по параметрам «духовно�нравственная» и«гедонистическая» мотивация (табл. 2).

Т а б л и ц а 1Мотивационные показатели школьников

(средние значения, значимость различий между возрастными группами)

Возраст Статистики критерияМотивация Младший Младший U Манна—Уитни W Уилкоксона Асимпт. знч.

школьный подростковый (двухст.)Гедонистическая 2,6 5,4 1905,500 5145,500 ,000Эгоцентрическая 4,8 7,2 1744,500 4984,500 ,000Духовно�нравственная 12,5 10,6 2207,000 5447,000 ,001

младший старшийподростковый подростковый

Гедонистическая 5,4 7,2 2156,000 5396,000 ,000Эгоцентрическая 7,2 10,1 1660,500 4900,500 ,000Духовно�нравственная 10,6 14,9 933,500 4173,500 ,000

Т а б л и ц а 2Мотивационные показатели подростков, воспитывающихся в семьях и детском доме

(средние значения, значимость различий между группами)

Подростки СтатистикиМотивация Учащиеся СОШ Воспитанники U Манна—Уитни W Уилкоксона Асимпт. знч.

детского дома (двухст.)Гедонистическая 6,3 11,9 2136,0 15016,0 ,000Эгоцентрическая 8,6 8,3 4544,0 6374,0 ,542Духовно�нравственная 12,7 8,4 1983,5 3813,5 ,000

Кулагина И.Ю. Доминирующая мотивация школьников: возрастные тенденции...Kulagina I.Yu. Dominant Motivation in Schoolchildren: Age Trends and Conditions...

Page 105: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

105

Наиболее выраженной у социальных сирот —воспитанников детского дома является гедонистиче�ская мотивация, в несколько меньшей степени пред�ставлена эгоцентрическая мотивация, духовно�нрав�ственная мотивация развита слабо.

Эти результаты согласуются с имеющимися в ли�тературе данными о психологических особенностяхвоспитанников закрытых образовательных учрежде�ний. Отмечается, что «…отсутствие постоянной забо�тящейся значимой фигуры, безусловного принятия,необходимость постоянно приспосабливаться и за�служивать хорошее отношение приводят к сниже�нию активного отношения к жизни» [28, с. 138]. Пас�сивное отношение к жизни проявляется у таких под�ростков, в частности, в моральном иждивенчестве —привычке жить по указке и материальном иждивен�честве — психологии потребительства, уверенностив том, что общество должно их обеспечивать [12].

Соответственно, мотивационная сфера подрост�ков�сирот уже, чем у их сверстников, воспитывающих�ся в семьях. «В целом мотивы воспитанников интерна�та значительно более однообразны и бедны, чем уобычных подростков» [33, с. 38]). Преобладают моти�вы, ориентирующие подростка на сегодняшний деньили ближайшее будущее, что отражает ограничен�ность временной перспективы. Более значимыми исильными оказываются мотивы, связанные с возника�ющим в подростковом возрасте сексуальным влечени�ем, что выражается в манифестируемой гиперсексу�альности. «У подростка из интерната к моменту поло�

вого созревания часто не оказывается психологичес�ких новообразований — интересов, ценностей, нравст�венно�эстетических чувств, — которые могли бы по си�ле и значимости конкурировать с пробудившимся по�ловым влечением. Не опосредованное культурнымипсихологическими структурами, половое влечениестановится у такого подростка «некультурной» по�требностью, абсолютно доминирующей в отсутствиеконкуренции» [26, с. 207]. О примитивности преобла�дающей мотивации также свидетельствует наличиесильных мотивов, связанных с отдыхом [26].

Таким образом, при социальной депривации уподростков развиваются примитивные потребностии мотивы, подчиненные принципу удовольствия (ге�донистическая мотивация) в ущерб интересам ипривязанностям (духовно�нравственной мотива�ции). В то же время эгоцентрическая мотивацияприобретает характер потребления, а не достижения.Все это приводит к дисгармоничной структуре моти�вационной сферы.

Социальные сироты, воспитанники детского до�ма и бродяжничающие подростки, сбегающие из сво�их асоциальных семей и детских домов — это близ�кие группы риска. Тем не менее, их мотивационныепрофили различны (рис. 1).

У бродяжничающих социальных сирот так же яркопроявляется гедонистическая мотивация, как и у воспи�танников детского дома, но духовно�нравственная и эго�центрическая мотивация выражены сильнее (различиязначимы при р≤0,001, табл. 3). При сравнении их мотива�

Т а б л и ц а 3Мотивационные показатели подростков — социальных сирот, воспитывающихся в детском доме

и бродяжничающих (средние значения, значимость различий между группами)

Подростки СтатистикиМотивация Воспитанники Бродяжни U Манна—Уитни W Уилкоксона Асимпт. знч.

детского дома чающие (двухст.)Гедонистическая 11,9 11,2 1670,0 3500,0 ,494Эгоцентрическая 8,3 10,9 1055,0 2885,0 ,000Духовно�нравственная 8,4 12,1 757,5 2587,5 ,000

Рис. 1. Мотивационные профили подростков, воспитывающихся и обучающихся в разных условиях

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 106: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

106

ционных показателей с показателями учащихся СОШ,воспитывающихся в семьях, обнаруживаются значимыеразличия по параметрам «гедонистическая мотивация»и «эгоцентрическая мотивация», при отсутствии разли�чий по параметру «духовно�нравственная мотивация».Высокие мотивационные показатели создают уплощен�ный мотивационный профиль, свидетельствующий ослабой дифференцированности мотивов. Но следуетпризнать, что подростки данной категории, несмотря наотсутствие интегрированности в социальную среду и си�стематического обучения, сохранили привязанности иопределенные познавательные интересы.

Еще один вариант развития мотивации представ�лен группой младших подростков с высоким интел�лектом, обучающихся в гимназии по программе, адап�тированной для одаренных детей. Одаренным детям иподросткам могут быть присущи дисгармоничный типразвития одаренности, разнообразные проблемы вличностном развитии, поведении и обучении, так чтоданная категория рассматривается как группа психо�лого�педагогического риска [4; 40]. Но для нашей вы�борки характерен достаточно благополучный ход раз�вития и благоприятные условия обучения. Наличиевысокого уровня интеллектуального развития, обеспе�чивающего большую осознанность мотивации, и бла�гоприятные для развития условия создают возмож�ность более интенсивного становления мотивации.Можно предположить, что у подростков с сильной по�знавательной потребностью, являющейся обязатель�ным компонентом одаренности и основой исследова�тельской позиции [19; 39], окажется более развитойдуховно�нравственная мотивация. И действительно,духовно�нравственная мотивация у гимназистов явля�ется наиболее развитой, по сравнению с другими вида�ми мотивации, и более развитой, чем у подростков снормативным развитием интеллекта, обучающихся вСОШ. Но в то же время, более выражены у одаренныхподростков эгоцентрическая и гедонистическая моти�вация (различия между двумя группами статистичес�ки значимы при р≤0,001) (табл. 4).

Мотивационный профиль одаренных подростковв целом повторяет мотивационный профиль их свер�стников. При этом более выраженную духовно�нрав�ственную мотивацию можно объяснить особой по�знавательной потребностью, стремлением к творче�ству, осознанием смысла жизни и проявлением ин�тереса к жизни у одаренных [37], эгоцентрическуюмотивацию — определенностью жизненных целей ивысокой социально�психологической адаптирован�ностью, достигаемой ими в благоприятных условиях[31; 37]. Обращает на себя внимание выраженная ге�

донистическая мотивация, по своему уровню равнаяэгоцентрической.

Возможно, одаренные подростки более восприимчи�вы к тем новым ценностным ориентирам, которые по�явились в обществе при резком изменении социально�экономических условий. Как пишет А.С. Арсеньев, «…содной стороны, уничтожение идеологического пресса,штамповавшего социальных функционеров и конфор�мистов, как будто бы открывает дорогу воспитанию лич�ности; с другой стороны, хлынувшая в образовавшийсявакуум и связанная с господством рыночных отноше�ний идеология индивидуализма, вещизма и ее про�дукт — «массовая культура» являют собой более глубо�кую, тонкую и соблазнительную подмену всего собст�венно человеческого и личностного» [2, с. 181—182].

Выводы

1. Полученные в исследовании данные позволяютсудить об основных возрастных тенденциях в разви�тии мотивации надситуативного уровня: в младшемшкольном возрасте интенсивно развивается духов�но�нравственная мотивация, соответствующаятранслируемым педагогами традиционным ценнос�тям; в подростковом возрасте развиваются все видымотивации, в том числе гедонистическая, отвечаю�щая принципу удовольствия и соответствующаяориентирам как молодежной субкультуры, так и со�временной «массовой культуры» в целом.

2. Развитие мотивации надситуативного уровня вподростковом возрасте протекает по�разному в разныхусловиях воспитания и обучения. Становление мотива�ционного профиля, отвечающего задачам социализации,происходит при воспитании в семьях и обучении в сред�ней общеобразовательной школе. Мотивационный про�филь, не способствующий успешной социализации, спреобладанием гедонистической мотивации, формиру�ется в условиях воспитания в закрытом образовательномучреждении (детском доме); уплощенный, без необходи�мой дифференциации мотивов — при бродяжничестве.

3. Своеобразие становления мотивации наблюдаетсяпри высоком уровне интеллекта и благоприятных усло�виях обучения: у одаренных подростков — гимназистоввсе виды доминирующей мотивации являются болеевыраженными, чем у их сверстников с нормативнымипоказателями интеллекта, но при преобладающей ду�ховно�нравственной мотивации и развитой эгоцентри�ческой мотивации, связанной с личными достижениямии постановкой индивидуальных целей, приобретаетбольшую значимость гедонистическая мотивация.

Т а б л и ц а 4Мотивационные показатели младших подростков, обучающихся в СОШ и гимназии для одаренных

детей (средние значения, значимость различий между группами)

Подростки СтатистикиМотивация Учащиеся Гимназисты U Манна—Уитни W Уилкоксона Асимпт. знч.

СОШ (одаренные) (двухст.)Гедонистическая 5,4 10 693,5 3933,5 ,000Эгоцентрическая 7,2 10 938,0 4178,0 ,000Духовно�нравственная 10,6 15 563,0 3803,0 ,000

Кулагина И.Ю. Доминирующая мотивация школьников: возрастные тенденции...Kulagina I.Yu. Dominant Motivation in Schoolchildren: Age Trends and Conditions...

Page 107: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

107

Литература

1. Алехин А.Н., Осташева Е.И. Особенности формиро�вания личности в подростковом возрасте как индикаторыкачества образовательной среды // Психологическая на�ука и образование. 2013. № 6. С. 13—18.

2. Арсеньев А.С. Подросток глазами философа: философ�ский очерк // Развитие личности. 2013. № 2. С. 110—184.

3. Асеев В.Г. Феномен неоднозначности воздействий:мотивационные механизмы // Мотивация в современноммире. М.: МГПУ, 2011. С. 20—24.

4. Богоявленская М.Е. Психологические особенностигармоничного и дисгармоничного типов развития одарен�ности: автореф. дисс. … канд. психол. наук. М., 2008. 25 с.

5. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детскомвозрасте. СПб.: Питер, 2009. 400 с.

6. Братусь Б.С. Личностные смыслы, по А.Н. Леонтье�ву, и проблема вертикали сознания // Традиции и пер�спективы деятельностного подхода в психологии. ШколаА.Н. Леонтьева / Под ред. А.Е. Войскунского, А.Н. Ждан,О.К. Тихомирова. М.: Смысл, 1999. С. 284—289.

7. Василюк Ф.Е. Жизненный мир и кризис: типологиче�ский анализ критических ситуаций // Психология лично�сти. Хрестоматия / Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, А.А. Пу�зырея, В.В. Архангельской. М.: АСТ; Астрель, 2009.С. 437—450.

8. Вилюнас В.К. Теория деятельности и проблемы моти�вации // А.Н. Леонтьев и современная психология / Подред. А.В. Запорожца, В.П. Зинченко и др. М.: Изд�во МГУ,1983. С. 191—200.

9. Вилюнас В.К. Психология развития мотивации. СПб.:Речь, 2006. 458 с.

10. Власова Н.Н. Особенности доминирования мотивову детей младшего школьного возраста: автореф. дисс. …канд. психол. наук. М., 1977. 24 с.

11. Изучение мотивации поведения детей и подрост�ков / Под ред. Л.И. Божович, Л.В. Благонадежиной. М.:Педагогика, 1972. 352 с.

12. Комплексная помощь семье с приемным ребенком /Под ред. А.М. Щербаковой. М.: Вестком, 2002. 264 с.

13. Культурно�историческая психология / В.В. Рубцов,В.П. Зинченко, А.А. Марголис, Б.Г. Мещеряков // Мос�ковская психологическая школа. История и современ�ность: в 4 т. Т. 4 / Под ред. В.В. Рубцова. М.: МГППУ, 2007.С. 14—20.

14. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность.М.: Политиздат, 1975. 304 с.

15. Леонтьев А.Н. Лекции по общей психологии. М.:Смысл; Издательский центр «Академия», 2010. 511 с.

16. Личко А.Е. Типы акцентуаций характера и психопа�тий у подростков. М.: Апрель�Пресс; ЭКСМО�Пресс, 1999.416 с.

17. Макклелланд Д. Мотивация человека. СПб.: Питер,2007. 672 с.

18. Маслоу А. Мотивация и личность. СПб.: Евразия,1999. 478 с.

19. Матюшкин А.М. Концепция творческой одареннос�ти // Московская психологическая школа. История и со�временность: в 4 т. Т. 1. Кн. 2. / Под ред. В.В. Рубцова. М.:ПИ РАО; МГППУ, 2004. С. 84—91.

20. Методики оценки уровня психологического здоро�вья у детей школьного возраста / Под ред. Т.В. Волосовец,Е.Н. Кутеповой. М.: РУДН, 2007. 126 с.

21. Мещерякова И.А. Некоторые проблемы и результа�ты изучения проблемного поля старшеклассников //Культурно�историческая психология. 2006. № 4. С. 52—60.

22. Педагогическая психология / Под ред. И.Ю. Кула�гиной. М.: ТЦ Сфера, 2008. 480 с.

23. Петровский А.В. Психология и время. СПб.: Питер,2007. 448 с.

24. Петровский В.А. Логика «Я». М.;Тула: ТГПУ имениЛ.Н. Толстого, 2008. 271 с.

25. Подросток на перекрестке эпох / Под ред.С.В. Кривцовой. М.: Генезис, 1997. 288 с.

26. Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Психология сиротст�ва. СПб.: Питер, 2005. 400 с.

27. Профессиональный стандарт «Педагог (педагогиче�ская деятельность в дошкольном, начальном общем, ос�новном общем, среднем общем образовании) (воспита�тель, учитель)» // Психологическая наука и образование.2014. № 3. С. 11— 31.

28. Пути решения проблемы сиротства в России /В.К. Зарецкий, М.А. Дубровская, В.Н. Ослон, А.Б. Холмо�горова. М.: ООО «Вопросы психологии», 2002. 208 с.

29. Рахматуллина Е.А. Возрастная динамика деятель�ностно�ориентированных переживаний в подростковомвозрасте // Культурно�историческая психология. 2012.№ 1. С. 8—16.

30. Реан А.А. Подростковая субкультура — зона потен�циальных рисков // Психологическая наука и образова�ние. 2012. № 4. С. 5—10.

31. Саулина Е.Б. Мотивация и социально�психологиче�ская адаптация когнитивно одаренных подростков, обуча�ющихся в обычных общеобразовательных школах // Пси�хологическая наука и образование. 2013. № 1. С. 11—19.

32. Стойлик А.Ю. Вариативность ценностных ориента�ций современных старшеклассников: автореф. дисс....канд. психол. наук. М., 2004. 25 с.

33. Толстых Н.Н. Некоторые особенности мотивации ивременной перспективы детей�сирот из учреждений //Психологическая наука и образование. 2009. № 3. С. 33—43.

34. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс,1990. 367 с.

35. Франкл В. Воля к смыслу. М.: Эксмо�Пресс, 2000.368 с.

36. Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия //Психология бессознательного / Под ред. М.Г. Ярошевско�го. М.: Просвещение, 1989. 448 с.

37. Хазова С.А. Одаренные старшеклассники: факторыриска и ресурсы развития // Психологическая наука и об�разование. 2012. № 4. С. 26—32.

38. Шелина С.Л., Митина О.В. Нормативно�ценност�ные представления современных родителей, учителей,воспитателей (анализ содержания моральных сужде�ний) // Психологическая наука и образование. 2015. № 1.С. 49—58.

39. Шумакова Н.Б. Мотивационно�личностные аспектыразвития одаренности в подростковом возрасте // На поро�ге взросления: сб. научных статей / Под ред. Л.Ф. Обуховой,И.А. Корепановой. М.: МГППУ, 2011. С. 104—113.

40. Щебланова Е.И. Неуспешные одаренные школьни�ки. М.: Бином, 2011. 245 с.

41. Эльконин Д.Б. Психическое развитие в детских воз�растах. Избранные психологические труды. М.; Воронеж,1995. 416 с.

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 108: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

108

Dominant Motivation in Schoolchildren:Age Trends and Conditions of Development

I.Yu. Kulagina*,Moscow State University of Psychology & Education, Moscow, Russia,

[email protected]

The paper addresses the issue of the development of dominant motivation, or motivation of over�situationallevel, regarded as the general vector that defines basic patterns of behavior of an individual in various situa�tions and activities. Dominant motivation represents the attitude towards the world (towards other people andwork) and oneself and underpins personality orientation on the ontogenetic stage of personality stabilization.The paper describes data of an empirical study carried out on a sample of 403 children and adolescents usingan inventory developed by the author. The data provide an insight into the population dynamics of motivationdevelopment in school�age children and teenagers. As it was revealed, moral motivation actively develops inearly school age, whereas egocentric and hedonistic motivation develops in adolescence. The paper providescharacteristics both of motivational profiles that promote socialization in adolescents and of the ones that donot. It concludes that moral motivation dominates in favorable educational and upbringing conditions (inteenagers with normal intellectual development studying at ordinary schools and in gifted children andteenagers with high levels of intellectual development studying at gymnasiums), while hedonistic motivationdominates in children who are brought up in children's homes; homeless adolescents display no differentiationof motives at all.

Keywords: moral motivation, egocentric motivation, hedonistic motivation, early school age, adolescence,gymnasium for gifted children, elementary school, children's home, vagrancy.

References

1. Alekhin A.N., Ostasheva E.I. Osobennosti formirova�niya lichnosti v podrostkovom vozraste kak indikatory kach�estva obrazovatel'noi sredy [Features of identity formation inadolescence as indicators of the quality of the educationalenvironment]. Psikhologicheskaya nauka i obrazovanie[Psychological Science and Education], 2013, no. 6, pp. 13—18.(In Russ., abstr. in Engl.).

2. Arsen'ev A.S. Podrostok glazami filosofa: filosofskiiocherk [Teenager by eyes of the philosopher: philosophicalessay]. Razvitie lichnosti [Development of Personality], 2013,no. 2, pp. 110—184.

3. Aseev V.G. Fenomen neodnoznachnosti vozdeistvii:motivatsionnye mekhanizmy [The phenomenon of mixedimpact: motivational mechanisms]. Motivatsiya v sovremen/nom mire [Motivation in the modern world]. Moscow: Publ.MGPU, 2011, pp. 20—24.

4. Bogoyavlenskaya M.E. Psikhologicheskie osobennostigarmonichnogo i disgarmonichnogo tipov razvitiya odarennosti.[Psychological features harmonious and disharmonious types ofgiftedness. PhD (Psychology) diss.]. Moscow, 2008. 25 p.

5. Bozhovich L.I. Lichnost' i ee formirovanie v detskomvozraste [Personality and its formation in childhood]. Saint�Petersburg: Piter, 2009. 400 p.

6. Bratus' B.S. Lichnostnye smysly po A.N.Leont'evu iproblema vertikali soznaniya [Personal sense of Leontiev andthe problem of vertical consciousness]. Traditsii i perspektivydeyatel'nostnogo podkhoda v psikhologii. Shkola A.N.Leont'eva[Traditions and perspectives of the activity approach in psychol/ogy. Leontiev's School]. Moscow: Smysl, 1999, pp. 284—289.

7. Vasilyuk F.E. Zhiznennyi mir i krizis: tipologicheskiianaliz kriticheskikh situatsii [Life the world and the crisis: atypological analysis of the crisis situations]. In GippenreiterYu.B. (eds.) Psikhologiya lichnosti. Khrestomatiya [Psychologyof Personality. Anthology]. Moscow: AST, Astrel', 2009,pp. 437—450.

8. Vilyunas V.K. Teoriya deyatel'nosti i problemy moti�vatsii [The theory of activity and motivation problems]. InZaporozhts A.V. (eds.) A.N. Leont'ev i sovremennayapsikhologiya [Leontiev and modern psychology]. Moscow: Publ.MGU, 1983, pp. 191—200.

9. Vilyunas V.K. Psikhologiya razvitiya motivatsii[Psychology of motivation's development]. Saint�Petersburg:Rech', 2006. 458 p.

10. Vlasova N.N. Osobennosti dominirovaniya motivovu detei mladshego shkol'nogo vozrasta. Diss. kand. psikhol.n. [Features of the dominance of motives in children of pri�mary school age. PhD (Psychology) diss.]. Moscow, 1977.24 p.

* Kulagina Irina Yuryevna, PhD in Psychology, professor at the Chair of Developmental Psychology, Department of EducationalPsychology, Moscow State University of Psychology & Education, Moscow, Russia. E�mail: [email protected]

For citation:Kulagina I.Yu. Dominant Motivation in Schoolchildren: Age Trends and Conditions of Development. Кul'turno/istoricheskayapsikhologiya = Cultural/historical psychology, 2015. Vol. 11, no. 3, pp. 100—109. (In Russ., abstr. in Engl.). doi: 10.17759/chp.2015110309

Кулагина И.Ю. Доминирующая мотивация школьников: возрастные тенденции...Kulagina I.Yu. Dominant Motivation in Schoolchildren: Age Trends and Conditions...

Page 109: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

109

11. Bozhovich L.I. (eds.) Izuchenie motivatsii povedeniyadetei i podrostkov [Study of the motivation of behavior ofchildren and adolescents]. Moscow: Pedagogika, 1972. 352 p.

12. Shcherbakova A.M. (ed.) Kompleksnaya pomoshch'sem'e s priemnym rebenkom [A comprehensive family supportto foster child]. Moscow: Vestkom, 2002. 264 p.

13. Rubtsov V.V. (eds.) Kul'turno�istoricheskaya psikho�lo�giya [Cultural�historical psychology]. In Rubtsov V.V.(eds.) Moskovskaya psikhologicheskaya shkola. Istoriya i sovre/mennost' [Moscow school of psychology. History and moderni/ty]. Moscow: Publ. MGPPU, 2007. Vol. 4. pp. 14—20.

14. Leont'ev A.N. Deyatel'nost'. Soznanie. Lichnost' [Activi�ties. Consciousness. Personality]. Moscow: Politizdat, 1975. 304 p.

15. Leont'ev A.N. Lektsii po obshchei psikhologii [Lec�tures on general psychology]. Moscow: Smysl, Izdatel'skiitsentr "Akademiya", 2010. 511 p.

16. Lichko A.E. Tipy aktsentuatsii kharaktera i psikhopatiiu podrostkov [The types of character accentuations and psy�chopathic teenagers]. Moscow: APREL' Press, EKSMOPress, 1999. 416 p.

17. McClelland D. Motivatsiya cheloveka [HumanMotivation]. Saint—Petersburg: Piter, 2007. 672 p.

18. Maslow A. Motivatsiya i lichnost' [Motivation andPersonality]. Saint�Petersburg: Evraziya, 1999. 478 p.

19. Matyushkin A.M. Kontseptsiya tvorcheskoi odarennosti[The concept of creative gifts]. Rubtsov V.V. (eds.) Moskovskayapsikhologicheskaya shkola. Istoriya i sovremennost' [Moscowschool of psychology. History and modernity]. Moscow: Publ. PIRAO, MGPPU, 2004. Vol. 1, no. 2, pp. 84—91.

20. Volosovets T.V. (eds.) Metodiki otsenki urovnyapsikhologicheskogo zdorov'ya u detei shkol'nogo vozrasta[Valuation techniques level of psychological health of school�age children]. Moscow: Publ. RUDN, 2007. 126 p.

21. Meshcheryakova I.A. Nekotorye problemy i rezul'tatyizucheniya problemnogo polya starsheklassnikov [Some prob�lems and the results of the study of the problem field of teenag�er in high school]. Kul'turno/istoricheskaya psikhologiya[Cultural/Historical Psychology], 2006, no. 4, pp. 52—60. (InRuss., abstr. in Engl.).

22. Kulagina I.Yu. (ed.) Pedagogicheskaya psikhologiya[Pedagogical Psychology]. Moscow: TTs Sfera, 2008. 480 p.

23. Petrovskii A.V. Psikhologiya i vremya [Psychologyand time]. Saint� Petersburg: Piter, 2007. 448 p.

24. Petrovskii V.A. Logika "Ya" [The logic of the "I"].Moscow�Tula: Publ. TGPU im. L.N.Tolstogo, 2008. 271 p.

25. Krivtsova S.V. (ed.) Podrostok na perekrestke epokh[The teenager at the crossroads of epochs]. Moscow: Genezis,1997. 288 p.

26. Prikhozhan A.M., Tolstykh N.N. Psikhologiya sirotst�va [Psychology of abandonment]. Saint�Petersburg: Piter,2005. 400 p.

27. Professional'nyi standart Pedagog (pedagogicheskayadeyatel'nost' v doshkol'nom, nachal'nom obshchem,osnovnom obshchem, srednem obshchem obrazovanii) (vospi�tatel', uchitel') [Professional standard Teacher (teachingactivities in preschool, primary general, basic general, second�ary general education) (educators, teachers)]. Psikhologi/cheskaya nauka i obrazovanie [Psychological Science andEducation], 2014, no. 3, pp. 11— 31.

28. Zaretskii V.K. (eds.) Puti resheniya problemy sirotstvav Rossii [Ways of solving the problem of child abandonment inRussia]. Moscow: Publ. "Voprosy psikhologii", 2002. 208 p.

29. Rakhmatullina E.A. Vozrastnaya dinamika dey�atel'nostno�orientirovannykh perezhivanii v podrostkovomvozraste [Age dynamics of action�oriented experiences in ado�lescence]. Kul'turno/istoricheskaya psikhologiya [Cultural/Historical Psychology], 2012, no. 1, pp. 8—16. (In Russ., abstr.in Engl.).

30. Rean A.A. Podrostkovaya subkul'tura — zonapotentsial'nykh riskov [Teenage subculture as zone potentialrisks]. Psikhologicheskaya nauka i obrazovanie [PsychologicalScience and Education], 2012, no. 4, pp. 5—10. (In Russ., abstr.in Engl.).

31. Saulina E.B. Motivatsiya i sotsial'no�psikhologich�eskaya adaptatsiya kognitivno�odarennykh podrostkov,obuchayush�chikhsya v obychnykh obshcheobrazovatel'nykhshkolakh [Motivation and social�psychological adaptation ofcognitive�gifted adolescents studying in ordinary schools].Psikhologi/cheskaya nauka i obrazovanie [Psychological Scienceand Education], 2013, no. 1, pp. 11—19. (In Russ., abstr. inEngl.).

32. Stoilik A.Yu. Variativnost' tsennostnykh orientatsiisovremennykh starsheklassnikov Diss. kand.psikchol. n.[Variability of valuable orientations of modern high school.PhD (Psychology) diss.]. Moscow, 2004. 25 p.

33. Tolstykh N.N. Nekotorye osobennosti motivatsii i vre�mennoi perspektivy detei�sirot iz uchrezhdenii [Some featuresof motivation and time perspective orphans from institutions].Psikhologicheskaya nauka i obrazovanie [Psychological Scienceand Education], 2009, no. 3, pp. 33—43. (In Russ., abstr. inEngl.).

34. Frankl V. Chelovek v poiskakh smysla [Man's Searchfor Meaning]. Moscow: Progress, 1990. 367 p.

35. Frankl V. Volya k smyslu [The will to meaning].Moscow: Eksmo�Press, 2000. 368 p.

36. Freid Z. Po tu storonu printsipa udovol'stviya [Beyondthe Pleasure Principle]. In Yaroshevskii M.G. (ed) Psikho/logiya bessoznatel'nogo [Psychology of the Unconscious]. Mos�cow: Prosveshchenie, 1989. 448 p. (In Russ.).

37. Khazova S.A. Odarennye starsheklassniki: faktoryriska i resursy razvitiya [Gifted high school students: risk fac�tors and resources development]. Psikhologicheskaya nauka iobrazovanie [Psychological Science and Education], 2012, no. 4,pp. 26—32. (In Russ., abstr. in Engl.).

38. Shelina S.L., Mitina O.V. Normativno�tsennostnyepredstavleniya sovremennykh roditelei, uchitelei, vospitatelei(analiz soderzhaniya moral'nykh suzhdenii) [Regulatory andvalue ideas of modern parents, teachers, tutors (content analy�sis of moral reasoning)]. Psikhologicheskaya nauka i obrazo/vanie [Psychological Science and Education], 2015, no 1,pp. 49—58. (In Russ., abstr. in Engl.).

39. Shumakova N.B. Motivatsionno�lichnostnye aspektyrazvitiya odarennosti v podrostkovom vozraste [Motivation�personal aspects of giftedness in adolescence]. In ObukhovaL.F. (eds.) Na poroge vzrosleniya. Sbornik nauchnykh statei [Onthe threshold of adulthood. Collected articles]. Moscow: Publ.MGPPU, 2011, pp. 104—113.

40. Shcheblanova E.I. Neuspeshnye odarennye shkol'niki.[Unsuccessful gifted students]. Moscow: Binom, 2011. 245 p.

41. El'konin D.B. Psikhicheskoe razvitie v detskikhvozrastakh. Izbrannye psikhologicheskie trudy [Mental devel�opment in childhood. Selected psychological works]. Moscow�Voronezh, 1995. 416 p.

КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ 2015. Т. 11. № 3CULTURAL�HISTORICAL РSYCHOLOGY 2015. Vol. 11, no. 3

Page 110: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

Рассмотрение любой проблемы может осуществ�ляться многообразными способами. Современ�

ные методологические подходы позволяют совер�шать самые различные преобразования исследуе�мого содержания. В этом случае важно найти наи�более выраженные моменты, ярко характеризую�щие предмет исследования, понимая при этом, чтоони передают только часть спектра его возможныхвариаций. Учитывая данное обстоятельство, мырассмотрим вопрос о видах репрезентации реально�сти, характерных для дошкольников. Анализ работ,посвященных развитию детей младшего возраста впроцессе образования, поражает наличием систем�ного противопоставления натурального и культур�ного оснований, которое проявляется на самых раз�ных уровнях [32].

Проблема объективности ситуации

Это противопоставление обусловлено специфи�кой человеческой культуры и прежде всего теми ситу�ациями, которые она порождает. Таким образом, нампридется обратиться к проблеме ситуаций. Сразунужно подчеркнуть особенность задачи: мы хотим ис�следовать когнитивное развитие и не стремимся зани�маться рассмотрением социальных вопросов. Однаконам необходимо ввести определение ситуации, что за�трагивает социальный аспект. На важность ситуациикак фактора человеческого поведения указывалД.Б. Уотсон: «Когда человеческое существо соверша�ет ряд актов — производит движение руками, ногамиили напрягает свои голосовые связки, — то непремен�но должна существовать группа предшествующих

110

Репрезентация объективных ситуаций детьмидошкольного возраста

Н.Е. Веракса*,Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ), Москва, Россия,

[email protected]

Культурно�историческая психология2015. Т. 11. № 3. С. 110—119doi: 10.17759/chp.2015110310ISSN: 1816�5435 (печатный)ISSN: 2224�8935 (online)© 2015 ГБОУ ВПО МГППУ

Cultural�Historical Psychology 2015. Vol. 11, no. 3, рр. 110—119

doi: 10.17759/chp.2015110310ISSN: 1816�5435 (print)

ISSN: 2224�8935 (online)© 2015 Moscow State University of Psychology & Education

Для цитаты:Веракса Н.Е. Репрезентация объективных ситуаций детьми дошкольного возраста // Культурно�историческая психо�логия. 2015. Т. 11. № 3. С. 110—119. doi: 10.17759/chp.2015110310

* Веракса Николай Евгеньвич, доктор психологических наук, профессор, декан факультета психологии образования, Рос�сийский государственный гуманитарный университет (РГГУ), Москва, Россия. E�mail: [email protected]

ПРОБЛЕМА РАЗВИТИЯTHE PROBLEM OF DEVELOPMENT

В статье обсуждается вопрос о видах репрезентации объективных ситуаций, т. е. ситуаций, которыезадаются независимо от субъекта внешними чувственно данными обстоятельствами и социальнымиожиданиями или правилами. Автор выделяет три вида объективных ситуаций, в которых действуют де�ти: нормативные, развивающиеся и неопределенные. Для каждого вида ситуаций существуют свои оп�тимальные формы репрезентаций: знаковая, диалектическая и символическая. Каждая форма репрезен�тации является продуктом познавательной деятельности субъекта, механизмом которой выступают по�знавательные способности, представляющие собой систему культурно обусловленных средств и спосо�бов оперирования этими средствами. Выделяются нормативно�стабилизирующие способности, способ�ности к преобразованию и способности к символическому опосредствованию. Они позволяют категори�зировать различные объекты и свойства, обеспечивают трансформацию ситуаций и создают возможно�сти для ориентировки в ситуациях неопределенности.

Ключевые слова: объективная ситуация, репрезентация, ребенок, культура, норма.

Page 111: International Scientific Journal · В проекте учтены также зарубежные достижения в подготовке учителей [11]. В русле

факторов, являющихся “причиной” акта. Удобнымобозначением этой последней группы можно считатьтермин “ситуация” или “стимул”... Таким образом,психология сталкивается непосредственно с двумяпроблемами: 1) определить вероятные причинные си�туации, или стимулы, давшие начало реакции, и 2) поданной ситуации предсказывать вероятную реакцию»[23, с. 263]. Таким образом, Д.Б. Уотсон высказалидею, трансформируя которую применительно к на�шей теме, можно интерпретировать как зависимостьрепрезентации от ситуации.

В гештальтпсихологии использовалось понятиепр